Пещеры Маратика и ретрит долгой жизни

Томек Ленерт

В 2015 году Лама Оле Нидал, его жена Александра и Томек Ленерт по приглашению Шераба Гьялцена Ринпоче совершили паломничество в одно из самых священных для буддистов мест на планете – пещеры Маратика в Гималаях, где в свое время медитировал Гуру Ринпоче.

Здесь, в одной из этих пещер, Гуру Ринпоче и его супруга Мандарава в результате практики на Будду Безграничной Жизни смогли достичь бессмертия. О поездке с Ламой Оле Томек Ленерт рассказал в Москве в январе 2016 года.

Я путешествую с Ламой Оле Нидалом уже около тридцати лет. Множество поездок, вдохновляющих событий – словом, невероятный опыт. Но были за это время два путешествия, которые запомнились больше всего. Первое – это посещение вместе с Ламой Оле и его женой Ханной резиденции Кармапы в Румтеке в январе 1985 года.

Помню, что, хотя к тому времени прошло уже более трех лет после смерти Шестнадцатого Кармапы, его силовое поле явно присутствовало там.

Вторая поездка, о которой я и хочу вам рассказать, состоялась в декабре 2015 года. В Непале, а особенно в Катманду, много святых мест, связанных с историей Алмазного пути, и в особенности с великим махасиддхом Гуру Ринпоче, который принес буддизм в Гималаи. Одно из таких мест – пещерный комплекс Маратика, где Гуру Ринпоче и его партнерша Мандарава медитировали на Будду Безграничной Жизни (Амитаюса). Согласно легенде, спустя месяц Будда Амитаюс явился им, дал передачу на практику и благословил вазой с нектаром долголетия. Окаменевшую вазу и сейчас можно увидеть в пещере.

Говорят, что паломничество в пещеры Маратика продлевает жизнь. Там бывали король Бутана и Его Святейшество Шестнадцатый Кармапа Рангджунг Ригпе Дордже. Незадолго до нашей поездки пещеры Маратика посещал Семнадцатый Кармапа. Во время инаугурации монастыря в Нале Шераб Гьялцен Ринпоче пригласил Ламу Оле и его учеников посетить пещеры.

Мы прибыли в монастырь после целой череды переездов и перелетов, очень уставшие. Нас встречали дети-монахи, которые выстроились на ступенях, ведущих к монастырю, по росту: от самого маленького к самому большому. Пока мы поднимались по ступеням, каждый говорил: «Таши делек, Лама Оле». Мы осмотрели монастырь. Три недели назад мы присутствовали на его инаугурации, но меня вновь поразила его красота. Детальные росписи на его стенах изображают всю линию преемственности Карма Кагью, в том числе Ламу Жанга.

Остаток дня и весь следующий мы наслаждались пребыванием в монастыре. Обычно монастырь просыпается в пять часов утра, но ради нас расписание изменили. Мы выспались и пришли на утреннюю пуджу. Какие это невероятные звуки, будто из других галактик! Вечером мы ужинали с Шерабом Гьялценом Ринпоче и передали ему просьбы и пожелания от учеников Ламы Оле. Раньше в пещеры Маратика можно было попасть только пешком или на вертолете. Пеший путь занимал более семи дней. Но теперь в горах проложили дорогу, и путешествие длится около десяти часов.

Мы выехали ранним утром на двух джипах: Лама Оле и Александра – в одном, я с монахами и Ринпоче – в другом. Всю дорогу – десять часов вверх и вниз по горному серпантину – монахи читали мантры, и, хотя тогда мне хотелось слушать музыку, много позже я понял, что этот ретрит с Ринпоче и его учениками был для меня драгоценным подарком.

На следующий день в семь часов утра мы отправились в пещеры Маратика. Они являются священным местом не только для буддистов, но и для индуистов, с ними связана одна из легенд про Шиву. Мы спустились по ступеням и оказались внутри первой пещеры, той самой, где Гуру Ринпоче и Мандарава делали практику на Будду Безграничной Жизни.

Высокие своды напоминали собор. Лама Оле предположил, что пещера имеет вулканическое происхождение, поскольку для них характерен большой размер.

В одном месте ее пол был красного цвета. По легенде, именно здесь сидели Гуру Ринпоче и Мандарава, когда над ними проявился Будда Безграничной Жизни. Мы все расположились там, и Шераб Гьялцен Ринпоче дал посвящение во все главные формы Будд, которые мы используем в наших медитациях. Потом мы медитировали. Лама Оле сидел рядом в Шерабом Гьялценом Ринпоче и был необычайно тронут всем происходящим.

Надо сказать, что медитировать в пещере совсем не то же самое, что сидеть на диване в вестибюле отеля «Шератон». Холодно, над головой летают голуби и летучие мыши, стоит вонь. Но во время медитации мы все об этом забыли. Время остановилось. Невероятно сильное переживание. А глядя на нашего Ламу, можно было ощутить мощь его медитации.

В тот день мы побывали еще в двух пещерах. Вход одной из них закрывал валун. Говорят, что в нем замурован демон, который прежде охранял вход в пещеру. Гуру Ринпоче усмирил его и заключил в камень. На мой взгляд, в этой легенде содержится глубокий символический смысл.

Вторая пещера была такой же огромной, как и первая, но с отверстием сверху. На одной из ее стен написана мантра Калачакры, а по всему своду можно увидеть следы Гуру Ринпоче: отчетливые отпечатки размером с полметра, напоминающие формой человеческие стопы. Это выглядело так, будто Гуру Ринпоче разбежался по стене и выпрыгнул в отверстие в потолке. Лама Оле был счастлив, разглядывая стены.

В конце дня мы посетили еще одну маленькую пещеру на вершине горы, где, по легенде, проявился Будда Манджушри.

На следующий день Шераб Гьялцен Ринпоче провел огненную пуджу в пещере со следами. Подготовка и сама пуджа были великолепны. Пламя достигало двух метров. Во время церемонии каждый из нас должен был сделать семь подношений огню. Мы бросали в огонь еду, лечебные травы, драгоценные субстанции. Я уверен, что Лама Оле, делая подношения, думал обо всех своих учениках. В заключение мы поднесли пещере хадаки.

Нужно было привязать к хадаку камень и забросить его как можно выше – так, чтобы он попал в одно из отверстий в скале и остался там. Нам объяснили, что это необходимо, поскольку иначе их забирают местные жители, чтобы снова продать у входа.

Третий день был самым важным. Должно было произойти событие, ради которого мы приехали. Прослышав о нем, с гор спустились монахи и монахини такого древнего вида, будто провели вечность, медитируя в пещерах. Приехали паломники из Катманду, в том числе родственники Ринпоче. Они проделали десятичасовой путь по горной дороге только ради того, чтобы присутствовать на этом уникальном мероприятии.

Шераб Гьялцен Ринпоче и его помощники трудились всю ночь: делали тормы, готовили подношения и ритуальные предметы. И вот наконец Шераб Гьялцен Ринпоче провел то самое посвящение, которое Будда Амитаюс дал Гуру Ринпоче и его подруге Мандараве. Этот день был днем Гуру Ринпоче, а значит, результаты всех наших действий многократно усиливались.

Посвящение проходило в той самой пещере, где медитировали в союзе Гуру Ринпоче и Мандарава. Нам раздали текст, который мы повторяли несколько часов. Было темно, и приходилось пользоваться фонариками. Время тянулось очень медленно, казалось, прошла целая жизнь. Потом вдруг, наоборот, все стало происходить быстро. Шераб Ринпоче попросил Ламу Оле сесть напротив, и с помощью атрибутов дал ему посвящение Будды Амитаюса. На лице Ламы Оле можно было заметить предельную сосредоточенность.

Потом то же самое Ринпоче сделал для каждого, кто присутствовал на посвящении, а это около двадцати человек. Когда посвящение закончилось, Ринпоче сказал нам, что оно продлит нашу жизнь и жизнь нашего Ламы и что устранены все препятствия, которые могли бы преждевременно ее оборвать. Позже Лама Оле рассказал мне, что во время посвящения вся жизнь прошла перед его взором, очень подробно и ярко, а потом появилось сильное чувство благодарности. Я испытывал то же самое, что и он, – сильную благодарность по отношению к Ринпоче.

На следующий день на рассвете мы вместе с Шерабом Гьялценом Ринпоче и монахами сделали кору вокруг горы, заглянули напоследок в пещеру Долгой жизни и сделали подношения. После этого мы отправились в обратный путь в Налу, в монастырь Ринпоче. Снова десять часов по горной дороге, с этими удивительными горными пейзажами за окном.

На следующий день мы должны были уезжать. Шераб Гьялцен Ринпоче приготовил для нас сюрприз: он подарил каждому таблетку долгой жизни с посвящения в пещере. Монахи снова выстроились по росту, а Лама Оле взял пачку мелких купюр и дал каждому ребенку по 50 рупий. Они опять говорили: «Таши делек, Лама Оле, Таши делек!» Он им очень понравился.

Перед отъездом нас ждал еще один сюрприз. Ринпоче рассказал нам, что спустя год после покупки участка под монастырь там был обнаружен древний буддийский храм со статуей Любящих Глаз на алтаре. Это оказалась одна из пяти очень почитаемых статуй Ченрезига, сделанных из ствола сандалового дерева. Их называют «Пять братьев». Три из них находятся в Катманду: один – как раз в Нале, один – в Лхасе и один – в Дхарамсале.

Статуя эта очень священна. Не удивительно, что ее обнаружил именно Шераб Гьялцен Ринпоче, ведь у него особенная связь с Будда-аспектом Любящие Глаза. Ринпоче повторил мантру ОМ МАНИ ПЕМЕ ХУНГ миллиарды раз.

В обычное время храм стоит закрытым, но в тот день его открыли специально для нас. Статуя, сделанная из белого дерева, была прекрасна! Мы обошли ее кругом, поворачивая молитвенные барабаны и делая хорошие пожелания. И отправились в аэропорт.

Так закончился наш визит в монастырь Шераба Гьялцена Ринпоче и в пещеры Маратика. Я думаю, что Лама Оле не случайно получил передачу на практику долгой жизни именно в День Гуру Ринпоче. И от этой мысли моя благодарность к Ринпоче увеличивается еще больше.

Когда мы вернулись из поездки, наши внутренние часы совсем перестали работать. Мы не спали ночами и засыпали днем, все было вверх тормашками. Врачи сказали, что Ламе Оле нужен отдых. Лама Оле сразу с этим согласился. А еще через некоторое время Шераб Гьялцен Ринпоче попросил Ламу Оле пройти закрытый ретрит, практикуя на Гуру Ринпоче. Я думаю, вы понимаете, что это очень важно для нашей линии и что мы все должны продолжать работу Ламы, даже когда его нет рядом.

Те из вас, кто бывал в Зимнем туре, помнят, как это бывает, когда мы едем по России вместе с Ламой, когда на улице минус сорок, в поезде плюс сорок, туалеты заперты, и, казалось бы, нет причин для счастья, но мы все равно очень счастливы. Лама поднимает нас на свой уровень. Потом мы возвращаемся домой. В первый день мы еще как будто с Ламой, приходим в буддийский центр, рассказываем о поездке и остаемся в потоке. Во второй день это ощущение становится слабее. В третий оно проявляется лишь иногда. А на четвертый мы возвращаемся к своим привычкам. И именно с этого момента можем действительно чему-то научиться. Быть с Ламой, когда Ламы нет рядом.

Лама Оле много раз говорил, что хочет на своем надгробии надпись: «Он делал людей независимыми». В этом вся соль. Поэтому лучшее, что мы можем сделать для Ламы Оле, – это быть с ним, когда его нет рядом с нами. Это именно то, что вы делаете сейчас: встречаетесь друг с другом в поездках, медитируете вместе, вместе концентрируетесь на нашем Учителе и все больше замечаете, что даже если его нет рядом, возникает ощущение, что он здесь. Сангха становится Ламой.


Лама Оле Нидал – первый западный лама, датчанин по происхождению. Вместе с женой Ханной (1946–2007) Оле Нидал учился у Гьялвы Кармапы XVI и других высоких тибетских лам. С 1972 года он вместе с Ханной и друзьями основал более 700 центров медитации в 64 странах по всему миру.

Шераб Гьялцен Ринпоче – высокий лама тибетской традиции Кагью, ученик Шестнадцатого Гьялвы Кармапы. В 1979 и 1994 годах он посещал Российскую Федерацию, давая поучения и посвящения. В Красноярске Ринпоче освятил серто – традиционное золотое навершие, установленное над буддийским центром Карма Кагью.

Гуру Ринпоче (тиб., санскр. Падмасамбхава) – буддийский мастер VIII века. Родом из Уддияны (ныне долина Сват в Пакистане), он прославился в Индии как учитель Тантры и был приглашен в Тибет. Считается основателем буддизма в Тибете и Бутане, создателем традиции Ньингма.

Монастырь Шераба Гьялцена Ринпоче в Нале, недалеко от Бхактапура, древнего пригорода Катманду, был построен в 2014 году и уже перенес землетрясение. Уникальные цветные росписи превращают этот обширный монастырский комплекс в подлинное произведение искусства. Незадолго до нашей поездки пещеры Маратика посещал Семнадцатый Кармапа

Будда Безграничной Жизни (санскр. Амитаюс, тиб. Цепаме) – эманация Будды Амитабхи, красного Будды семейства Лотоса. С ним связана Чистая страна блаженства (санскр. Сукхавати, тиб. Девачен) – состояние ума, свободное от страданий и иллюзии эго. В Махаяне и Ваджраяне используются медитации на Амитаюса, продлевающие жизнь на благо всех существ.

Демонами в буддизме называют внутренние помехи – невротические состояния ума. Однако говорят и о внешних демонах – существах, которые из-за прошлых негативных действий страдают и ведут себя разрушительно. Тантрические мастера, свободные от внутренних демонов, способны усмирять и внешних.

Манджушри (санскр., тиб. Джампел Янг) – Бодхисаттва, олицетворяющий просветленную мудрость.

Материал подготовила Мария Косовская

Этот текст был опубликован в 30 номере журнала «Буддизм.ru»