Женщины в буддизме

Редакция журнала Buddhismus Heute

В 1993 году Ханна и Оле Нидал посетили Тибетский дом в Мехико, и Ханна прочитала там лекцию о женщинах в буддизме. Здесь мы приводим отредактированный конспект этой лекции вместе с вопросами. Ханна говорит, что женщины редко становятся ламами. Так было на Востоке. Но сегодня в Алмазном пути все больше женщин проявляют себя как талантливые и мудрые учителя. В этом огромная заслуга самой Ханны, Ламы Оле и многих тибетских мастеров традиции Кагью.

Главное поучение буддизма состоит в том, что каждое существо обладает природой Будды, то есть потенциалом Просветления. Сущность нашего ума одинакова – будь мы мужчиной, женщиной, животным или богом. Поэтому я даже не знаю, что значит «буддизм с точки зрения женщины».

Большинство буддийских учителей, которых вы встречали, – мужчины. В Тибете бывали ламы обоих полов, но те, что приезжают сегодня в Мексику и другие страны, почти все мужчины. И часто мы слышим вопрос: «Почему среди буддийских наставников нет женщин?»

В буддизме на этот счет нет никаких правил. В отличие от некоторых других религий, здесь не говорят, что женщина не может иметь духовный сан. Буддизм состоит из методов постижения природы ума, и развитие на этом пути происходит полностью индивидуально. Результатов достигнет каждый, кто применяет эти методы, хотя сами они весьма разнообразны. Отличия между ними обусловлены тем, что у разных людей разные характеры. Каждый человек должен найти такие поучения, которые ему подходят. Тех, кто практикуют тибетский буддизм, можно назвать очень удачливыми людьми, поскольку в нем сосредоточены почти все методы, данные Буддой.

Полагаю, что почти все присутствующие – буддисты. Это верно? Вы принимали Прибежище? Наверное, кто-то из вас принял его давно, а кто-то – только сегодня. Если вы принимали Прибежище, значит, вы хотите использовать буддийские практики. Это важно.

В буддизме необходимо интегрировать методы и поучения в повседневную жизнь, он не стоит от нее обособленно. И нужно принять очень ясное решение, что отныне мы хотим использовать свою жизнь осмысленно. Мы видим, что ситуация в мире полна сложностей, и понимаем, что все свои проблемы мы создали сами. Мы также знаем, что схожие трудности создают и переживают все существа в этом мире, и потому решаем больше учиться для того, чтобы им помогать.

Чаще всего ламы рекомендуют ученикам создать себе определенную рамку для ежедневной практики. Утро мы всегда начинаем с того, что выражаем по-настоящему сильные пожелания, чтобы все наши проявления приносили другим благо. Затем во всем, что делаем, мы стараемся все больше и больше осознавать свой ум – не просто метаться между эмоциональными подъемами и спадами, реагируя на внешние обстоятельства, но проявлять максимальную осознанность. Если есть возможность, мы также подключаем регулярную формальную практику: садимся и выполняем определенную медитацию. Важным здесь является то, чтобы практика была с нами все время.

В последние дни во время курса вы услышали подробные поучения о природе ума. Если есть вопросы, которые вы хотели бы задать мне именно потому, что я женщина, и если вы думаете, что я могу сказать что-то такое, о чем вы обычно не слышите, пожалуйста, спрашивайте.

Buddhismus Heute: В чем заключается твоя роль как буддийского учителя?

Ханна Нидал: После нашей свадьбы мы с Оле поехали в Непал. Там у нас состоялся первый контакт с буддизмом. Мы встретились с Его Святейшеством Шестнадцатым Кармапой, и его пример был настолько убедителен, что мы решили остаться. Потом мы вместе с Оле проходили тренировку. Мы провели в Гималаях несколько лет, получили множество поучений и выполнили все основные практики.

Однажды мы приехали в Румтек увидеться с Кармапой (мы старались делать это как можно чаще), и он неожиданно попросил нас вернуться в Европу. Это было большим сюрпризом: мы совсем не думали о такой возможности. По всей вероятности, в это время многие люди созрели для того, чтобы установить связь с буддизмом.

Действительно, как только мы приехали в Европу, началось большое развитие. Поначалу мы всё делали вместе. Оле был главным учителем, конечно, но мы учили вдвоем. Однако Его Святейшество Кармапа подготовил для нас разные роли. В ту пору буддизм был для европейцев в новинку, и наш Учитель отправил нас домой для того, чтобы мы подготовили людей и дали им связь с Дхармой. Позднее он прислал нескольких лам – своих учеников, и я должна была стать их переводчиком.

Так что образование и подготовка у нас с Оле одинаковые, но по мере развития мы выполняли разные функции. Получилось нечто завершенное, полноценное и очень позитивное: ведь нам нужны корни, нужна прямая передача от тибетской линии преемственности – в то же время, невозможно было бы получить ее без такого человека, как Оле, который способен построить первый мост.

Таким образом, Оле стал ламой, который учит, а я – переводчиком. Люди часто спрашивают, почему женщин-учителей так мало, и я всегда объясняю, что немногие из нас хотят этим заниматься.

BH: Какую форму буддийской практики ты порекомендовала бы женщинам, погруженным в заботу о семье?

Ханна Нидал: Это связано с предыдущим вопросом. Я сказала, что буддизм – это то, чем нужно жить. Он должен быть полностью интегрирован в нашу жизнь. Поэтому быть женщиной, которая все свое время отдает семье, – это не ущербность. В такой ситуации можно очень хорошо практиковать буддизм. Вы стараетесь создать привычку к определенному расписанию своего дня, сознательно начинаете утро с сильных пожеланий. Нам они иногда кажутся чем-то второстепенным, но в действительности пожелания очень важны, поскольку дают нам силу что-то сделать.

Если вы превращаете их в нечто естественное, стараетесь в общем смысле желать всем существам Просветления как наивысшего счастья, это придает вашей жизни глубину и направленность. Это влияет на все, что вы делаете: ваши искренние пожелания обязательно проявятся в действии как нечто положительное, где бы вы ни были, с мужем, с детьми или с друзьями. Если вы окажетесь на грани какого-либо конфликта, пожелания помогут вам не участвовать в нем. Вы уже не будете воспринимать вещи личностно. Вы сможете больше посвящать себя другим людям, и это окажет на них влияние.

Согласно одному из классических буддийских примеров развития сочувствия, практикующий представляет свою мать как человека, которому он больше всего благодарен, и учится любить всех существ так же, как мать любит своего единственного ребенка. Этот метод используется потому, что в нем есть большой положительный потенциал, который можно развить в себе. И если мы не можем найти несколько часов в день для медитации, то пять или десять минут мы найдем наверняка.

Постарайтесь выбрать очень простую практику, как, например, медитация на Шестнадцатого Кармапу или, если вам это подходит больше, то на Любящие Глаза. Это должно быть что-то, что вам нравится. Старайтесь делать ее каждый день, пусть даже очень коротко. Вы увидите, что такая привычка даст вам внутреннюю силу, поможет сохранять внимательность и осознанность, как я упоминала выше.

Для тренировки внимательности полезно выполнять медитацию сидя, поскольку наш ум постоянно чем-то занят. Это очень глубокая привычка. Чтобы ее изменить, нужна сила, которую и дают все эти ежедневные короткие периоды, когда мы сидим и медитируем. Возможно, иногда у вас будет больше свободного времени, и вы сможете медитировать дольше. Кроме того, очень полезно произносить мантры. Это можно делать в любой ситуации: когда вы готовите еду, работаете, гуляете и даже разговариваете. Используйте мантры КАРМАПА ЧЕННО, ОМ МАНИ ПЕМЕ ХУНГ или любую другую, которая вам нравится.

BH: Могла бы ты рассказать о воспитании детей в связи с буддийской практикой?

Ханна Нидал: Я сказала бы так: иметь ребенка – значит давать другому существу ценную возможность. В лучшем случае, это возможность развиваться и двигаться к Просветлению. Конечно, никто не способен заставить другое существо выполнять какую-либо задачу, но можно создать условия для того, чтобы человек развивался определенным образом. В буддизме говорят, что ваш ребенок вам не принадлежит. Это совершенно независимое существо, обладающее собственной кармой. Причина, по которой он родился именно у вас, – это ваша взаимная связь, но она может быть и позитивной, и негативной, и смешанной.

Хорошо осознавать это, потому что, даже если вы делаете для ребенка все, что можете, результаты не предскажешь. Внезапно его развитие может пойти совсем не таким путем, какого вы ожидали, – и тогда это понимание поможет вам избежать острых конфликтов.

Умственная сила, которую вы обретаете благодаря практике и добрым пожеланиям, а также благодаря тренировке ума, укрепит вас и поможет в любой ситуации. Вы не будете чувствовать недостаток энергии.

Удивительно, что некоторые думают, будто дети – это помеха. У меня нет детей – может быть, поэтому мне так легко об этом говорить. Причина в том, что нам с Оле пришлось в свое время сделать выбор. Когда у нас появились те две функции, которые я описала, мы должны были решить, чего мы хотим: иметь собственных детей или учеников, ведь и то и другое подразумевает большую ответственность. Поэтому я думаю, что нужно иметь столько детей, скольким мы, как нам кажется, сможем помочь. Когда они появляются, наша задача – им помогать, поэтому воспитание детей – не помеха, а практика Дхармы. Если вы считаете это помехой, то вы отходите от Дхармы.

BH: В чем разница между мужчиной и женщиной, а также между их кармами?

Ханна Нидал: Карма мужчины и женщины явно разная, но, как только вы решили практиковать, она больше не имеет значения. Методы, которые мы используем, позволяют избавиться от негативной кармы. Такие вещи теряют свою важность, поскольку корень наших проблем – это неведение и все мешающие эмоции, которые из него возникают. Именно с этим мы и работаем, именно это очищаем и трансформируем в своей практике. И это одинаково для мужчин и женщин.

BH: Каковы мужские и женские Будда-аспекты?

Ханна Нидал: Это непростая тема, поскольку в ней есть абсолютный и относительный уровни. Да, существуют женские и мужские Будда-аспекты. Они символизируют различные качества ума, присущие обоим полам. Неверно думать, что мужские аспекты предназначены для мужчин, а женские – для женщин. Просто Будды-женщины символизируют пустотность ума и мудрость, а мужские – активность, методы и радость. Сущность ума, свойственная каждому, обладает и теми, и другими качествами, они неразделимы.

Медитация на различные просветленные формы – очень эффективный метод раскрыть качества, уже содержащиеся в уме. Это одни из самых действенных средств, данных Буддой. Все, что мы видим на Будда-аспектах – украшения, жесты рук, позы – выражает неотъемлемые качества нашего собственного ума. Когда мы отождествляемся с этими формами, их атрибуты помогают соответствующим качествам пробудиться в нас. Кроме того, мужские формы пробуждают радость, а женские – мудрость. Как только мы сумеем отождествиться с какой-нибудь формой полностью – неважно, с мужской или женской – мы постигнем сразу все.

BH: Как практикующие женщины должны выбирать медитационную практику – ориентируясь на определенные атрибуты или на женский облик?

Ханна Нидал: Это очень индивидуально. Конечно, кто-то думает, что женщине будет легче и естественнее отождествляться с Тарой, поскольку Освободительница – это женское выражение сочувствия и защиты, но это не всегда так. У женщины может быть и другой Йидам. Здесь нет никаких твердых правил. Если у вас есть учитель, то можно посмотреть, найдется ли среди данных им Йидамов такой, который вам естественным образом нравится и ощущается как очень знакомый. Такая близость может быть показателем того, что медитация на этот Будда-аспект для вас хороша. Если вы не чувствуете особого родства ни с каким Будда-аспектом, то можно подождать и, пока есть время, выполнять общие практики. Некоторые выбирают медитацию на Любящие Глаза – это помогает развивать сочувствие.

Если позднее вы захотите выполнять более сконцентрированную практику, то можно спросить Учителя, есть ли особый Будда-аспект, полезный лично вам. Скорее всего, это будет та форма, которая кажется вам самой близкой. Также следует понимать, что все они по сути едины. Это ключи к вашему уму. Чем лучше вы сможете отождествляться, тем скорее обретете опыт ума. И здесь важно упомянуть еще об одном: помните о значимости Ламы. Даже если вы медитируете, например, на Любящие Глаза или Освободительницу, каждый из них – это одна из форм Ламы. Никакие Йидамы не отделимы от него. Не следует думать, что они различны. Просветленная форма – лишь еще один путь к узнаванию вашего ума.

BH: Что можно сделать, если супруг не буддист и отговаривает нас от практики, а то и вовсе запрещает?

Ханна Нидал: Это бывает повсюду, не только в Мексике. Думаю, что самое лучшее решение – это быть хорошим примером. Конечно, когда оба партнера одинаково интересуются буддизмом, это идеальная ситуация. Если у вас дела обстоят по-другому, один из партнеров не буддист, неважно, мужчина или женщина, то вам следует просто стараться быть хорошим буддистом. Не стоит пытаться переубедить другого человека, чтобы он тоже встал на этот путь. Нужно старательно учиться и практиковать, и, если супруг постепенно начинает задавать вопросы или хочет узнать больше, можно что-то ему объяснить. Конечно, если муж запрещает тебе медитировать, это нелегко. Придется тренировать терпение. Старайтесь избегать споров. Это не то, о чем стоит спорить.

BH: А что, если практиковать тайно, если партнер или семья не одобряют буддизм?

Ханна Нидал: Можно быть буддистом так, чтобы никто об этом не догадался, взглянув на вас. В этом случае неодобрение со стороны других не сможет остановить вашу практику. Конечно, приятно, когда у партнеров есть общие взгляды. Замечательно, если буддизм не является тем, за что приходится бороться. Но для вашего собственного развития более полезной может оказаться и противоположная ситуация. Помните, что важно уважать другого человека и его взгляды, даже если они отличаются от ваших.

BH: Как выбрать в жизни духовный путь? Будет ли хорошей идеей выбрать духовный путь в трудный момент или в период жизненного кризиса?

Ханна Нидал: Первый вопрос о том, как найти такой путь, очень индивидуален. У некоторых людей уже есть связь с определенным учением, и как только они его встречают, у них не остается сомнений в том, что это их путь. Обычно это значит, что они практиковали его в прошлом. Если такое переживание не возникает, нужно оглянуться вокруг и поискать то, с чем вы почувствуете связь. Необходимо самому для себя прояснить, чего именно вы хотите – развития только для себя или также для блага других.

Разные духовные пути и религии говорят о разном, предлагают некие ценности. Если вы уже искали и пока не нашли особой личной связи ни с одним из них, особенно если наиболее интенсивный поиск происходил в трудные периоды жизни – это довольно нормально. Постарайтесь чаще замечать и думать о том, что вы не единственный в мире человек, у которого бывают проблемы: они есть у каждого. Поворачивайте мышление в эту сторону, чтобы оно стало более широким, обзорным. Потом поищите что-то, что поможет не только вам, но и всем.

BH: Как ты выбрала для себя буддизм?

Ханна Нидал: В моем случае наверняка была связь из прошлого. Я с самого детства задавала много вопросов. Я родом из Дании, и это не очень религиозная страна. Она христианская, но датское протестантство не слишком убедительно. Я спрашивала о многих вещах, о мире и о том, что мы все в нем делаем, и никогда не находила ясных ответов. А те, которые находила, меня не удовлетворяли. Должна признаться, что никогда не верила в бога. Я не могла этого понять. Первый буддийский текст, который я прочитала – сочинение учителя по имени Гампопа – объяснял все с самого начала, в нем были и относительные, повседневные поучения, и абсолютные, уровня Алмазного пути. Тогда мне показалось, что нашлись сразу все ответы, и это был самый счастливый момент в моей жизни.

BH: Как ты думаешь, кто тебя создал?

Ханна Нидал: Кто меня создал? Я сама. Все, что ты делаешь, говоришь или думаешь, оставляет впечатления в твоем уме. Я верю в то, что мы живем множество раз, и что все эти впечатления когда-нибудь принимают форму. Это и есть я, вы, все остальные люди – созданные впечатлениями, накопленными в их умах.

BH: Как начинается и заканчивается ум?

Ханна Нидал: Ум, абсолютный ум, истинный ум, чистый ум не имеет ни начала, ни конца. Согласно буддизму, когда ты постигаешь этот чистый ум, ты становишься Буддой. Пока ум не познан, ты обычный человек. Это единственная разница между обычными людьми и Буддами. Так что весь буддийский путь заключается в том, чтобы использовать методы, которые помогают нам устранить все, что не позволяет видеть природу ума.

BH: Я работаю в больнице с трудными пациентами юного возраста. Поэтому мне трудно представлять себе Дакинь и Бодхисаттв молодыми. Что мне делать?

Ханна Нидал: Это зависит от силы умственных привычек. Твои привычки сильны, и тебе трудно их преобразовать, но это несущественно. Важно то, что во время практики мы как можно лучше и точнее следуем всем наставлениям, которые к ней относятся. Мы понимаем, что это метод, и стараемся не думать о том, каким он должен или не должен быть. Когда это легко получается, мы счастливы. Когда не получается – у людей есть склонность думать, что они что-то делают неправильно. Мы учимся тренировать свой ум, чтобы он был естественным и не привязывался ко всему, что в нем происходит. Поэтому, когда тебе трудно так практиковать, не говори себе: «Вот, я не могу это сделать, и это нехорошо». Оставайся нейтральным и повторяй упражнение снова и снова.

BH: Как мне приучить сына развивать концентрацию и осознанность?

Ханна Нидал: Важнее всего наш пример. Если ты способна сама демонстрировать эти позитивные качества, то твой ребенок естественным образом захочет их копировать. Он будет сам прислушиваться к твоим словам. Если же ты говоришь одно, а делаешь другое, результат будет нехорошим. В то же время не ожидай, что этот метод всегда будет работать. У ребенка может оказаться совсем иная карма. Могут проявиться совсем не легкие тенденции. Постарайся проявлять к нему достаточно доверия, чтобы позднее, если у него возникнут проблемы, он пришел к тебе за помощью.

BH: Какие медитационные практики ты порекомендуешь детям?

Ханна Нидал: Мантры, если им это нравится. Многие друзья в Дхарме, у которых есть дети, рассказывают, что малыши любят сами приходить и присоединяться к медитации, просто сидя рядом. Их никто не учит медитировать, им это просто нравится. Здесь немногое можно сделать. Стоит просто проявлять доброту, стараться вести их по жизни и надеяться, что они найдут свой путь. Научите их основным качествам, которые представляют ценность во многих религиях; сочувствие, терпение, щедрость позитивны всегда, стоит поощрять и развивать их.

BH: Какова роль практикующих женщин в европейских странах?

Ханна Нидал: В разных странах по-разному, но в целом таких женщин сейчас много. Например, в Европе многими буддийскими центрами руководят женщины. Но есть и такие места, где много мужчин. Норвегия в этом плане довольно интересна: там почти одни мужчины. А в России всех поровну. Думаю, что это имеет отношение к культуре и воспитанию.

BH: Может ли быть так, что практика отождествления с Будда-аспектом приводит к развитию гордости и усилению эго – ведь мы отождествляемся с мощным буддийским «божеством»?

Ханна Нидал: У Будда-аспекта нет эго. И отождествление с ним – искусный способ избавиться от собственного эго. Это очень важно понимать. В этом все дело. Чем больше мы отождествляемся с этой совершенной формой, которая является нашей истинной природой, тем меньше у нас эго. Будда не бывает гневным, ревнивым или гордым. Поэтому, чем больше медитируешь на просветленные формы, тем меньше возникает мешающих эмоций. Иногда мы произносим слово «гордость», но это не обычная гордость. Она ближе к отождествлению. Форма, вначале внешняя, становится неотделимой от нас. И так мы обретаем постижение своей чистой формы, свободной от мешающих чувств. Тогда нет никакого эго.

Лама Оле: Я хотел бы добавить, что есть два вида гордости – исключающая и включающая. Первая думает: «Я лучше тебя». Конечно, она приносит только негативные последствия. Включающая гордость говорит: «Разве не чудесны мы все?» Это дает много энергии для работы. Все находятся в мандале, все одновременно являются Буддами. Это просто поднимает ваш уровень опыта на такую высоту, где все негативное не имеет значения.

BH: Действуют ли практики также на новичков, которые только что вступили на путь и все еще переживают гордость и зависят от эго?

Ханна Нидал: Конечно. Методы созданы для того, чтобы обеспечить прогресс. Каждая из наших практик – нечто полноценное, завершенное. Мы начинаем с принятия Прибежища и затем развиваем бодхичитту – то есть не просто желаем самим себе приятных состояний, но думаем: «Я хочу практиковать для того, чтобы помогать всем, кто страдает». В конце медитации мы посвящаем все накопленные позитивные впечатления всем существам. Это значит, что если во время самой медитации что-то было не в порядке, то это не важно. Мы находимся в безопасности благодаря тому, как оформлена медитация. Ошибки совершают все люди. В медитации просто нужно все время стараться как можно лучше, и можно быть уверенным, что если мы используем методы, то они принесут результаты. Эго уменьшится, и мы станем более сочувственными к другим, сможем больше для них сделать.

BH: Можешь ли ты сказать что-нибудь о браке в буддизме?

Ханна Нидал: Брак – вещь индивидуальная и определяется прежде всего культурой, в которой вы живете. Буддийский взгляд заключается в том, чтобы никому не причинять вреда. Так что все зависит от того, какие у вас отношения. Собственно, отношения мужчины и женщины – это та область, в которой переживается и самое большое счастье, и самое сильное страдание на мирском уровне. Это очень уязвимая сфера. Счастье зависит от того, как вы относитесь друг к другу, причиняете друг другу боль или нет. Таков буддийский взгляд.

BH: Что такое практика 21 Тары?

Ханна Нидал: Я думаю, это все Учение само по себе. Эта практика имеет много особенностей, поскольку Тара – женский аспект сочувствия, представляющий быструю активность; она защищает существ от всех видов страха и опасности. У нее 21 эманация, и все они отвечают за различные виды страха: перед стихиями, войной, грабежом, болезнью и прочими явлениями. У каждой есть своя мантра. Зеленая Освободительница посередине объединяет их всех, и ее коренная мантра может использоваться вместо всех остальных.

BH: Что ты думаешь об аборте в таких крайних случаях, когда женщину изнасиловали или когда она совсем не способна заботиться о ребенке?

Ханна Нидал: Буддизм объясняет то, каким все является. Он показывает связь причины и следствия. И каждый может из этого сделать свои выводы. Касательно абортов, мы считаем, что в эмбрионе есть жизнь, и поэтому аборт – это убийство живого существа. Трудно сказать что-то большее. Например, бывают также случаи, когда человек находится на пороге смерти и хочет умереть. Стоит помочь ему умереть раньше или нет? Это похожий вопрос. Но, как бы жестко это ни звучало, человеку нельзя помочь, убив его. Даже если он страдает, невозможно прекратить страдание путем убийства, ведь причина страдания останется. Оно вернется в какой-то другой форме, потому что относительное существование продолжается. Помочь можно, лишь уменьшая боль человека.

В случае, если девушку изнасиловали, можно помочь ей отдать ребенка на усыновление – например, в семью, у которой не может быть детей.

Есть много способов помочь, не прибегая к убийству. Путем убийства невозможно устранить причину, которая привела человека в его тяжелое состояние. Она просто перейдет в следующее рождение.

BH: Имели ли тибетские женщины равный статус с мужчинами?

Ханна Нидал: В Азии такого равенства обычно не было. И по сравнению с другими странами положение женщины в Тибете было уникальным. У женщины, если она этого хотела и обладала соответствующими качествами, всегда была возможность выйти из социальной системы. В Тибете было много великих йогинь, и они пользовались большим уважением. Если женщины оставались в семье, они несли ответственность за детей.

На многие ваши вопросы нет однозначного ответа. Буддизм – это не культура. Это практика, которую можно выполнять во многих культурах. В Тибете был довольно широко распространен такой обычай, когда сорокалетние родители взрослых детей уходили в отшельничество. Часто они делали это по очереди. Мать уходила медитировать, и отец присматривал за хозяйством, а затем они менялись. Оставаясь в миру, они в зрелом возрасте обычно практиковали больше. Тогда дети брали на себя поддержку родителей.


Ханна Нидал (1946–2007) и ее муж Лама Оле – первые западные ученики Его Святейшества Шестнадцатого Гьялвы Кармапы с 1969 года. На протяжении 30 с лишним лет Ханна была переводчиком высоких лам традиции Карма Кагью, включая Кармапу, Лопёна Цечу Ринпоче, Калу Ринпоче и других. Она переводила классические тибетские тексты по философии и практике Учения, а также преподавала в Институте Кармапы в Нью-Дели (Индия).

По материалам журнала Buddhismus Heute №37

Перевод с английского Елены Леонтьевой

Этот текст был опубликован в 30 номере журнала «Буддизм.ru»