Венесуэла. Рай для изучения ума

Дилия Наварро

В начале 2000-х годов Лама Оле Нидал сказал, что страну ждет упадок, но буддийские центры будут преуспевать. Именно так все и происходит.

Лама Оле и Ханна Нидал впервые приехали в Венесуэлу в 1989 году по приглашению группы учеников Ламы Кхенпо Картхара Ринпоче. Общественная и политическая жизнь Венесуэлы уже тогда была сложной, однако ничто не говорило о том, что эти сложности будут нарастать. В конце 1980-х Венесуэла казалась страной больших возможностей.

Во время первого визита Лама Оле выступил с лекциями и провел курс пховы. Начиная с 1989 года, Лама Оле и Ханна Нидал приезжали в Венесуэлу ежегодно, каждый раз во время их приездов лекции чередовались с курсами пховы. Нам очень повезло, что переводчиком Ламы во время его визитов в Венесуэлу был Томек Ленерт.

Лама Оле привез в страну тексты медитаций и книги. Венесуэльские буддисты обратили внимание на то, что методы, которые передает Лама Оле Нидал, отличаются от методов, полученных от Ламы Кхенпо Картхара Ринпоче. Три года последователи двух учителей работали вместе, затем их пути начали расходиться.

Венесуэла получила мощное благословение Ламы Оле. В 1992 году, благодаря энтузиазму учеников Ламы, был создан буддийский центр в Каракасе В то время Лама Оле давал центрам имена, наш получил название Камцанг Чёлинг, что означает Центр изучения и медитации традиции Кармап. Что касается Ламы Кхенпо Картхара Ринпоче, то он больше никогда не возвращался в Венесуэлу. Впоследствии он не поддержал Семнадцатого Кармапу, признанного нашей школой.

Ученики Ламы Оле приняли решение отделить методы, передаваемые Ламой Оле Нидалом, от методов Кхенпо Картхара Ринпоче, однако это решение несколько лет оставалось декларацией о намерениях. В реальности мы не разделяли поучения двух учителей, потому что полагали: чем больше мы знаем о буддизме, тем лучше.

Каждый раз, когда Лама Оле Нидал читал лекцию в Венесуэле, он советовал не смешивать разные методы и подчеркивал важность отношений ученика и учителя. Постепенно мы начали осознавать, что попытка одновременно следовать разным поучениям — проявление запутанности сознания. В 1997 году мы решили полностью сосредоточиться на методах Ламы Оле. С этого момента Оле Нидал стал коренным учителем центра Карма Кагью в Каракасе.

Нам не хватало знаний, как использовать полученные методы. Поэтому в 1997 и в 1999 годах Каракас по приглашению Ламы Оле и Ханны Нидал посетили два буддийских учителя, — кхенпо, которые давали поучения участникам венесуэльской Сангхи. Также нам очень помогли два путешествующих учителя — Михаэла Фритцгес и Манфред Майер, которые регулярно приезжали в Венесуэлу. После 1998 года в других городах Венесуэлы тоже начали появляться медитационные группы. Буддисты, которые сегодня практикуют в наших центрах и группах, пришли в Сангху в основном после 2000 года.

В 2000 году в стране прошел первый курс Махамудры с Ламой Оле Нидалом. После 2000 года Венесуэла медленно входила в новое политическое состояние — социализм XXI века. Несмотря на звучное название, ситуация ухудшалась: росли преступность и коррупция, уровень образования падал, экономика теряла производительность, все стороны жизни начало контролировать государство.

В это время многие буддисты спрашивали Ламу Оле, имеет ли смысл оставаться в Венесуэле, или наступило время уехать за границу. Я задала Ламе вопрос о том, каким он видит будущее Венесуэлы. Лама ответил, что страну ждет упадок, но буддийские центры будут преуспевать. Все происходит именно так, как сказал Лама. Ситуация в стране ухудшается с каждым годом, но наши центры растут.

Главным событием 2000 года стало создание в Каракасе центра, где поселились резиденты. До этого времени мы арендовали комнаты или дома, иногда медитировали в парках, но никогда не жили под одной крышей. Настал момент для того, чтобы приобрести этот опыт. Принять такое решение было нелегко: оно противоречило традициям нашей культуры — в Латинской Америке человек растет, доверяя только семье. То, что несколько человек, не связанных родственными узами, могут жить в одном доме, казалось странным не только владельцам дома и соседям, но и самим резидентам. Однако этот шаг полностью изменил жизнь Сангхи, причем не только в столице, но и во всей стране.

Раньше мы могли встречаться только три раза в неделю, теперь у нас появился дом, и наша активность стала непрерывной. Развитие буддизма в Венесуэле ускорилось: в течение четырех лет в городах страны возникло семь буддийских центров и групп медитации. По мере ухудшения экономической ситуации цены на недвижимость снижались. В 2004 году мы задумались о том, чтобы купить за приемлемую цену дом в Каракасе. Это был проект национального масштаба — в течение нескольких лет мы проводили акции для сбора денег и накопили 100 тысяч евро. Идею поддержал Лама Оле.

Для того, чтобы защититься от непредсказуемых действий властей, мы хотели приобрести дом от имени международного буддийского фонда, однако для этого предстояло создать в Венесуэле отделение фонда. Выполнить задуманное в католической стране с расшатанной административной системой оказалось непросто — на это у нас ушло два года.

В 2006 году организаторы летнего курса в Касселе пригласили нас и коллег из других стран Латинской Америки представить свои центры и рассказать о дхармической активности на континенте. Во время этого курса нам удалось встретиться с Ханной. Она дала нам очень ценные советы о том, как переводить книги и тексты медитаций, на что нужно обращать внимание при подготовке публикаций и создании веб-сайтов. Ханна подчеркивала, что самое главное в издательской деятельности — быть как можно ближе к первоисточникам и представлять учение наилучшим образом, придерживаясь самых высоких критериев качества.

В том же году Ханна приехала в Венесуэлу последний раз. Вскоре после этого мы потеряли Ханну, но она осталась для нас замечательным примером, которому мы следуем и поныне. Ханна уделяла большое внимание развитию учения в Латинской Америке, после ее ухода нам пришлось самостоятельно планировать программу Ламы Оле и лекции путешествующих учителей. Мы стараемся выполнять эту работу так, как ее выполняла бы Ханна: мы хотим, чтобы присутствие любимого учителя сохранялось и дальше.

Лопён Цечу Ринпоче был единственным высоким ламой нашей школы, который посетил Венесуэлу: в 1993 году Ринпоче остановился в стране в ходе поездки по континенту, а в 1995 году была специальная программа в Венесуэле — Лопён Цечу Ринпоче дал поучения и посвящения. Хотя он был в стране всего два раза, мы чувствуем, что он по-прежнему с нами.

В 2012 году условия созрели, и нам удалось купить дом — это было невероятно радостное событие для венесуэльских буддистов. Мы подписали документы за неделю до приезда Ламы Оле, и благодаря этому, смогли праздновать приобретение вместе с ним.

В Венесуэле девять буддийских центров и медитационных групп, они постоянно привлекают новых друзей. Причина в том, что нам удалось сформулировать четкое предложение: новички сразу чувствуют, чем центры Ламы Оле отличаются от других. Лама Оле сказал когда-то, что трудная внешняя ситуация дает венесуэльцам возможность развивать настоящие человеческие качества. По-видимому, именно это осознают люди, которые приходят к нам сегодня: они замечают, что мы счастливы, что в центрах царит атмосфера взаимного доверия — а в Венесуэле такие отношения редко встретишь в обществе.

После 2012 года в Венесуэле стали происходить другие захватывающие вещи. Один из друзей подарил буддистам землю, благодаря этому в стране появится собственный ретритный центр. А в городе Маракае медитационная группа получила в подарок от владельцев торгового центра помещение, которое буддисты арендовали для медитаций. Вскоре международный фонд примет на себя права на владение этим помещением.

Венесуэла — не самое простое место для жизни. Многие буддисты по вполне понятным причинам уезжают за границу. Однако для тех, кто решил посвятить жизнь работе с умом, страна предоставляет самые лучшие условия. Я бы сказала, что Венесуэла — это рай для изучения ума. Нет и речи о том, чтобы кто-то сомневался в методах — мы ощущаем силу учителя каждый день.

Когда ситуация в стране была слишком опасна, и появлялись слухи о том, что Лама Оле не приедет в Венесуэлу, мы звонили Ламе и слышали его ответ: «Чем сложнее будет ситуация, тем более вы можете быть уверены в том, что я приеду». И это было именно так! Надеюсь, что моя вольно рассказанная история позволит вам ощутить атмосферу нашей страны и представить захватывающий процесс распространения буддизма Алмазного пути в этой чудесной части мира.


Дилия Наварро — специалист в области электроники. Дилия повстречалась с буддизмом в 1993 году и приняла Прибежище во время приезда в Венесуэлу Ламы Оле и Ханны Нидал в 1994 году. В 1997 году Дилия и ее брат взяли на себя хлопоты по созданию и поддержке буддийского центра в Каракасе. В 2003 году Лама Оле поручил ей путешествовать с лекциями о буддизме. Дилия Наварро выступала в Северной и Южной Америке. В настоящее время живет в Германии.

По материалам журнала Diamentowa Droga №59

Перевод с польского Сергея Мартынова

Этот текст был опубликован в 32 номере журнала «Буддизм.ru»