Интервью с Джигме Ринпоче

Редакция журнала Buddhism Today

Джигме Ринпоче дал эти драгоценные поучения на новогоднем курсе 2012 года в Мюнхене. Текст был опубликован в журнале Buddhism Today.

Buddhism Today: Вы были ключевой фигурой, заложившей основы развития активности Кармапы и его поучений в Европе, главным образом во Франции. Пожалуйста, расскажите о том, как Шестнадцатый Кармапа попросил вас приехать в Европу.

Джигме Ринпоче: Сначала в 1974 году по просьбе Трунгпы Ринпоче и Калу Ринпоче Шестнадцатый Кармапа прие­хал в США. Он посетил также Европу – по при­глашению Аконга Ринпоче из Самье Линга, Оле и Ханны Нидал, и Калу Ринпоче. В конце тура по США, будучи недалеко от Ниагарского водо­пада, Его Святейшество попросил своего китай­ского спонсора мистера Шена помочь заложить основы Дхармы в Америке. Мистер Шен, как при­верженец традиции Махаяны ответил, что, хотя и не практикует Ваджраяну, но с радостью пред­ложит нам место недалеко от Вудстока.

В день, когда Кармапа приехал в Дом Бодхи, расположенный на Лонг-Айленде, мистер Шен обнаружил в библиотеке семь отпечатков ног. Он сказал: «Сегодня мне приснилось большое сияю­щее солнце, а сейчас я вижу семь следов – должно быть, в мой дом вошел сам Будда». У него воз­никла глубокая преданность к Кармапе, и когда Его Святейшество прибыл, мистер Шен ощутил непоколебимую уверенность.

Затем в Париже один англичанин, который оказался последователем школы Ньингма, пере­дал Кармапе в дар землю в Дордони. На встрече с Кармапой он рассказал, как приобрел эту землю, и сообщил, что часть ее отдаст Его Святейшеству, если это принесет пользу Дхарме. На что Кармапа ответил: «Сначала я посмотрю это место, а потом приму решение». Перед поездкой в Женеву мы отправились в Лион, откуда Кармапа на частном самолете вылетел в Дордонь. Он отбыл туда утром, а уже днем вер­нулся и сказал: «Действительно, это очень хоро­шее место, я должен принять предложение».

Кармапа попросил меня остаться там, но не обозначил, что мне предстоит делать. Только в 1977 году он сказал: «Каждому я дам чет­кие указания, и вы будете им следовать. Лама Гендюн будет передавать все поучения Ваджраяны: руководить ретритами и учить йогам. Кхьенпо Цултрим – заниматься переда­чей всех философских учений, а Оле и Ханна – основывать центры». Шестнадцатый Кармапа тогда сказал, что мы должны быть вместе.

В то время Калу Ринпоче приступил к прове­дению трехлетних ретритов. Оле и Ханна спросили Кармапу, могут ли они уйти в один из ретритов в Дордони. Он ответил: «В этом нет необходимости, вы должны заниматься своим делом».

BT: Лама Оле и Ханна советовались, надо ли им уйти в трехлетний ретрит?

Джигме Ринпоче: Я помню, как они спросили об этом, и Шестнадцатый Кармапа ответил: «Вам не нужно уходить в ретрит. Вы должны начать основывать центры».

В 1983 году Гендюн Ринпоче начал распростра­нять все поучения Ваджраяны. Оказалось, это очень сложная задача – есть множество поучений, кото­рые люди не в состоянии понять. Прохождение трехлетнего ретрита не гарантирует результатов. Некоторым людям следует сильнее углубляться в суть. Думаю, тогда мы сделали первые шаги, но в дальнейшем должны стремиться к большему. Переводы более или менее в порядке, в них просле­живается некоторая система, но это не цель. В любом случае семена уже посажены, и это очень хорошо.

Кхьенпо Цултрим не последовал совету Шестнадцатого Кармапы; на протяжении года он давал поучения в Дордони, а потом осно­вал свой собственный центр. В 1994 году место Кхьенпо занял Топга Ринпоче, а после его кон­чины пришли Кхьенпо Чёдраг и другие. Сегодня центр продолжает функционировать, поскольку Шестнадцатый Кармапа составил четкий пере­чень поучений, которые должен давать Кхьенпо, и мы неизменно следуем ему.

Вначале Лама Оле и Ханна Нидал сконцентри­ровали свою активность в Европе; постепенно их начали приглашать всюду, и сейчас у них есть связи во всем мире.

BT: Пожалуйста расскажите, как вы впервые познакомились с Ламой Оле и Ханной Нидал. Какие у вас были отношения?

Джигме Ринпоче: Когда они впервые встретили Шестнадцатого Кармапу в Катманду, я был в Румтеке. Кажется, нас познакомил Лопён Цечу Ринпоче. Позднее они приехали в Румтек; конечно, иностран­цев там было не так много. Кармапа их принял очень тепло и дал поучения. Их связывали очень близкие отношения, поэтому мы были рады при­сутствию Оле и Ханны. Они все глубже во все вникали и приезжали каждый год, и мы все больше симпатизировали друг другу. Их связь с Шестнадцатым Кармапой тоже крепла. Когда мы отправились в путешествие по Европе, Лама Оле и Ханна повсюду нас сопровождали, связь стано­вилась еще сильнее. Мы начали наш совместный путь в Лондоне и продолжили его вместе по всей Европе и Америке.

BT: Какое у Вас было первое впечатление, когда Вы встретили Оле и Ханну?

Джигме Ринпоче: Оле мне казался очень молодым, сильным и, конечно, приятным человеком, всегда улыбаю­щимся и очень радостным. Ханна была милой, очень мягкой и излучала дружелюбие. Все их любили.

BT: Сейчас вы занимаете должность генерального секретаря Семнадцатого Кармапы. Сравните сегодняшнее развитие Дхармы в Европе с тем временем, когда Вы начинали свою деятельность.

Джигме Ринпоче: В настоящее время люди неплохо усвоили основы Дхармы. Мне кажется, что в целом она приносит пользу многим – и это хороший резуль­тат. Но есть вещи, которые надо развивать, чтобы Дхарма укоренилась в Европе. Чтобы Учение Будды не исчезло, прежде всего мы не должны забывать о глубоких поучениях Ваджраяны и важных философских учениях. Связь с поуче­ниями и методами, которые все могут исполь­зовать; пояснения к некоторым наставлениям; простые, но глубокие упражнения – все они прочно укоренились. Каждый может применять их в своей практике.

Дхармой все больше интересуются в обществе – думаю, это неплохо. Как показывает опыт, это очень важный этап. Например, в Индии Дхарма быстро исчезла, потому что большая часть поуче­ний и практик не распространялась за пределы монастырей и мест отшельничества. Миряне не знали Дхарму. Когда одну религию быстро уничтожили, люди начали искать другую. Вот почему Индия потеряла буддизм. Ислам прони­кает в жизнь каждой семьи – в этом сила мусульман. Каждый из мусульман отчасти практикующий. В прошлом в Азии основное население практи­ковало буддизм, но большинство людей не обла­дали глубокими знаниями Дхармы. Отчасти так же происходит и у живущих здесь католиков. Поэтому проникновение Дхармы в общество – это хороший знак.

BT: Ваша активность во Франции, когда вы впервые принесли Дхарму на запад, – ваш первый опыт – он был другим?

Джигме Ринпоче: Вначале мы об этом не думали. Практиковали только несколько человек, и все напоминало ста­рую ситуацию Индии или Тибета: одни говорят, что делать, другие следуют за толпой. Сейчас все изменилось. Многие знают, как практико­вать, и это хорошо. Люди понимают значение Дхармы, которая проникает в жизнь каждой семьи. Это создает прочный фундамент. Уже с этой ступени те, кто захочет сконцентрироваться на чем-то конкретном, могут развиваться самостоятельно. Поэтому риск, что Дхарма исчезнет, небольшой.

BT: То есть можно сказать, что это исторический успех…

Джигме Ринпоче: Да.

BT: Часто говорят, что вы с Ламой Оле достигали таких хороших результатов, потому что следовали пожеланиям Шестнадцатого Кармапы. Что это были за пожелания?

Джигме Ринпоче: Я думаю, главным пожеланием Кармапы всегда была помощь людям – в этом направлении Дхарма лучше всего помогала разбираться с жиз­ненными проблемами. Мы стараемся помочь людям там, где это нужно, поэтому возникает много связей. Многие не чувствуют необходи­мости подниматься на более высокие уровни Дхармы, они просто хотят решить свои проблемы. И когда они применяют методы, это всегда при­носит результат.

BT: Пожалуйста, расскажите о том, как важно развивать доверие в линии преемственности Кагью.

Джигме Ринпоче: Благодаря преданности и связи с ламой в тра­диции Кагью ваши знания возрастают. Передача пришла от Марпы, а до этого в Индии она раз­вивалась за счет преданности Наропы его Гуру Тилопе, и так далее. Питая доверие к ламе, вы подсознательно принимаете его благословение. Не так важно, что вам об этом известно, поскольку смысл живет внутри вас. Поэтому в линии Кагью могут встретиться важные ламы, которым не обя­зательно быть учеными. По сути, любой человек может обладать мудростью, развивая преданность.

Чтобы усилить преданность и приобрести твердую уверенность в учителе, с которым мы создаем сильную связь, существуют практики Гуру-йога и нёндро. Такая комбинация при­водит к возникновению глубокого сопережи­вания. Мы можем быть свободными от влия­ния негативных кармических условий, когда у нас есть преданность, – мы можем пережи­вать очищения или что-то подобное, но при этом быстрее развиваться.

Глубокая связь c ламой создает возможность углубить знания и мудрость более легким спо­собом, просто через практику. Если присмо­треться, глубокие поучения линии Кагью очень просты. Вот почему так много людей их не пони­мают: им нужны более интеллектуальные поуче­ния. Если вам все понятно, не надо будет учиться и много заниматься индивидуально. Мы вынуж­дены учиться, чтобы избавиться от сомнений, но глубокая преданность благословению раство­ряет сомнения естественным образом. Это такой искусный прием; характерная для линии Кагью передача.

BT: Как бы вы объяснили, что означает «преданность», тому, кто встретился с буддизмом впервые?

Джигме Ринпоче: Людям всегда нужен кто-то, на кого можно поло­житься, поэтому в какой-то степени предан­ность – это способность доверять. Когда они встречают высокого ламу, они испытывают дове­рие. Получая методы и начиная применять их, люди чувствуют происходящие с ними измене­ния, и все больше убеждаются в действенности средств, которые используют. Таким же спосо­бом можно развить преданность. Есть и дру­гой путь – интеллектуальный: вы много знаете и с этого уровня воспринимаете вещи не так, как обычный человек; этим путем вы также можете развить преданность.

BT: Вы говорите, что Гуру-йога важна. Почему?

Джигме Ринпоче: Гуру-йога очень проста – это связь с ламой, и вам ничего больше не надо делать. Особенно важно, что при определенных хороших кармиче­ских накоплениях это означает личную связь. Тогда вы чувствуете, что вещи меняются, не зная об этом. Вы ста­новитесь более открытым, более восприимчивым и не таким бес­покойным. Если вас что-то раз­дражает, то это уже не оказы­вает такого сильного влияния, понимание приходит быстрее. Такая небольшая разница вос­приятия отличает вас от обыч­ного человека, потому что прак­тика приводит к развитию. И если вы продолжаете, то концепции разруша­ются быстрее и все становится более ясным.

BT: У меня сложилось впечатление, что, если следовать поучениям Гуру-йоги, которые вы дали, развитие происходит весьма спонтанно. Не могли бы вы рассказать об этом больше?

Джигме Ринпоче: Сначала вы получаете поучения; затем нахо­дите убедительных лам или учителей; потом вы практикуете – а это дело привычки, – и раз­вивается спонтанность. Возьмем пример: наша главная проблема – привязанность к обуслов­ленному существованию. Однако невозможно изолироваться от мира. Даже если вы захотите сделать это, вам не удастся, потому что у вас существуют слишком глубокие привязанности. Проблема привязанности заключается в том, что всплывают всевозможные переживания: вам что-то не нравится, что-то очень не нра­вится, вам плохо, вы боретесь с трудностями, испытываете много злости – это смесь разных страданий.

Когда вы практикуете, ситуация меняется. Вы не можете все бросить, но трудные ситуации и события становятся не так важны. Понимая, что они не играют большой роли, вы чувству­ете себя гораздо свободнее. Если происходит что-то хорошее, вам это нравится, если ничего не происходит, вы воспринимаете это легко. Можно сказать – это прогресс. То же происхо­дит со всеми эмоциями: форма меняется, и вы меняетесь в своем отношении к людям. С ними нелегко, но вы воспринимаете это с пониманием, трудности уже не кажутся такими сложными, и вы осознаете, почему люди не всегда милы и порой ведут себя неестественным образом. Ваш ум раскрепощается, и становится проще согла­шаться и устанавливать контакты с людьми. В этих действиях больше сочувствия и любви. Это очень естественно.

Благодаря практике Гуру-йоги воз­никает много открытости. Позже вы сможете понять, как оста­ваться неотделимым от сущ­ности Гуру. Благодаря этому ваши знания, понимание, взгляд и чувства совершен­ствуются. Искаженное вос­приятие ослабевает, развитие происходит без принуждения, из-за этого меняются тенден­ции. Старые привычки, вовле­кающие нас в сансару, слабеют. Мы пользуемся ими, когда возникает необходимость, но корни их уже не так глу­боки. Это означает освобождение от иллюзор­ных представлений. Поэтому, достигнув такого состояния, вы уже никогда не попадете в низ­шие миры, ведь условия не так важны и, по сути, сознание не цепляется за них. Повторения и практика придают уму позитивный настрой.

BT: Вопрос, касающийся Гуру-йоги: вы говорили, что когда медитируешь на особую форму Кармапы, то на самом деле медитируешь на ее сущность. Следовательно, когда делаешь медитацию на Шестнадцатого и Восьмого Кармапу, фактически выполняешь ту же медитацию?

Джигме Ринпоче: Отличается структура текста, но суть медитации та же.

BT: Мы будем скоро получать посвящения. Как получение посвящения благословения помогает нам в повседневной практике?

Джигме Ринпоче: Это похоже на то, как главная линия передачи и благословения появилась в Тибете благо­даря Марпе и Речунгпе. Принятие благослове­ния оставляет отпечаток в уме, что уменьшает количество препятствий в любой деятельности, и уже проще получать знания. Поэтому визуали­зация и мантра не только позволяют, но и облег­чают вам это сделать. Без благословения это все равно что бросить зерно на деревянное полено – у семени есть качества, но оно никогда не про­растет. Но если бросить семя в землю, оно даст ростки. Посвящение можно сравнить с таким процессом. Ваша природа сильно связана с сан­сарическими тенденциями.

BT: Посоветуйте, как сохранять чистое видение в нашей повседневной жизни?

Джигме Ринпоче: Если сансарические тенденции не так сильно цепляются за наш ум, то и с чистым видением не возникнет особых проблем. Чистому видению мешают наши гордость, зависть, гнев – пока есть эти мешающие эмоции, не будет чистого взгляда. Я не говорю о том, что у вас совсем не будет мешаю­щих эмоций, просто они примут форму временных концепций. Вы можете понаблюдать за собой: как я вел себя в прошлом и как непринужденно дей­ствую сейчас. Раньше я не мог делиться с другими, полностью их поддерживать и т. д. – у многих прак­тикующих были такие переживания. Сейчас я чув­ствую, что могу быть щедрым с окружающими, под­держивать их, и причиной всему то, что изменилось мое отношение к привязанности. То же произошло с гордостью и злостью, так что даже если это слож­ный человек, я могу ему помочь. Это настоящий путь к применению преданности и сострадания.

Вопросы подготовлены международной командой журнала Buddhism Today.

Перевод с английского: Яна Кузнецова

Этот текст был опубликован в 24 номере журнала «Буддизм.ru»