Шамар Ринпоче XIV. Выдающаяся жизнь

Манфред Зегерс

Ему было свойственно глубокое сочувствие ко всем без исключения живым существам

В этой статье рассматриваются жизнь Четырнадцатого Шамарпы Мипама Чёкьи Лодрё (1952–2014) и его обширная деятельность, связанная с Дхармой. Поскольку уже создано много обстоятельных биографий Шамарпы XIV, здесь кратко рассказывается о жизни этого Ламы и описывается его выдающаяся личность. Основное внимание уделено ключевым проектам Шамарпы и его деятельности в центрах Алмазного пути. Мы также подчеркиваем значение этого держателя линии преемственности и главы школы Карма Кагью в деле распространения тибетского буддизма по всему миру.

Четырнадцатый Шамарпа Мипам Чёкьи Лодрё родился 27 октября 1952 года в бывшем королевстве Дерге в Восточном Тибете. Его отцом был Делкар Чогтрул Ринпоче, мать Пхунцог Вангмо происходила из благородной семьи Тхрумо Цанг. Шамарпа в четырнадцатом и предыдущих воплощениях, как и Кармапа, принадлежал к глубокоуважаемой семье Атхуб. Он был племянником Шестнадцатого Кармапы Рангджунга Ригпе Дордже (1924–1981).

Его старший брат Джигме Ринпоче ныне является генеральным секретарем линии преемственности Карма Кагью, а младшие сестра и брат еще при жизни Шамарпы XIV держались в стороне от публичной жизни. Дом Шестнадцатого Кармапы, в котором сейчас располагается музей, в прежние времена был местом встречи всей семьи. Весной 1956 года мать Шамарпы выслала своего четырехлетнего сына вместе с его старшим братом Джигме Ринпоче в далекий Центральный Тибет в монастырь Цурпху близ Лхасы — резиденцию всех Кармап.

Спустя лишь несколько месяцев мальчик узнал некоторых монахов из принадлежавшего ему ранее монастыря Янгпачен, хотя в этой жизни он их не встречал. Видя эти признаки особых способностей, Кармапа попытался убедить Далай-ламу XIV отменить запрет на перерождение Шамарп. Однако этому воспрепятствовало длительное паломничество по Индии, Непалу и Сиккиму, которое молодой Шамарпа совершил в 1957 году вместе со своим дядей Кармапой. 

Они посетили празднование 2500-летия Будды. В следующем году во время визита Далай-ламы в монастырь Цурпху появилась возможность напрямую попросить его отменить запрет на перерождение. Так было получено неофициальное согласие. В 1958 году состоялась частная церемония возведения Шамарпы на трон. Из-за китайского вторжения Шестнадцатому Кармапе пришлось покинуть Тибет в 1959 году, а Шамарпа и его старший брат ушли в Бутан.

Вскоре они приехали к Кармапе в Румтек, что находится в Сиккиме, Индия. Там ламы получили большой земельный участок близ старого монастыря Девятого Кармапы, чтобы основать новую резиденцию в изгнании. Формальное образование Шамарпы началось в Румтеке. Кармапа в течение нескольких лет давал ему самые важные передачи линии преемственности Кагью.

Позднее он дополнил их особенными поучениями от других великих мастеров традиций Кагью и Ньингма. Согласие Далай-ламы признать Шамарпу больше не играло роли, потому что знаменитый тибетский лидер утратил былой политический вес. Несмотря на это, Кармапа из вежливости позволил ему провести церемонию срезания волос Шамарпы. В ходе нее правительство снова признало положение Шамарпы, и в 1964 году он был официально возведен на трон в Румтеке. Так право быть преемником Кармапы, принадлежавшее ему в течение многих веков, было восстановлено.

Завершив буддийское образование в 1979 году, в возрасте 27 лет, Шамарпа начал активно давать поучения. Тогда же Кармапа послал его в Непал в качестве своего представителя и поручил заботиться о храме Карма Раджа Махавихара возле Ступы Сваямбху. Шамарпа много сделал для его восстановления. После смерти Кармапы в 1981 году он возглавил линию преемственности Карма Кагью.

Идея генерального секретаря о необходимости четырех регентов оказалась не очень полезной, поскольку их монастырские организации начали борьбу за влияние в линии преемственности. Шамарпа был единственным регентом, у которого не было собственной организации. Поэтому остальные трое пытались лишить его влияния, устроив несколько судебных разбирательств. Он выиграл эти суды и позднее повернул ситуацию в свою пользу, отменив саму модель регентства четырех лам.

Будучи представителем Кармапы, Шамарпа был обязан принимать приглашения всех интересующихся буддизмом и делиться знаниями и опытом постижения природы ума. Продолжая работу Шестнадцатого Кармапы, он совершил несколько больших поездок, чтобы принести буддийское учение на разные континенты. Эта деятельность соответствует второй части его имени — Чёкьи Лодрё, — совпадающей с именем Марпы Чокьи Лодрё — переводчика, который принес главные поучения линии преемственности Кагью из Индии в Тибет. Шамарпа хотел хорошо подготовиться к выполнению своей задачи, поэтому в течение всего 1982 года он был студентом Калифорнийского университета в Беркли. Он изучал английский язык и западные науки и потом сохранял к ним интерес на протяжении всей своей жизни.

 

Шамарпа. Скандинавия, 1981 г.

Исполнение пожеланий Кармапы

В 1980-х годах Шамарпа направил все свои силы на исполнение пожеланий Кармапы. Шамарпа. В Румтеке он основал институт Наланда, чтобы тибетцы, оказавшиеся в изгнании, смогли получить более качественное образование. С этой целью он также основал институт Шри Дивакар, начальную школу в Калимпонге, а также ретритный центр в Парпинге, Непал. Благодаря Шамарпе были переизданы Тенгьюр, собрание комментариев тибетских мастеров к поучениям самого Будды (примерно 240 томов), и обширная тринадцатитомная подборка индийских и тибетских работ по Махамудре (тиб. Nges don phyag rgya chen po’i khrid mdzod).

Он руководил строительством Международного буддийского института Кармапы (KIBI) в Нью-Дели. В его основании лежит камень, заложенный Шестнадцатым Кармапой, который также дал материалы для заполнения центральной статуи Будды. Шамарпа открыл институт в 1990 году вместе с президентом Индии и в первые семестры лично наблюдал за процессом обучения.

Шамарпа также продолжил работу Кармапы на Западе. Он основал большой центр в Соединенных Штатах, в Вирджинии, а в Европе сосредоточил свои силы во Франции, где поддержал строительство Дагпо Кагью Линга и ретритного центра Ле Бост при нем. Позднее он открыл там библиотеку и институт. А тем временем основной задачей Шамарпы, как преемника главы традиции Кагью, было нахождение, установление подлинности и возведение на трон следующего перерождения Кармапы. Он лично искал всю информацию об этом. Например, узнав, что Семнадцатый Кармапа находился в Лхасе, он отправился в Тибет, но известность помешала ему встретиться с юным главой линии преемственности.

 

Шамар Ринпоче и Джигме Ринпоче, 1951 г.

В 1987 году Шамарпа послал в столицу Тибета Лопёна Цечу Ринпоче, и тот подтвердил личность Семнадцатого Кармапы Тхае Дордже. Шамарпа полностью уверился в этом после применения всех доступных ему средств: внешних фактов, медитации, интуиции, снов и предсказаний оракулов. Автору этой статьи выпала большая удача увидеть ясный знак во время появления нового перерождения Кармапы.

В 1983 году Калу Ринпоче передавал серию посвящений в своем монастыре в Сонаде близ Дарджилинга. В июне он неожиданно изменил ежедневную программу. По окончании дня все перестали пропевать пожелания скорейшего перерождения Кармапы. Вместо них Калу Ринпоче сочинил молитву долгой жизни. Это изменение в программе пробудило невероятную радость среди участников мероприятия. Кармапа действительно родился в мае 1983 года.

Одним из самых важных доказательств подлинности Кармапы служит его собственное заявление о том, что он Кармапа. А говорил он об этом уже в самом раннем возрасте. Будучи мастером, обретшим наивысшее постижение, Кармапа должен узнавать себя сам. Другие ламы, особенно Шамарпы, являющиеся регентами, могут лишь подтвердить это после тщательной проверки. Конечно, их доказательства крайне важны, ведь это предотвращает безосновательные посягательства на роль Кармапы.

Когда юный глава традиции Кагью прибыл в Индию в 1994 году, Шамарпа провел приветственную церемонию в KIBI, а в 1996 году в Бодхгайе официально возвел его на трон. «Мипам» означает «неуязвимый». И, оставаясь верным смыслу этой части имени, Шамарпа выполнил свою главную задачу вопреки огромным препятствиям. Например, когда Тай Ситу Ринпоче и его последователи силой захватили монастырь Румтек в 1993 году, Шамарпа отдал изгнанным монахам собственный дом в Румтеке. Там они смогли жить и выполнять свои обязанности.

Шамарпа также с уверенностью справился с ситуацией, когда в начале 1994 года на KIBI напали бандиты, переодетые в монахов. Несмотря на враждебность противоборствующей стороны, он делал все, чтобы в линии преемственности воцарилось согласие, справедливость и свобода от политических влияний. Шамарпа успешно определил подлинность Семнадцатого Кармапы Тринле Тхае Дордже, который проявил все качества, присущие Кармапам. Шамарпа взял на себя ответственность за его образование, наделение его всей передачей линии преемственности и, в конце концов, возвращение ему роли ее главы.

Проекты Шамарпы

Поскольку Кармапа снова возглавил линию преемственности Карма Кагью, Шамарпа смог посвятить себя делам, связанным с предыдущими рождениями. Его монастырь Янгпачен в Тибете почти двести лет был вынужден следовать традиции Гелуг, а во время китайской «культурной революции» и вовсе был разрушен. По просьбе монахов этого монастыря китайское правительство вернуло его школе Карма Кагью. Монахи попросили Шамарпу руководить восстановлением.

Согласившись, он построил ретритный центр, а рядом с монастырем — институт для своих тибетских учеников. Благодаря сильным связям из множества предыдущих рождений Шамарпа перенес большую часть своей работы в Непал. Там на основе своего масштабного видения будущего образования в линии преемственности Карма Кагью он построил ретритный центр и буддийский институт. Это было задумано как место усиленной практики медитации и обмена между Востоком и Западом.

В 2011 году в Катманду при участии 100 000 человек он провел публичную церемонию, нацеленную на поддержание мира. Кроме того, он продолжал заботиться о множестве своих учеников в Ладакхе. В 1996 году Шамарпа основал организацию «Путь Бодхи», предназначенную главным образом для его последователей на Западе. Специально для них он создал медитационную программу, основанную на «Тренировке ума» Атиши, а также дал им медитацию на Любящие Глаза и наставления по практике Махамудры.

В разных странах Шамарпа встречался с общественными лидерами и поддерживал общение с королями, президентами, титулованными особами, крупными менеджерами и учеными. Он писал книги, участвовал в больших конференциях и основал несколько благотворительных организаций. Одна из них — «Помощь Гималаям» (Himalaya Hilfe) — поддерживает детей, стариков и больных Гималайского региона.

«Путь Шанти» заботится о женщинах, вдовах и сиротах из неблагополучных слоев общества. Фонд «Безграничное сочувствие» главным образом стремится улучшить обращение с животными. Жестокость по отношению к ним — это общемировая проблема, но в Китае она стоит особенно остро. Махабодхисаттвы при любой возможности облегчают страдания всех живых существ, и Шамарпа полностью посвятил себя этому.

 

Его Святейшество Кармапа ХVI с Шамаром Ринпоче.

Работа Шамарпы в центрах Алмазного пути 

Начиная с 1979 года Шамарпа начал посещать центры Алмазного пути в Европе и других частях земного шара. В 1970 году он дал Ламе Оле и Ханне обет Бодхисаттвы. К тому же они вместе принимали участие в посвящениях и церемониях Черной короны, проведенных Шестнадцатым Кармапой.

На протяжении сорока лет до самой смерти Шамарпы одной из граней его разнообразной деятельности была всевозможная поддержка работы Ламы Оле и Ханны. Он знал и открыто заявлял о том, что Шестнадцатый Кармапа попросил их передавать поучения и открывать центры и что они хранят связь с Кармапой в чистоте и во всем следуют его пожеланиям. Ханна и Лама Оле в свою очередь поддерживали Шамарпу в его попытках защитить линию преемственности Карма Кагью от надвигающегося краха, связанного с конфликтом вокруг Кармапы.

Ханна Нидал регулярно помогала Шамарпе как переводчик. Она была его советником и в течение нескольких месяцев в году организовывала его международную деятельность в качестве преемника Кармапы. Официальным главным секретарем линии преемственности Карма Кагью был Топга Ринпоче, а Ханна выполняла такую же функцию неофициально. Вместе с Шамарпой они руководили процессом образования в традиции Кагью и более двадцати лет создавали различные программы обучения для Востока и Запада.

При этом Ханна поддерживала связь Шамарпы с центрами Алмазного пути и организовывала мероприятия с его участием. В большой степени в силу ее самоотверженной работы буддисты, практикующие Алмазный путь по всему миру, ныне видят, что все школы тибетского буддизма развиваются всесторонне и в согласии с духом современности. То есть содержание поучений надежно подкреплено традицией.

Лама Оле Нидал, как движущая сила этого впечатляющего развития, впервые встретился с тибетцами в конце 1960-х годов, когда еще принадлежал к движению хиппи. Однажды летним днем в начале 1980-х годов Шамарпа выставил за дверь нескольких фривольно одетых участников посвящения, наказав им вернуться в подобающей для такого события одежде.

Его мнение о Ламе Оле и его учениках постепенно менялось по мере того, как он пристально наблюдал за их развитием. Переворот во взгляде Шамарпы стал очевиден, когда во время спонтанного посещения «Пасхального курса» в Берлине в 2003 году он щедро похвалил зрелость буддистов Алмазного пути и созданную ими атмосферу дружелюбия.

Несмотря на это, когда в 2012 году появилась ложная информация о Ламе Оле и Алмазном пути (например, относительно поучения о тантрическом сексе), исходившая от некоторых его американских учеников, Шамарпа позволил ей просочиться на сайт организации «Путь Бодхи». За этим последовало опровержение от Ламы Оле и его учеников. Ринпоче понял безосновательность этих заявлений, официально извинился и удалил статью с сайта.

В конце 1980-х годов Шамарпа читал множество лекций о характеристиках, присущих ламе линии преемственности, и заявлял, что лама должен быть не только просветленным. Лама, будь он мужчиной или женщиной, должен получить особые передачи в какой-либо традиции, практиковать их надлежащим образом и быть способным передавать своим ученикам. Более того, титул ламы не говорит о постижении природы ума и способности наставлять в практике медитации.

В этой связи в 1991 году в Дагпо Кагью Линге, Франция, Шамарпа спросил автора этой статьи о курсах, которые Лама Оле проводил в то время. Услышав о передаче пховы — практики умирания в сознании, — Шамарпа объяснил: «Если это так, то он может носить титул ламы». Разные люди — и принадлежавшие, и не принадлежавшие традиции Кагью — подвергали это сомнению. Но в том же году Шамарпа вновь публично заявил об этом на летнем курсе в Касселе, Германия. Он очень ясно сказал, что с точки зрения главы линии преемственности Лама Оле совершенно обоснованно носит титул ламы и должен быть признан таковым.

Шамарпа постоянно путешествовал по миру, а с 1979 года стал ежегодно посещать центры Алмазного пути. Он читал лекции, в которых кратко охватывал все важные темы и показывал каждому слушателю следующий шаг на пути духовного развития. Передаваемые им посвящения в основном были краткими, но очень мощными. В целом в Германии он дал более тридцати посвящений: на Амитабху, Будду Медицины, Ваджрасаттву, Авалокитешвару, Марпу, Миларепу, различных Кармап и другие аспекты. Среди этих посвящений были и очень редкие, например, на Третьего Кармапу, которое он дал в Европа Центре в 2009 году — впервые в его четырнадцатом рождении.

Также было множество случаев, когда Шамарпа уделял время проведению долгих курсов, на которых он очень понятно и вдохновляюще давал наивысшие поучения традиции — поучения Махамудры. К Шамарпе часто приходили за советом и благословением по важным вопросам различных проектов Алмазного пути. В Гамбурге, например, еще в начале создания буддийского центра он поддержал идею придерживаться ясного, современного стиля архитектуры и вовсе уйти от пестроты, которую можно видеть в храмах.

Еще до переустройства бывшей судоремонтной мастерской он предложил сделать пространство нового комплекса залом для медитации. В то время никто не мог предположить, что так и произойдет. После смерти Лопёна Цечу Ринпоче в 2003 году Шамарпа вместо него провел инаугурацию Ступы в Бенальмадене близ Малаги на юге Испании. Последним большим проектом Алмазного пути, который он посетил и благословил в 2014 году, был институт «Бофой» — новый буддийский центр в Лондоне.

 

Шамар Ринпоче дает поучения.

Выдающаяся личность Шамарпы

Выдающаяся личность Шамарпы служила совершенным примером для его учеников. Ему было свойственно глубокое сочувствие ко всем без исключения живым существам, а все его действия были направлены только на благо других. Различающая мудрость Шамарпы разрушала жесткие идеи людей. Как-то раз представители одного буддийского центра встречали Шамарпу в аэропорту. Они ждали его у пассажирского выхода, а он появился позади них и спросил: «Вы меня ждете?» Конечно, с его дипломатическим паспортом он был более свободен в перемещении, чем другие пассажиры. Рядом с ним все время случалось что-нибудь удивительное, так что каждый мог ощущать непосредственность и свежесть мгновения.

Шамарпа был очень современным ламой. Он имел водительские права и любил садиться за руль, особенно в Индии, когда его путешествия не были официальными. Уже в 1981 году во время своего первого приезда в Гамбург он прекрасно освоился на Западе. Посреди лекции он вдруг сказал: «В Тибете ученики всегда сидели перед ламой на полу».

Все слушатели переместились со стульев первых рядов классной комнаты, в которой проходило мероприятие, на пол. Так они оказались прямо перед приподнятой сценой, где Шамарпа возвышался на троне. Только автор этой статьи, сидевший в конце первого ряда, остался на своем месте, поскольку эти слова показались ему вздором. Все вопросительно посмотрели на автора, как будто он не понял слов Шамарпы. А Лама продолжил: «Но мы с вами находимся на Западе». Услышав это, все вернулись на свои места.

Истинно свободный духом, Шамарпа часто менял планы, что создавало трудности организаторам его мероприятий. Людей, привыкших к жесткому мышлению, он называл «верующими» и противостоял им, когда они некомпетентно вмешивались во внутренние дела традиции Кагью. Однажды он сказал: «В буддизме нет слепой веры. В буддизме вера или доверие означают знание о том, каким все является». В его первом выступлении в KIBI в 1991 году прозвучала такая фраза: «Даже если вы начали изучать Будда-природу, не стоит придерживаться каких-либо жестких представлений о ней».

При этом Шамарпа был очень радостным человеком. Его улыбка могла сгладить остроту самой трудной ситуации. Его тибетский титул «кюнзиг» (тиб. kungzigs) означает «всевидящий» или «всезнающий». Он явно обладал способностями Будды, но никогда не выставлял их напоказ. Ему также не нравилось, когда его называли Его Святейшеством, хотя имел право на такие почести. Он часто помогал своим близким ученикам очень дальновидными советами. Во время обсуждений и лекций был по-настоящему творческим человеком: не только любил и коллекционировал буддийское искусство, но и сам прекрасно рисовал, а также великолепно играл на флейте.

 

Его Святейшество Кармапа ХVII и Шамар Ринпоче.

В конце жизни он намекал на события после его смерти, так же, как в свое время это делал Шестнадцатый Кармапа. Небольшая группа американских учеников Шамарпы обсуждала с ним их совместный план паломничества по Азии, о котором он заявил за несколько месяцев до этого. На их вопрос он ответил так: «Да, мы отправимся в путь вместе и посетим Нью-Дели, Калимпонг, Тхимпху и Катманду». Он умер несколько месяцев спустя, 11 июня 2014 года в Ренчен-Ульме, Германия. Его земные останки (тиб. sku gdung) были привезены в Нью-Дели, Калимпонг, Тхимпху и Катманду. Семнадцатый Гьялва Кармапа и некоторые его западные ученики сопровождали его в этом последнем путешествии.

Подобным же образом во время кремации Шамарпы в Катманду проявилось множество особых знаков, свидетельствовавших о глубине его постижения. Так он открыл Катманду и весь Непал для работы Кармапы, который впервые приехал в столицу этой страны и передал благословение пятнадцати с лишним тысячам человек, пришедших к нему в течение двух дней церемонии кремации. И хотя смерть Шамарпы глубоко потрясла всех, кто его знал, он сам уже был к ней готов.

В его последних лекциях прозвучали соответствующие поучения. Он практически завершил свои основные проекты. После скорейшего возвращения Шамарпы Семнадцатый Кармапа Тхае Дордже возведет его на трон и даст ему образование. Пусть мы всегда будем неразлучны с этим великим мастером — Буддой, обретшим полное постижение, — и скоро снова встретимся с ним!


Манфред Зегерс. Пройдя пятилетнее обучение, Манфред стал хорошо подготовленным буддийским учителем. Он получал образование и преподавал в KIBI, Нью-Дели, с 1990 по 2000 годы. Кентский университет в Англии присвоил ему степень магистра философии в области религиоведения. Написанные им книги «Основы буддийской терминологии» (Buddhistische Grundbegriffe) и «Знание о медитации» (Wissen uber Meditation) переведены на многие языки. Его последний труд называется «Аспекты вневременной мудрости» (Aspekte zeitloser Weisheit). Он читает лекции и проводит семинары в Германии и других странах.

По материалам журнала Buddhism Today №39

Фото: DWBA

Этот текст был опубликован в 32 номере журнала «Буддизм.ru»