Шестнадцатый Кармапа

Топга Ринпоче

История жизни Его Святейшества Шестнадцатого Кармапы Рангджунга Ригпе Дордже, рассказанная его учеником Тогпа Ринпоче.

Шестнадцатый Кармапа родился в 1924 году. История о том, как он был узнан, такова: Пятнадцатый Кармапа оставил сведения о своем следующем рождении в письме, которое после его смерти долго не могли разыскать.

Расспрашивали разных людей — письма ни у кого не было. Среди ближайших учеников Кармапы был лама — монах по имени Джампал Цультрим. Хороший писатель, он отвечал за составление различных текстов для Пятнадцатого Кармапы. Как выяснилось позднее, Кармапа тайно передал ему свое послание со словами: «Вскрой его не ранее определенного дня».

Все ученики Кармапы находились в замешательстве, потому что не могли отыскать документ. Тибетское правительство Далай-ламы оказывало давление на монахов Кармапы, непрестанно спрашивая: «Где письмо? Где новое перерождение?» Тем временем появились два или три «кандидата», которые происходили из важных тибетских семей, и люди начали строить предположения, может ли один из них быть Кармапой.

В конце концов Джампал Цультрим сказал: «Вот письмо. Наступило надлежащее время, указанное Кармапой, поэтому я отдаю его вам. Это очень ясное послание. Просто отправляйтесь в описанное место, и там найдете Кармапу». Содержание письма было изложено особым иносказательным языком, непонятным при первом прочтении. Беру Кхьенце Ринпоче, чье перерождение сейчас живет в Бодхгайе, был одним из учеников Пятнадцатого Кармапы. Он нашел способ толкования документа.

Так все прояснилось: место, гора за домом, имя семьи, год предполагаемого рождения ребенка, дата. Все стало ясно. Никто не мог с этим поспорить и устроить неприятности. Письмо было написано почерком Кармапы и изобиловало изящными выражениями. Я думаю, он мог передать множество предсказаний, но написал примерно так: «Сейчас неподходящее время, поэтому я не хочу рассказывать подробно, хотя в моем уме возникает многое». Тогда было не время для разговоров о видениях, которые появлялись в его уме. В своем письме он также сказал: «Я хотел бы, чтобы мне не нужно было снова перерождаться, это ужасно».

Тибетское правительство в Лхасе выслало Джампалу Цультриму очень строгую депешу. Этого ламу вызывали в Лхасу, и ситуация была серьезной. В ту же ночь он умер, медитируя. Рано утром его тело обнаружили сидящим в позе медитации. Так он избежал поездки в Лхасу (Ринпоче смеется). Иначе даже не знаю, что ему пришлось бы вынести в качестве наказания. В те времена, пока Далай-лама находился где-то далеко, подчиненные ему люди иногда могли вести себя очень плохо.

Письмо Пятнадцатого Кармапы помогло узнать его шестнадцатое воплощение. В то время предыдущий Ситупа был одной из главных фигур линии преемственности. Глубоко вовлеченный в процесс узнавания Кармапы, он привез мальчика и возвел на трон. Этому сопутствовало множество чудес, если вы в них верите… Не знаю, как объяснить это с точки зрения науки, но за день до предполагаемого рождения Кармапы его мать вдруг закричала: «Я потеряла ребенка, его больше нет, он пропал!» На следующий день он вернулся в ее утробу, после чего родился. Я не знаю, как истолковать нечто подобное, но это факт.

В возрасте восьми лет Кармапа был возведен на трон в Цурпху. Затем он начал обучение. Учителем Кармапы стал ученый Гонгкар Ринпоче. Деревня, откуда он был родом, считалась китайской, и ее жителей называли китайцами, но Гонгкар Ринпоче был одним из величайших ученых своего времени и одним из наставников Кармапы, которого обучал грамматике, а затем истории Тибета.

Один ваджрный мастер в Цурпху учил Кармапу совершать пуджи и ритуалы. Ситу Пема Вангчуг посвятил его в монахи, дал обет Бодхисаттвы и посвящения. Позднее также Второй Джамгён Конгтрул оказался в числе его главных гуру. В одной из своих песен Конгтрул описал постижение, которое обрел Шестнадцатый Кармапа. В этом прекрасном произведении говорилось, что Его Святейшество пребывал на очень высоком уровне, называемом «гом ме» (тиб. sgom med), или «немедитация»). На самом деле Кармапа тогда находился чуть ниже, но близко к этому уровню. Это было давно, и, возможно, потом ситуация изменилась.

Кармапа был все время занят. С утра до ночи к нему приходили люди. Он говорил нам, что это было очень утомительно, особенно во время учебы. Посетители спрашивали о будущем, прошлом и настоящем. Они, например, жаловались: «Мы женаты, но у нас нет детей. Пожалуйста, сделай что-нибудь». Кармапа давал им благословение на то, чтобы у них появились дети. Однажды после такого случая его даже обвинили в том, что он — отец ребенка (Ринпоче смеется). Однажды Кармапа оставил отпечаток своей ступни на воде. Это особенное и очень редкое явление.

Наверняка вы все знаете, что он был очень добрым человеком и всегда заботился о других больше, чем о себе. Поступая так в наше время, можно стать неудачником (Ринпоче смеется).

К большому сожалению, Кармапе пришлось покинуть Тибет в 1959 году. Он не хотел уходить и никому не мог заранее сообщить о своем намерении. Когда откладывать было уже невозможно, Кармапа созвал всех и произнес: «Я ухожу послезавтра». Все были взбудоражены и обсуждали, можно ли это организовать и что брать с собой. Путешествовать по Тибету было не так просто как на Запале, здесь вам нужно всего лишь взять чемодан и прибыть в аэропорт, а там необходимо ехать на лошади, вести с собой мулов, приготовить запасы еды в дорогу и многое другое. Но Кармапа заявил: «Нравится вам это или нет — я ухожу послезавтра!» Все сказали: «Да, хорошо». Вот так мы бежали из Тибета.

Мне не забыть тот день. Раннее утро, все всхлипывают, улицы переполнил плач. Ужасно, невозможно забыть. Это всегда будет звучать в моих ушах. Очень печально.

Нам понадобилось 20 дней, чтобы добраться до Бутана. Мы провели на пути на один или два дня больше, чего делать не стоило. Это было опасно, поскольку нас преследовали китайцы. Думаю, Его Святейшество Далай-лама покинул Тибет четыре или пять дней спустя. В конце концов мы дошли до Бутана, где уже не было непосредственной угрозы. Но Кармапа не остался в Бутане, потому что, по его мнению, это представляло некоторую опасность для страны.

Ходило много слухов, например, о том, что китайцы могли преследовать его даже в Бутане. Жители страны беспокоились, думая, что Кармапа в какой-то мере настроен против китайцев. Дело становилось серьезным, и у бутанского правительства появилась проблема — как сообщить обо всем Кармапе. Но он сказал сам: «Послушайте, я не хочу причинить Бутану вред. Ваши короли — доброжелательные, хорошие люди — всегда были моими учениками». После этого Кармапа покинул Бутан, и его путь лежал через Индию.

Король Сиккима Таши Намгьял послал своего дипломата пригласить Кармапу. Этот человек позднее был доверенным лицом Благотворительного фонда Кармапы; к сожалению, некоторое время назад он умер. Вот так Кармапа оказался в Сиккиме и поселился в Румтеке.

Румтек

Старый Румтек отличался от нынешнего. Там было очень жарко, здания разрушены. Сквозь пустые дверные и оконные проемы гулял ветер, но от этого нам было хорошо — после прихода из прохладного Тибета мы изнывали от зноя. Повсюду было много крыс… и много пиявок. Просто пройтись по траве оказывалось невозможно — тебя облепляли пиявки. Потом мы отправились в паломничество по Индии.

Кармапа очень сочувственно относился к монахам, покинувшим Тибет. У них не было еды и одежды, они жили практически на улице. В 1962 году он обратился к индийскому правительству, сказав следующее: «Послушайте! Эти монахи умирают. Пожалуйста, сделайте что-нибудь». Так беженцы получили хотя бы одежду и пропитание. Кармапа помогал не только последователям школы Кагью, но и представителям всех школ, всем монахам, монахиням и мирянам. Тем самым он спас этих людей. По крайней мере один или два года у них было достаточно еды.

Помощь оказали губернатор штата Западная Бенгалия и женщина по имени Падмани Меру — близкая подруга семьи Ганди. Ей очень нравился Его Святейшество, она даже приняла у него поучения, хотя была убежденной индуисткой. Падмани Меру сказала Кармапе, чтобы он не волновался о своих людях, и обещала помочь. Позднее это было объявлено политическим ходом. Кармапа просто хотел, чтобы у монахов была еда, но это преподносилось в неверном свете и его обвинили в занятии политикой.

Позднее Кармапа решил построить собственный монастырь в Сиккиме. Мы обратились к тамошнему правительству с просьбой выделить земельный участок. Вскоре был возведен Румтек.

Даже в те трудные времена Кармапа не забывал свою практику. Монахи все время совершали пуджи — так же, как если бы мы по-прежнему находились в Тибете. Кармапу никогда не волновало наличие или отсутствие пищи. Он просил: «Пожалуйста, выполняйте практику, просто практикуйте».

Кармапа советовал нам заботиться о сохранении поучений, книг, культуры, тибетской самобытности. Он никогда не говорил о независимости или свободе как таковой, но подчеркивал, что мы не должны утратить свою самобытность. Как? Сохраняя наши традиции, тибетское искусство, знания. Кармапа хотел, чтобы его последователи носили тибетские одежды, длинные волосы, хотя в Индии очень жарко. Он также усиленно занимался печатанием книг, делая это традиционным ксилографическим способом — это очень длительный и трудоемкий процесс, распространенный в эпоху, которая предшествовала появлению компьютеров. Некоторых молодых Ринпоче Кармапа воспитывал как своих собственных сыновей. Он так о них заботился! Это было невероятно. Учил их, давал посвящения…

В 1981 году Кармапа сильно заболел. Мне позвонили из Румтека, когда я собирался ехать в Соединенные Штаты с дочерью, чтобы отдать ее в школу. Джамгён Ринпоче или кто-то другой сказал мне, что Кармапа не может говорить по телефону сам, потому что слишком болен. Его Святейшество хотел, чтобы я полетел с ним в Гонконг, — он отправлялся туда на лечение. Я отменил свою программу и присоединился к Кармапе.

По рекомендации мы приехали в Гонконг к врачу по имени Онг — сингапурцу по происхождению, и услышали, что тот еще находится в Малайзии. Мы ждали два дня, и здоровье Кармапы стало ухудшаться. Когда доктор наконец прибыл, выяснилось, что его врачебная практика ведется на базе определенной больницы — государственной лечебницы имени Королевы Мэри. Но это учреждение оказалось не очень хорошим. Даже медсестры там были не слишком вежливы. Я полагаю, что лечение проводилось правильное, просто мы попали в неудачную больницу. Кармапа пробыл там еще два дня только из-за этого врача, который затем стал говорить: «Надежды нет, надежды нет…». Кармапа знал это, но мы не хотели сдаваться и приглашали японских и американских докторов. Они испробовали все, но в конце концов мы улетели в Чикаго.

Кармапа все это время был очень болен, прикован к постели, кашлял кровью. При этом он всегда заботился о людях, интересовался, хорошо ли нас кормят, и под утро обычно просил: «Идите спать!» Медсестры в Чикаго очень полюбили его и повторяли: «Ваше Святейшество, какой вы благородный человек. Несмотря на болезнь, вы никогда не забываете о нас». Кармапа неизменно улыбался.

Его Святейшество умер в Чикаго. Мы привезли его тело в Сикким и там  кремировали. Вокруг ситуации с его перерождением возникло много проблем, но в любом случае давайте надеяться на лучшее. Мы должны мыслить позитивно.


Топга Ринпоче

Топга Ринпоче родился в семье бывших правителей Восточного Тибета и был племянником Шестнадцатого Гьялвы Кармапы. Кармапа назначил Ринпоче ваджрным мастером монастыря Цурпху, когда тот был еще подростком. Позднее, находясь в изгнании, Ринпоче стал генеральным секретарем монастыря Румтек.

Топга Ринпоче обладал обширными знаниями, особенно в области тибетской истории. Шамар Ринпоче однажды назвал его идеалистом и интеллектуалом. Будучи одним из величайших ученых в линии преемственности Карма Кагью, Топга Ринпоче преподавал в Международном буддийском институте Кармапы в Нью-Дели буддийскую философию, теорию восприятия и тибетский язык. Его особой обязанностью было сохранение традиции «Кармап в Черной и Красной коронах» — единства Кармап и Шамарп.

После смерти Шестнадцатого Кармапы Топга Ринпоче всецело посвятил себя исполнению его пожеланий и сохранению его наследия. Тем самым он нажил себе много врагов в Гималайском регионе среди людей, у которых были другие планы в отношении линии преемственности Кагью.

Ринпоче был женат на бутанской принцессе и большую часть своего времени проводил в Бутане. Когда в 1987 году благодаря Лопёну Цечу Ринпоче у западной группы паломников, возглавляемых Ламой Оле и Ханной, появилась возможность посетить священные места Бутана, Топга Ринпоче также поддержал этот тур и принял паломников в своем доме.

Ринпоче умер в 1997 году. По случаю его похорон юный Семнадцатый Кармапа Тхае Дордже был принят королевством Бутан в качестве почетного гостя.

Расшифровка отредактирована Детлевом Гёбелом, журнал Buddhismus Heute. Перевод с английского: Ольга Кривовяз

Этот текст был опубликован в 23 номере журнала «Буддизм.ru»