Медитация на Шестнадцатого Кармапу: наша главная практика

Стефан Вотзлавек, Мелани Заремба

Медитация на Шестнадцатого Кармапу является основной медитацией в наших центрах. Каждый новый человек, оказавшись у нас впервые, прежде всего участвует в этой медитации. Почему? Что такого особенного в этой практике?

Лама Оле: Кармапа хотел, чтобы это делали те, кто видит его как Будду. Впервые он начал давать нам с Ханной эту медитацию в 1970 году, когда мы учились у него в Гималаях. Все двенадцать лет, пока мы были с ним, почти каждый раз перед нашим отъездом Кармапа вкладывал нам в руки два темных листка грубой, очень плотной бутанской бумаги. Это был текст той   амой медитации, написанный от руки тибетскими буквами.

Кармапа часто говорил, что эта практика отлично подойдет нашим друзьям и что я должен передавать ее так, чтобы она всегда оставалась актуальной и полезной для западных людей. Он все время повторял, что медитация на Ламу — самый быстрый из всех путей.

Начиная с 1972 года я занимаюсь только тем, что основываю центры Алмазного пути для мирян по всему миру. Мы с Ханной абсолютно убеждены, что везде, где используется эта медитация, все будет происходить правильно. Там, где выполняется эта практика, люди поддерживают друг друга. Все остается свежим; чувствуется доверие и поток благословения, и это помогает быстро достигать зрелости.

На Западе есть несколько монастырей и групп, сохраняющих тибетский стиль. Там, в основном, используются медитации на Будда-формы из энергии и света и поются призывания на тибетском языке. В таких практиках применяются наивысшие духовные знания о том, как просветленные формы, цвет и вибрации воздействуют на тело, речь и ум.

Но опыт показывает, что в подобных местах все легко может развалиться на части. Люди там больше спорят, и между ними не возникает объединяющее чувство общего дома. Передав нам этот замечательный дар его радостного энергополя, Шестнадцатый Кармапа сознательно наполнил пространство своим просветленным потоком ума. Поскольку Кармапа был таким великим и всегда переживал безграничное блаженство, где бы он ни находился, его медитация очень эффективна. Если внимательней посмотреть на ее структуру, понимаешь, что эта практика — скорее мгновенное посвящение в ум Ламы, чем просто медитация на него. Это что-то очень глубокое.

Когда и где появилась медитация на Шестнадцатого Кармапу?

Она возникла после того, как Кармапа ушел от китайцев в 1959 году. Тогда один лама из Бира, что в Западных Гималаях, несколько раз просил Кармапу передать для нового мира мощный и краткий метод, в котором содержался бы глубокий смысл. Это сработало! Ни одна тибетская медитация не используется на Западе так же широко, как эта.

Можно ли достичь Просветления, если выполнять только эту практику?

Приведу цитату великого Йогина Чена, одного из наших с Ханной реализованных учителей, который 21 год не выходил из своего дома в Калимпонге. Он сказал: «Когда в ламе уравновешены мужские и женские просветленные энергии, любая медитация на него — это Маха-ануттара-йога-тантра, то есть четвёртый и самый высокий уровень посвящения». Любая практика отождествления с таким учителем может привести к высшему уровню постижения.

Поскольку не все Кармапы были монахами, в этой передаче неразделимо слиты пространство и блаженство. По-тибетски это называется «дэ-тонг»; это сердцевина нашего Алмазного пути и моя собственная повседневная практика. Мы начинаем утро с принятия Прибежища, и на протяжении всего дня такое отождествление с Учителем лучше всего подходит для развития энергии и проникающего видения.

Тогда зачем нам еще и другие практики  к примеру, такие как нендро?

Они делают вас несокрушимыми! Если мы практикуем правильно, то нёндро может подвести нас к цели. Тем не менее эта практика построена так, чтобы мы использовали ее в качестве «подготовительной». Она закладывает основу, благодаря которой мы будем лучше сливаться с Ламой и развивать в себе его качества.

Однако наша главная практика — это Гуру-йога. Она известна примерно с 950 года, когда Марпа-переводчик во второй раз пришел в Индию к Наропе. В какой-то момент рядом с Наропой появилась огромная, как дом, сияющая форма Будды Кье Дордже (на санскрите Хеваджра, букв. О Алмаз) в союзе с партнершей по имени Дагмема (на санскрите Найратмья, букв. Не-Эго). Это был личный йидам Марпы, то есть Будда-аспект, на которого Марпа больше всего медитировал. Но стоило Марпе подумать, что форма энергии и света важнее Ламы, как Наропа рассмеялся. Он превратил все видение в радугу и втянул в свое сердце со словами: «Для нас Лама — это всё». Так оно и есть. Если вы способны видеть человеческую форму как совершенную, то вы находитесь намного ближе к восприятию мира как Чистой страны по сравнению с теми людьми, которые медитируют на более легкие формы энергии и света. Больше всего смысла содержится в тех вещах, которые близки нашей внутренней сути, — в повседневных практиках, приводящих к устойчивому результату.

В чем ты видишь главные различия между медитацией на Шестнадцатого Кармапу и другими Гуру-йогами, например, медитацией Восьмого Кармапы?

В применении. Благословение линии преемственности и узнавание природы ума везде одинаковы; но эта медитация особенно проста и практична, она действует быстро и эффективно. К тому же, мы с Ханной получили и передаем именно энергию Шестнадцатого Кармапы. Он дал нам также медитацию на свое восьмое воплощение, чтобы люди выполняли ее по окончании нёндро. Восьмой Кармапа стал главным Йидамом и для нас, и для наших учеников, поскольку эта медитация нажимает в нашем подсознании целое множество необычайных кнопок.

Все призывания Ламы хороши и напрямую указывают на ум, но для этой цели они используют разные методы. Второй Кармапа, например, привлекает огромное защитное энергополе; Третий Кармапа открывает нас с помощью пожеланий и проникающего видения; а Пятнадцатый Кармапа предлагает наивысшие медитации в союзе. Но нам, с нашим стремительным ритмом жизни и целеустремленностью мышления, больше всего подходит медитация на Шестнадцатого Кармапу. Он очень близок, его энергия огромна, а его обширная освобождающая радость вибрирует в наших центрах Алмазного пути повсюду. Он сокрушает наповал все узкие бюрократические тенденции, он — босс.

Когда мы закончили нендро и выполнили практику Восьмого Кармапы, имеет ли смысл продолжать медитировать на Шестнадцатого Кармапу?

У человека не всегда хватает времени на полноценный обед. Иногда голод можно утолить быстрым перекусом. То же самое относится и к медитации. Мы наслаждаемся практикой Восьмого Кампапы в качестве главной трапезы, а в промежутках отлично подходит медитация на Шестнадцатого Кармапу.

Насколько часто нам следует медитировать на Шестнадцатого Кармапу?

Здесь нет строгих правил, только рекомендации. Это стоит делать хотя бы с такой частотой, чтобы ощущать благословение вокруг, и чтобы благоприятный ветер подталкивал нас вперед.

Если все видится нам как минимум интересным, если жизнь ощущается как свежая и наполненная смыслом — значит, медитация дает свои плоды. Практика отождествления с Ламой — это ежедневная инъекция витаминов в нашу жизнь.

Нужно ли нам делать эту медитацию каждый день, сочетая с практиками Нёндро?

Невозможно непрерывно делать нёндро. Для этого нужно время, нужны определенные внешние и внутренние условия. Что же касается медитации на Шестнадцатого Кармапу, неотделимого от нашего собственного Ламы, — то она быстрая и легкая. Если за рабочий день у вас накопилась усталость или испортилось настроение, а вечером вы принимаете три потока света, то завесы теряют силу и растворяются. Необязательно даже произносить формулу Прибежища в начале каждой медитации. Если вы принимаете Прибежище утром, а затем постоянно желаете существам всего самого лучшего, вы можете в любой момент в течение дня представить себе, что Лама появляется перед вами и излучает три потока света, а затем повторять мантры.

Иногда ты говоришь, что мы можем практиковать эту медитацию на работе, во время преерыва. Объясни, пожалуйста, как это делать? Принимаем ли мы Прибежище? Выполняем ли фазу растворения?

Фазу, в которой Лама растворяется в свете и сливается с нами, а затем мы переживаем себя как вневременное пространство осознавания, я делал бы каждый раз, даже если на это есть всего несколько секунд. Она невероятно важна. Если у вас есть больше времени для медитации, то полезно будет выполнить все этапы, описанные в тексте.

Можем ли мы сделать что-то неправильно, медитируя на Шестнадцатого Кармапу?

Сейчас мне не приходит в голову ничего, о чем следовало бы вас предостеречь. Медитация — это вещь цельная: следуя тексту, мы автоматически скользим от одного уровня благословения к следущему. Я бы сказал: если у тебя все в порядке с «крышей», как выражаются в Европе, и ты умеешь читать, то едва ли ты сделаешь что-нибудь не так.

Есть ли люди, которым ты не советовал бы медитировать на Шестнадцатого Кармапу?

Это те, у кого она просто не вызывает приятных ощущений. Часто это люди типа зависти, гордости и гнева; для них такая связь с Учителем — это перебор. Им не нравится эта близость. Таким людям вместо медитации на Шестнадцатого Кармапу рекомендуется практиковать шине/лхатонг (на санскрите шаматха/випашьяана), то есть нейтральную медитацию успокоения ума и глубинного видения. Если люди не умеют развивать доверие к просветлению другого человека, если не наслаждаются этим, то для них есть другие хорошие медитации, хотя и не настолько глубокие, как Гуру-йога. Нет ничего более эффективного, чем отождествлять свои тело, речь и ум с телом, речью и умом просветленного существа.  

Что мы представляем, когда повторяем мантру? Мы все еще принимаем свет в этой фазе?

Некоторые практикующие принимают, и это нормально. Причиной, по которой в последнем издании текста медитации появилась пауза перед мантрой, послужило то, что некоторые медитаторы начинали повторять мантры, еще не успев представить себе три луча света одновременно. Со мной такое тоже случалось, и потому я это заметил. Шамар Ринпоче предостерегал нас от такой тенденции. Три луча одновременно осуществляют безграничную передачу Великой печати. Поэтому мы добавили в буклет пустые строки. На некоторых языках в этом месте текста появилось даже слово «пауза». Пожалуй, теперь после погружения в синий свет мы не забываем одновременно принять три потока, прежде чем приступить к мантре.

В фазе завершения все растворяется. Если мы оставляем глаза открытыми, то внешний мир никуда не исчезает. Как это правильно понимать?

В этом вообще нет никакой проблемы. Мешает не поток чувственных впечатлений, а привычное оценивание всего. Вот единственная привязанность, которая препятствует нашей медитации, и понимание этого должно способствовать ее постепенному растворению. Конечно, мы воспринимаем движения в теле, подушку, на которой сидим, свое дыхание и много других явлений. Они возникают и исчезают, но не должны отвлекать; во время медитации им не следует придавать никакого значения. Я часто сравниваю этот процесс с просмотром программ CNN или BBC. Мы наблюдаем главную картину происходящего на экране. Внизу движется бегущая строка новостей. Она содержит самую разную информацию, но не рассеивает наше внимание и может быть даже полезной. Чаще я говорю это женщинам, потому что они больше страдают от мыслей. Именно для таких случаев я придумал — надеюсь — незабываемый пример и противоядие: мы медитируем так, будто заслужили отдых после полноценного рабочего дня. Спокойно слушаем, как неподалеку играют дети, и вскакиваем только тогда, когда они начинают засовывать младшую сестренку в мясорубку!

Когда три потока света излучаются одновременно, мы переживаем Великую печать и покоимся в «состоянии Кармапы». В фазе растворения в этой медитации есть только «осознавание без центра и края». Есть ли разница между этими состояниями? Разве они оба не являются фазой «Великой печати»?

Да, так и есть. Но Великая печать состоит из основы — нашей Будда-природы; пути — недвойственных методов; и цели — Просветления. Мы здесь различаем Махамудру «устремления» с формой и Махамудру «постижения» — осознавание вне формы. Великая печать свободна от каких-либо ограничений. Ее основа — пространство, Будда-природа каждого существа, нерожденное и безграничное осознавание ума. Ее путь — пробуждение преданности и использование сознательной силы, которая содержится в теле, речи и уме. А цель Махамудры — вневременное пространство-осознавание, бесстрашное, радостное и сочувственное. Воспринимающий, воспринимаемое и процесс восприятия здесь становятся одним целым, и все, что происходит или не происходит, есть свободная игра ума. Три потока света одновременно открывают нас абсолютному состоянию недвойственности.

Пожалуйста, объясни каждую фазу этой медитации.

По большому счету все буддийские медитации одинаково начинаются и выстроены в схожем порядке. Мы наблюдаем за дыханием и вспоминаем четыре основополагающие мысли — о драгоценном человеческом рождении, непостоянстве, причинности и основаниях для достижения совершенства — до тех пор, пока не поймем, что все это касается нас самих.  Затем, прежде чем наше понимание обрастет идеями, мы с благодарностью принимаем Прибежище, развиваем просветленный настрой на благо всех существ и переходим к фазе построения.

В данной медитации это означает, что Учитель, которому мы доверяем, появляется перед нами, неотделимый от Шестнадцатого Кармапы и линии передачи Кагью. Мы представляем это настолько «по-тибетски», насколько хотим, — то есть сами определяем количество элементов культуры вокруг него. Но Черная корона должна быть на нем обязательно. Ее форма выражает подсознание существ и позволяет характеру человека быстро меняться. Это фаза построения. Затем мы получаем посвящения в тело, речь и ум Ламы посредством трех потоков света, которые принимаем последовательно, один за другим. Они подводят нас к абсолютному посвящению Великой печати; оно передается тремя лучами одновременно. С использованием слогов и мантры оттачиваются качества ума. Затем мы растворяем Ламу в свете, смешиваем его с этим телом, которое мы переживаем как свое собственное, и по возможности позволяем всему внутреннему и внешнему раствориться и вернуться в пространство. Остается только сияющее осознавание. Из этого состояния узнается неразделимость пространства и проявлений, и ум становится безграничным.

Прежде чем переживающий потеряет ясность или нас снова одолеют старые привычки, мы осознаем себя в Чистой стране. Все вокруг свежее и восхитительное, и в каждом внешнем и внутреннем явлении потенциал ума показывает свое богатство. Все живые существа обладают природой Будды. На абсолютном уровне все истинно, просто потому что происходит или не происходит, — а на относительном уровне мы можем свободно создавать те условия, которые нам нравятся. Такая свобода придает медитирующему уверенность в его внутреннем потенциале и природе Будды.

Фирменный знак Алмазного пути всегда и везде один — практикующий больше никогда не покидает Чистую страну. Насколько может, он поддерживает чистоту своего восприятия в повседневной деятельности до тех пор, пока не сможет полностью обновить его во время следующей медитации.

За последние тридцать пять лет практикующие стали совсем по-другому открываться этому тексту. В начале магическую и значительную роль в нем играло все «тибетское» — в частности, золото и прочие драгоценности, украшающие Корону. Хотя на самом деле одна только черная пятиугольная форма Короны символизирует волосы ста тысяч просветленных женских форм кхандро (на санскрите — Дакини, букв. Небесная танцовщица). Раньше огромное значение придавалось богатствам всего мира, расположенным вокруг формы Кармапы и под ней, а также украшениям, которые 600 лет назад подарил Его Святейшеству китайский император, а позже благословили все Кармапы. Позднее сами собой в центре внимания оказались три потока света. В первоначальной версии они принимались исключительно все вместе и одновременно. Мы с Ханной попросили у Кармапы разрешения сначала принимать свет по одному. Потом еще больший вес обрела мантра, и до сих пор продолжается это движение к самому важному — к завершающей части медитации, когда после фазы обнаженного осознавания появляется воодушевляющая возможность просветленного действия. Распространение чистого видения на повседневную жизнь — это вдохновляющая задача, которая никогда не утратит свою актуальность.

Работа с людьми — это подарок. Они все по своей сути Будды, хотя пока этого не обнаружили. Если присмотреться, можно увидеть, что все происходящее имеет огромный смысл. Я считаю, что людей сегодня больше всего вдохновляет возможность возвращаться в мир, неся с собой силу медитации, и менять его к лучшему. Есть вероятность, что однажды Семнадцатый Кармапа Тхае Дордже вернет себе Корону целой и невредимой, и мы очень надеемся на это; тогда первые фазы медитации снова станут важными. После 1980 года, в последний год своей жизни, Шестнадцатый Кармапа почти не показывал Черную корону публично.

Что означает «покоиться в мантре»?

Наши языки создавались не для того, чтобы передавать недвойственные понятия, но смысл этих слов в том, чтобы пребывать в звуке как таковом. Покоиться в опыте неразделимости звука и пустоты, вибрации и пространства. После фазы внеличностного воздействия вибраций на наши внутренние энергетические каналы и колеса мы теряемся в вибрации. И тогда у нее нет ни центра, ни края; она вневременная и безграничная по своей сути.

Возьмем в пример широко известную мантру ОМ МАНИ ПЕМЕ ХУНГ. Ее шесть слогов устраняют шесть мешающих эмоций — гордость, ревность, привязанность, неведение, жадность и гнев. А стослоговая мантра Алмазного Ума призывает такое же количество очищающих Будда-семейств. Если несколько человек повторяют мантру вместе, то все начинает вибрировать и гудеть; и некоторые наши современники, которые ищут в медитации тихий «внутренний» покой, находят его именно в этом. Вместе с тем в подсознании нажимается множество неличностных и самых полезных кнопок.

Как ты полагаешь, будем ли мы медитировать на Шестнадцатого Кармапу через пятьдесят лет? Или мы будем делать что-то другое?

Я более чем уверен, что да. Но, возможно, мы будем использовать эту практику наряду с другими короткими и действенными медитациями. Например, можно опускать на себя сверху Ламу или Будду, который нам больше всего нравится, сливаться с ним и пребывать в этом пространстве. Я не знаю, чем благословит нас Семнадцатый Кармапа. Я не раз говорил ему, что есть люди, которые хотели бы получить от него медитацию. Однажды он при этом немного всполошился, как будто раньше не видел такой необходимости, и спросил меня: «Прямо сейчас?» Поняв, что это дело несрочное, он несколько расслабился. Все Кармапы — это один и тот же поток сознания, и разные их инкарнации выбирают разные методы работы.

Есть ли что-нибудь еще, чтобы ты хотел сказать на эту тему?

Я хочу еще раз подчеркнуть великую и драгоценную возможность, которая у нас есть благодаря Гуру-йогам. Мы невероятно богаты, поскольку благословение непрерывной линии передачи дает нам такую непосредственную связь с нашей природой Будды. Тех из вас, кто лишь поверхностно знаком с Кармапой, я хочу заверить в том, что, хотя «Кармапа» — это титул первой в Тибете линии перерождений, поток его силы включает всех, кто помогает ему в работе и несет в мир благословение Будд. В этот поток включены и те, кто никогда не встречал Кармапу или теряется в экзотических аспектах тибетской культуры, — ведь и эти люди желают приносить пользу.

Есть ли у тебя общий совет для повседневной жизни практикующих на Алмазном пути?

Прежде всего, удерживайте чистое видение. Старайтесь видеть всех и все на самом высоком уровне, какой вообще возможен. Медитируйте, когда можете, даже если на это есть всего несколько минут. Пока не заняты учебой или другой необходимой умственной деятельностью, произносите мантры и сознательно наслаждайтесь их благословением и защитой. Воспринимайте все приятные переживания как благословение, как нечто хорошее, чем стоит делиться с другими, а неприятные — как жизненный опыт, как очищение или как поучения, которые впоследствии пригодятся и другим. Не оценивайте свою медитацию и наслаждайтесь осознающим пространством за переживаниями и между ними. Это ваша просветленная суть и источник высшего, вневременного блаженства. 

Во время простираний и повторения мантр допускаются некоторые умственные отвлечения. Однако их следует избегать в фазе растворения и слияния с Буддой или Ламой, а также в медитациях на ум непосредственно. Вот что еще важно: могут всплывать воспоминания, появляться мысли и чувства, но они не должны захватывать ум. Если они возникают, «впускайте вора в пустой дом». Пожалуйста, не теряйте бдительности и не позволяйте вору ничего найти! Желаю вам всего наилучшего. Наслаждайтесь нашими богатыми качествами.

Перевод с английского Натальи Галеевой

Этот текст был опубликован в 34 номере журнала «Буддизм.ru»