«Если вы поставите меня под ледяной душ, я подумаю — какое благословение!»

Петр Смид

Лама, что наиболее важно в нашей буддийской практике?

Поскольку мы являемся линией Алмазного пути, то самое важное для нас — отождествление с Просветлением. Это означает, что мы должны стараться как можно меньше отделять периоды медитации от нашей повседневной активности. Нужно также поддерживать чистое видение, ощущение избытка и радости во всех ситуациях жизни. Такой взгляд не сделает вас непрактичными или уязвимыми, потому что мудрость тела и мудрость речи проявляются естественно при необходимости. И лучшее условие для этого — отсутствие жестких представлений.

Почему нёндро имеет такое большое значение?

Само слово «нёндро» означает «подготовительный шаг» — то, что нужно сделать, прежде чем перейти к другим вещам. С помощью этих упражнений человек подготавливает себя к последующим более подробным поучениям Алмазного пути. Обычно в тибетской культуре посвящения в практику давались только людям, закончившим нёндро. Если медитации успокоения и удерживания ума (шинэ), а также основанную на преданности сущностную практику Гуру-йоги можно делать и без нёндро, то для того, чтобы выполнять Шесть йог Наропы, нёндро необходимо. Для этих практик нужны чистые внутренние каналы, поэтому сначала следует закончить подготовительные практики.

Почему медитация на Шестнадцатого Кармапу является нашей главной практикой?

Потому что он был великим человеком. Сплошным благословением. Он заставлял вещи происходить и был источником появления всего самого хорошего. Шестнадцатый Кармапа был уникален. Он исполнял каждое желание. Все, к чему он прикасался, работало. Его смех был слышен через пять домов, и все, о чем он говорил, обязательно случалось. За 15 месяцев до своей смерти он сообщил моей жене Ханне, мне и, кажется, еще одной швейцарской леди, когда умрет. Он попросил, чтобы мы с друзьями приехали в Сикким 1 ноября следующего года, умер 5 ноября в США, и его прибытие 4 дня спустя стало лишь началом чудес.
Наша группа из 111 друзей не могла закрыть рты от удивления, когда он сжал свое тело до размеров маленького ребенка, а когда 20 декабря он был сожжен в том месте, откуда открывается великолепный вид на долину Сиккима, его сердце скатилось вниз к его ученикам. Я описываю весь этот процесс в подробностях в моей книге «Верхом на Тигре», которая рассказывает о приходе буддизма Алмазного пути на Запад.

Насколько необходимо посещать международные медитационные курсы?

Сегодня пересекать большинство границ не так уж сложно, и многие могут позволить себе летать на самолете. Важно то, что до наших центров легко добраться, и не имеет значения, едете ли вы на короткий ретрит, на большой курс или удаляетесь для интенсивной индивидуальной практики. Выбор страны менее важен, чем расстояния, которые предстоит преодолеть людям, а также чем красота и привлекательность места.

Лама Оле, что, по твоему мнению, может быть усовершенствовано в подготовке международных курсов?

Я перемещаюсь от одного волшебного мира к другому и нахожу активность моих учеников удивительной! То, как они справляются с практическими нуждами, каждый раз учит меня чему-то новому. Меня всегда больше всего вдохновляет то, что делают другие, — это моя тенденция. Если вы поставите меня под ледяной душ, я подумаю — какое благословение! (Смеется.)

Действительно ли важно иметь национальный ретритный центр в каждой стране или достаточно того, что в соседних странах есть ретритные центры, которые мы можем посещать?

Я думаю, что уже на это ответил. Мы делаем то, что в наших силах, — это и называется искусством возможного. Если поступает хорошее предложение, мы пытаемся им воспользоваться, а если нет ничего, мы едем в соседнюю страну, куда несложно добраться, или арендуем какое-то место поблизости. Каждый, кто работает для линии преемственности, всегда чувствует, как невидимая рука ведет его через периоды препятствий и упущенных возможностей, пока все не начинает складываться. Нечто подобное сейчас происходит в Колорадо, и, конечно, то же самое происходило с нашим мировым Европа-центром в немецких Альпах. Когда в наши руки попадает нечто выдающееся, мы чувствуем — это подарок Будд. Затем мы приобретаем это место и используем его.

Нужно ли в наше время серьезно изучать теорию буддизма или лучше сделать упор на практику?

Каждый буддист должен иметь фундаментальные знания. И Шестнадцатый Кармапа Рангджунг Ригпе Дордже, и Семнадцатый Кармапа Тринле Тхае Дордже всегда хотели и ожидали этого от нас. Наших базовых знаний должно хватать на то, чтобы мы могли давать короткие десятиминутные объяснения по некоторым основным буддийским темам. Мы должны предоставить это знание миру. Ведь каждый из нас может быть первым представителем буддизма для многих людей, и, если мы будем очень добры, но при этом не способны сказать ничего определенного, они могут подумать: «О, буддизм — это религия веры, как и все остальные». Но это именно то, чем буддизм не является.
Будда учит, что сначала мы сами должны получить информацию, а затем — когда изучены основы и заданы все необходимые вопросы — путем медитации интегрировать это знание в собственное развитие и зрелость. И безусловно, тот, кто представляет нас, никогда не должен лишь блаженно закрывать глаза и говорить: «Ом, великий гуру». Вместо этого последователь Алмазного пути должен ясно, но не догматически отвечать на вопросы, которые интересуют людей. Поэтому, пожалуйста, разбирайтесь в буддизме.

Начиная с конца шестидесятых годов и до настоящего времени я учился и учусь у самых великих из тибетских йогов. И теперь пишу книги, чтобы современные люди могли узнать об удивительном буддизме Алмазного пути и открыть для себя европейский взгляд на его самые глубокие поучения. Поскольку мир легко поглощает нас, мы должны освежать себя, читая эти поучения время от времени.

Как лучше всего представлять центр в обществе и с какими СМИ мы должны сближаться?

Мы являемся мировой религией, научно доказуемой, аполитичной и основанной на опыте. Также исторически у нас самый «чистый костюм» среди всех религий. Поэтому мы должны сближаться с наиболее уважаемыми СМИ, с высшим классом и с кругом интеллигентных людей, к которому сами принадлежим. Мы никогда не должны находиться в одном ряду с нью-эйдж, экстрасенсорным лечением, духовным массажем и другими подобными предложениями.
Упоминания о нас ни в коем случае не должны появляться рядом с рекламными объявлениями о ясновидении, предсказаниях и другим забавным материалом. Напротив, мы однозначно не должны отсутствовать в таких благородных изданиях, как путеводители, в которых города представляют свои культурные программы, библиотеки, выставки и прочие достопримечательности.

Каков твой рецепт для хорошего функционирования центра и есть ли какая-нибудь специальная рекомендация или информация для французской Сангхи?

Французы, а также люди, получившие образование во Франции, любят дискуссии, которые легко становятся концептуальными и аналитическими. Поэтому пробуйте в большей степени основываться на дружбе, идеализме и совместном опыте, полученном с помощью медитации. Дружба, дружба и еще раз дружба является самой важной вещью, а также общая цель, наше искреннее желание приносить пользу другим. Если наши пожелания очень выборочны, это нехорошо. Фактически люди принимают то учение, которое соответствует их карме. Они чувствуют, выражает оно их тенденции или нет. Поэтому если люди могут вести себя достойно, если они приходят к нам с разумной манерой поведения, соблюдая правила личной гигиены, и если у них есть настоящий интерес к изучению буддизма и способность делиться, мы должны попробовать помочь им. Но здесь важно сохранять определенный стиль.
Центр — это место, куда мы приходим, чтобы сделать все самое лучшее и получить самое лучшее, и в его деятельности, безусловно, должен сохраняться хороший вкус.

Что делает тебя самым счастливым и, наоборот, что вызывает недовольство?

Больше всего трогает, когда люди открываются на моих лекциях. Когда они внезапно понимают, что суть их ума неразрушима, что их вневременная природа — блаженство и что их истинное проявление — доброта. Это делает меня очень счастливым. Когда я вижу по лицам людей, что это происходит, я думаю: «О, сработало! Они будут теперь жить лучше, у них будет больше воздуха под ногами. Особенно радостно, когда целые группы людей становятся способными перейти от узкого взгляда «или — или» к свободному «и то и другое», существенно изменяя свой взгляд на мир и качество своей жизни. Это самая лучшая вещь, которую я знаю. Религии или политические системы, подавляющие человеческую свободу, — худшее из того, что мне известно.

Интервью взял Петр Смид, редактор французского журнала Алмазного пути Bouddhisme Aujourd´hui

Брюссель, октябрь 2007 г.

Этот текст был опубликован в 14 номере журнала «Буддизм.ru»