Кармапа в Красной короне

Элизабет Хадерер

Формы в тибетском искусстве объединяют в себе понятия относительной и абсолютной истин, показывая активность Будд на всех уровнях. Вот почему они сочетают исторически достоверные черты лица учителя и вневременные атрибуты.

Изучая и рассматривая статуи Шамарп, мы видим перед собой не только реальных персонажей, можем получить с ними связь и лучше понять их, но также и Будду, одно созерцание которого способно зародить в нашем уме семена Освобождения и Просветления.

В тибетском буддизме Шамарпу (тиб. ша — корона, мар — красный, па — человек: тот, кто носит красную корону) считают излучением (санскр. нирманакайя, тиб. тулку) Будды Безграничного Света (санскр. Амитабха, тиб. Опаме). (В данной статье для транслитерации тибетских терминов общеупотребительная система Уайли не используется, как и не используются диакритические знаки в санскритских словах - прим. редактора) В то же время речь идет об исторических персонажах, которые с XIII века замещают Кармапу в периоды между его последующими воплощениями. Со времен Третьего Кармапы Рангджунга Дордже (1284–1339 гг.) и Первого Шамарпы Драгпы Сэнге (1283– 1349 гг.).

Кармап и Шамарп объединяют близкие отношения ученика и учителя, которые тибетцы называют отношениями отца и сына (тиб. джабсе). По этой причине в тибетском искусстве Шамарпы часто изображаются с вневременными атрибутами Будд (санскр. лакшана, тиб. цен ни). Таким же образом определяются их пропорции и размеры (они соответствуют Будде в состоянии излучения) и такие подробности его внешности, как золотистая кожа (в случае металлической статуи), длинные ушные раковины (уши принца Сиддхартхи были растянуты тяжелыми серьгами, от которых он позже отказался из-за аскетического образа жизни), три вида монашеского одеяния, лотосовый трон, ритуальные предметы в руках — дордже и колокольчик, книга и меч, и т. д. — или символические жесты (санскр. мудра, тиб. чаг гья). На некоторых изображениях можно найти индивидуальные особенности внешности данного Шамарпы, такие как лицо, строение тела, возраст и особенности «психологической» природы, например, веселое, задумчивое, серьезное или медитативное выражение лица.

Советы по размерам и пропорциям (иконометрия), внешнему виду и значению (иконография) просветленных форм появились в классических индийских текстах уже в V веке, а затем были переведены на тибетский язык; информацию об индивидуальных чертах каждого конкретного ламы можно найти в их духовных биографиях (тиб. намтар), а иногда и в объяснениях к медитации (санскр. садхана, тиб. друб тхаб). Однако эти знания гораздо чаще передавались устно или с помощью подробных портретов и автопортретов. Качество изображения ламы в основном зависит от того, насколько художнику удалось выразить посредством данной формы вневременные качества Просветления: бесстрашие, невозмутимость, высшую радость или безграничное сочувствие.

Большинство цветных портретов Шамарп, Кармап и других держателей линии Карма Кагью можно найти в коллекции тханок монастыря XVIII века Палпунг в восточно-тибетском городе Дерге (район Кхам) и в монастыре Румтек в Сиккиме (Индия), который стал основной резиденцией Кармапы после вторжения Китая в Тибет в ХХ веке. В случае статуй Шамарпы это так называемые прижизненные портреты (тиб. нга драма: «похожий на меня». Это означает, что изображенный человек сам лично считает, что есть большая схожесть с ним, - прим. редактора) или, реже, автопортреты (тиб. нга драма чагдзе: «лично сделанный похожий на меня»).

Современную настенную живопись с изображениями Шамарп и держателей линии можно наблюдать внутри ступы в Элисте (2001 г.) в российской Республике Калмыкия и в большом храме Кармапы во французском Ле Босте (1990-е годы XX века), где мастер тибетской живописи Дензонг Норбу (род. в 1937 г.) со своей командой украсил стены здания в стиле, напоминающем картины в новом монастыре в Румтеке.

Изображения Красной короны

В тибетском искусстве Красная корона Шамарпы имеет те же характеристики, что и Черная корона. Она пятиугольная; спереди видны две вертикальные золотые полосы, украшенные разноцветными драгоценными камнями и золотыми двойными дордже посередине. На многих картинах также можно увидеть символ Трех драгоценностей (санскр. триратна, тиб. кёнчог сум; они представляют Будду, Дхарму и Сангху, а также просветленные тело, речь и ум; начиная с XVIII века в тибетском искусстве на оранжево-красных коронах Ситуп присутствуют символы Трех драгоценностей - прим. редактора). По обеим сторонам короны обычно находятся декоративные облака. Коническая выпуклость посередине окружена солнцем и луной, которые символизируют единство сочувствия и мудрости. На верхушке золотого наконечника — шпинель или рубин (Информация предоставлена в устной форме Ламой Оле Нидалом - прим. редактора).

Первый Шамарпа Драгпа Сенге (1283–1349 гг.)

Портрет Первого Шамарпы Дракпа Сенге (1283–1349 гг.)

На одной из картин во французском Ле Босте можно увидеть Первого Шамарпу, сидящего на элегантном, выполненном в китайском стиле троне, украшенном головами драконов и пылающими драгоценностями. На голове у него простая красная корона с золотым двойным дордже. Руки выполняют жест колеса Дхармы (санскр. дхармачакра-мудра, тиб. чёкьи корлочаг гья) на уровне сердца. Этот жест можно интерпретировать как начало просветленной активности Шамарпы на благо существ. Его одеяние украшено золотыми и разноцветными лотосами, и другими цветами.

Сочетание теплых, красных и коричневых тонов с холодными синими и зелеными акцентами фона и трона приводит к красивым и ярким цветовым контрастам. Прекрасный фоновый пейзаж относится к китайской живописи. В этом стиле выдержаны, например, сине-зеленые скальные образования и пара журавлей, символизирующие долгую жизнь, поскольку считается, что эти птицы живут очень долго; в то же время они также являются типичным мотивом в стиле живописи карма гадри. «Стиль рисования (тиб. дри) передвижных лагерей-стоянок Кармапы (тиб. гар)» был создан в конце XVI века в Восточном Тибете и по сей день используется в школе Карма Кагью.

Первый Шамарпа родился в 1283 г. в провинции Кхам. Уже ребенком он видел формы разных Будд. Сначала родители подумали, что их ребенок находится под влиянием отрицательных энергий. Когда же мальчик подробно описал одному из лам форму защитника С Головой Лошади (санскр. Хаягрива, тиб. Тамдрин) и аспекты Будды с его мандалой, этот лама посоветовал родителям направить ребенка учиться буддийским наукам. Со временем Шамарпа встретился со своим главным учителем, Третьим Кармапой, под чьим присмотром учился пятьдесят лет. Таким образом, Первый Шамарпа стал выдающимся ученым и бесспорным мастером искусства ведения дебатов. Более двадцати лет своей жизни он провел в медитационном уединении. В это время он практиковал Шесть йог Наропы. Это означает, что у него была сильная связь с практикой Дакини Красная Мудрость (санскр. Ваджраварахи, тиб. Дордже Пхагмо).

Второй Шамарпа Качё Вангпо (1350–1405 гг.), тханка, Восточный Тибет, начало XX века

Портрет Второго Шамарпы Качё Вангпо (1350–1405 гг.)

На этой тханке мы видим Второго Шамарпу Качё Вангпо. Он сидит на величественном троне, выполненном в китайском стиле и украшенном разноцветными драгоценностями и камнями. Как и его предшественник, Второй Шамарпа тоже был выдающимся ученым. Он записал наиболее важные учения школы Карма Кагью, чтобы устная передача была также доступна и для будущих поколений практикующих.

На этом изображении Шамарпа держит тибетский текст. Это символ его больших познаний и литературных способностей. Он держит правую ладонь перед собой в жесте передачи учения или дарования Прибежища (санскр. шаранагамана-мудра, тиб. кьяб йин чаг гья; большой и указательный палец касаются друг друга, символизируя единство методов и мудрости, в то время как другие три пальца символизируют Будду, Дхарму и Сангху). На нем красиво украшенные одеяния и золотистая накидка. На голове Красная корона, которую ему подарил его учитель, Четвертый Кармапа Ролпе Дордже (1340–1383 гг.).

Передавая корону, Кармапа сказал также: «Ты — одно проявление, а я — другое. Поэтому ответственность за непрерывность передачи учения школы Кагью лежит и на моих, и на твоих плечах». Живописный пейзаж с узловатыми деревьями, крутыми скалистыми склонами, стремительными потоками водопадов и цветущими растениями на заднем плане символизирует его Чистую страну. Слева, в меньшем масштабе, мы видим, скорее всего, ученика Шамарпы, а также монаха на коленях, который подносит Шамарпе большую мандалу. С левой стороны вверху появляется Зеленая Освободительница (санскр. Шьяма Тара, тиб. Долма), окруженная радужным светом. В нижнем правом углу мы находим фигуру царя нагов. Нижняя часть его тела как у рыбы, а в руках он держит драгоценность, исполняющую желания (санскр. чинтамани, тиб. йижин норбу). Перед ним лежит гора сияющих драгоценных камней.

Третий Шамарпа Чёкьи Йеше (1406–1452 гг.)

Портрет Третьего Шамарпы Чопела Йеше (1406–1452 гг.)

На стенах ступы в Элисте можно обнаружить портрет Третьего Шамарпы Чёпела Йеше, сидящего на тибетском деревянном троне, украшенном золотыми гравюрами по дереву, пылающими драгоценностями и головами макар — морских чудовищ. Руки он держит на уровне сердца в жесте колеса Дхармы. Нам видны три четверти профиля Шамарпы, голова слегка повернута вбок. На переднем плане перед ним расположен трон и столик, что создает ощущение глубины в изображении. Подобные методы получения эффекта глубины в тибетском изобразительном искусстве появились относительно поздно, только в начале XX века. На голове Шамарпы Красная корона с символом Трех драгоценностей. Его лицо на первый взгляд изображено довольно схематично, детали можно увидеть только при ближайшем рассмотрении. У Чёпела Йеше было удлиненное лицо с небольшим лбом, широкий нос и узкие губы. На фреске у него золотые зрачки, смотрящие немного в сторону, а длинные уши напоминают уши Будды.

Третий Шамарпа был родом из Южного Тибета, из провинции Конгпо. Когда ему было восемь лет, он впервые встретился с Пятым Кармапой Дешином Шегпой (1340 – 1383 гг.), который передал ему учения Карма Кагью. Кармапа был замечательным учителем, поэтому у него было много талантливых учеников. Одним из них стал Чёпел Йеше, известный среди прочего тем, что помнил детали из прошлой жизни. Вот почему китайский император Юн Ло (1360–1424 гг.), ученик Пятого Кармапы, пригласил его в Китай. Третий Шамарпа узнал Шестого Кармапу Тонгву Дёндена (1416–1453 гг.). В биографии Шамарпы мы читаем, что, когда он умер в возрасте 47 лет, в небе появилось много радуг и выпал дождь с цветами.

Четвертый Шамарпа Чёкьи Драгпа Йеше Пел Зангпо (1453–1524 гг.) и Седьмой Кармапа Чёдраг Гьямцо (1454–1524 гг.) 

 

Два портрета Четвертого Шамарпы Чёкьи Драгпы Йеше Пел Зангпо (1453–1524 гг.)

Восьмисантиметровая статуэтка XV–XVI века представляет Четвертого Шамарпу Чёкьи Драгпу Йеше Пел Зангпо. Он сидит в позе полулотоса (санскр. парджанка) на троне из лотоса с двойными лепестками. Они сделаны из меди, а остальная часть статуэтки серебряная. Лицо и конечности окрашены, краска местами отстала. Четким знаком того, что перед нами фигура Шамарпы, является Красная корона на голове. Он держит правую руку вытянутой перед собой на уровне сердца в жесте выражения пожеланий (санскр. варада-мудра, тиб. Чог йин дзи чаг гья). У него лицо молодого человека с четко очерченными скулами и маленьким, улыбающимся ртом. Открытыми глазами он смотрит в пространство перед собой. Маленькая статуя производит впечатление живой. Почти идентичная статуэтка, по-видимому из одного и того же набора, показывает Седьмого Кармапу Чёдрага Гьямцо (1454–1506 гг.), коренного Ламу Четвертого Шамарпы.

Четвертый Шамарпа родился в 1453 году в Кангмаре, провинция Кхам. В соответствии с сообщениями, сразу после рождения он произнес слово «Кармапа». Поэтому сначала ламы не пришли к согласию, был ли он воплощением Кармапы XIV или Шамарпы. Чтобы убедиться в этом, они дали ему на выбор набор книг, из которых ребенок выбрал труды Кармапы, а затем соединил страницы книги в правильном порядке. В конечном счете, однако, его признали воплощением Шамарпы.

Чёкьи Драгпа Йеше Пел Зангпо стал великим ученым, он изучал санскрит и классические тексты индийского буддизма. Однажды у него было видение Сарасвати, партнерши белого Бодхисаттвы мудрости Манджушри, которая подарила ему плод сливового дерева. С тех пор он мог воспроизводить по памяти все, что когда-либо прочитал. Когда Четвертому Шамарпе было 46 лет, ему предложили стать правителем Центрального Тибета. В течение 11 лет он выполнял эту функцию в гармонии с буддийскими принципами. Кроме того, он построил к северу от Цурпху монастырь Янгпачен (1503/1504 гг.), который с тех пор является основным монастырем Шамарп.

На тханке из Восточного Тибета конца XVI века можно увидеть Четвертого Шамарпу и сцены из его жизни. Они расположены в шести горизонтальных фоновых полосах. На всех полосах видны соседствующие друг с другом миниатюры, представляющие отдельные события. Сцены происходят на фоне пейзажа, и они точно описаны золотым шрифтом на тибетском языке; к сожалению, большинство надписей сегодня уже не читаются.

На миниатюрах среди прочего можно рассмотреть встречу Шамарпы с монгольским ханом во время путешествия по Монголии. Хан обещает ламе никогда больше не совершать ритуалы жертвоприношения животных. В другой сцене изображено одно из видений Шамарпы, в котором он увидел Будду Шакьямуни или Любящие Глаза, Бодхисаттву сочувствия. На второй полосе снизу, в сцене с правой стороны рисунка, Четвертый Шамарпа получает передачу силы от Седьмого Кармапы Чёдрага Гьчмцо (1454–1506 гг.) в его шатре.

Пятый Шамарпа Кёнчог Йенлаг (1525–1583 гг.), тханка, Восточный Тибет, начало XVIII века

Портрет Пятого Шамарпы Кёнчога Йенлага 

На исключительно красивой тханке XVIII века представлен Пятый Шамарпа Кёнчог Йенлаг. В данном случае это классический портрет держателя линии Карма Кагью, который является одним из 40 изображений этой серии. Композиции изображений во всей серии всегда идентичны. В связи с титулом держателей линии, их фигуры больше, чем у других людей, и занимают левую или правую половину картины. На противоположной стороне находятся фигуры меньшего размера, обычно ученика сердца держателя линии или монаха с подношениями.

На данной тханке изображены Карма Тринле (вверху) и Четвертый Гьялцаб Драгпа Дёндруб (1550–1617 гг.) с Оранжевой короной на голове, украшенной символом Трех драгоценностей. Наверху видна фигура Будды, с которым держатель линии имел особую связь. Здесь это белая восьмирукая Освободительница (скр. Ушнишавиджая, тиб. Намгьялма: Несущая Победу). Она — одна из трех форм долгой жизни, которые среди прочего защищают от болезней. Внизу виден Защитник (санскр. дхармапала, тиб. чё кьонг). На данном изображении это Шинг Кьонг со своей партнершей — они едут на лошади, окруженные морем зеленоватого пламени.

Тханка выдержана в новом стиле карма гадри, разработанном в XVIII веке Восьмым Ситупой Чёкьи Джунгне (1700–1774 гг.) как продолжение оригинального «стиля живописи лагерных стоянок Кармапы». Очень тщательно раскрашены также и другие детали, такие как рассыпанные по лугу цветы, покрывающие холмы на горизонте хвойные деревья, узловатые стволы переплетающихся друг с другом деревьев за троном Шамарпы. Особую точность можно наблюдать в случае тонкого орнамента из цветов лотоса и лозы, украшающего обивку трона, или одноцветных облачных украшений на золотом одеянии Шамарпы.

Другой типичный пример этого стиля — экономичное использование красок. Это ясно видно в случае неба, сквозь которое проявляются волокна холста, или в случае ауры вокруг голов лам либо радужных облаков за троном Шамарпы. Мазки нанесены динамично и с большой долей виртуозности. Это особенно заметно на складках одежды или в случае мастерского изображения тонких, элегантных конечностей и утонченного красивого лица Шамарпы. Все выдержано в ясных оттенках. Выбор цветов сбалансированный, при этом доминирует красный, что создает приятный контраст с холодными синими и зелеными тонами второго плана. Благодаря многоплановому расположению фигур и ландшафта создается ощущение большого пространства.

Когда родился Пятый Шамарпа, судя по всему, расцвели цветы, хотя событие произошло в середине зимы. В возрасте двух лет он впервые встретил своего Учителя, Восьмого Кармапу Микьо Дордже (1508–1554 гг.). Кармапа с радостью взял молодого Шамарпу на руки и воскликнул в волнении: «Значит, Шамарпа тоже вернулся!» Затем он положил его на колени, дал ему Прибежище и отрезал прядь волос. Пятый Шамарпа завершил образование у Кармапы уже в возрасте 12 лет. Как мастер медитации, он собрал вокруг себя много выдающихся учеников. Вероятно, по этой причине здесь он представлен с текстом в одной руке в знак его учености, а другая рука на высоте сердца находится в жесте дарования Прибежища


Элизабет Хадерер (1979 г. р.) приняла Прибежище у Ламы Оле Нидала в 1998 году; в 2008 году защитила кандидатскую работу по искусствоведению на художественном факультете Венского университета на примерах того, как в тибетском искусстве представлены Кармапы. Живет и работает в Гамбурге.

Перевод с польского Сергея Мартынова

По материалам Diamentowa Droga 59, 2017 г.

Этот текст был опубликован в 31 номере журнала «Буддизм.ru»