Шераб Гьялцен близкий ученик Шестнадцатого Гьялвы Кармапы Рангджунга Ригпе Дордже
 
 

Главные события

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Буддизм и наука  → Взаимодействие и глобальность явлений

Взаимодействие и глобальность явлений

Из книги Мэтью РИКАРДА и Тринх ТХАН КСАНА «Бесконечность в одной ладони: от Большого взрыва до Просветления»

ДИАЛОГ ФРАНЦУЗСКОГО УЧЕНОГО, КОТОРЫЙ СТАЛ БУДДИСТОМ, И ВЬЕТНАМСКОГО БУДДИСТА, КОТОРЫЙ СТАЛ УЧЕНЫМ

Концепция взаимозависимости относится к сути реальности и приводит к многочисленным следствиям. Базовый вопрос звучит просто: «Может ли какая-то ”вещь“ (лучше было бы сказать ”явление“) существовать независимо? Если нет, то каким образом и до какой степени явления вселенной взаимосвязаны?» В физике эксперимент ЭПР и опыты с маятником Фуко показывают, что сутью реальности является глобальность. Если вещи не существуют «сами по себе», то какой вывод мы можем сделать из этого факта на уровне опыта? Согласно буддизму, ответ содержится в идее взаимозависимости, которая объединяет как понятие сознания, так и растворение идеи «я», а также преодоление нашей привязанности к концепции твердой реальности.

Тринх ТХАН КСАН Родился в буддийской семье во Вьетнаме, но воодушевившись теорией Большого взрыва, решил получить образование в Калифор- нийском технологическом инсти- туте. Известный астрофизик, профессор.

Тринх ТХАН КСАН Родился в буддийской семье во Вьетнаме, но воодушевившись теорией Большого взрыва, решил получить образование в Калифор- нийском технологическом инсти- туте. Известный астрофизик, профессор.

Тхан: Буддизм не признает идеи творца и отбрасывает понятие параллельных вселенных. В то же время точное урегулирование физических постоянных и начальных условий, благодаря которым вселенная стала прибежищем для жизни и сознания, он объясняет с помощью так называемой взаимозависимости явлений. Мог бы ты уточнить это понятие?

Мэтью: Согласно буддизму наше переживание мира состоит из отдельных явлений, которые возникают из определенных причин и условий. Это называется «относительная истина», или «иллюзорная истина». Повседневные переживания заставляют нас верить, что вещи обладают объективной и независимой реальностью — так, как если бы они сами управляли собой и существовали «сами по себе».

Мэтью РИКАРД Получил образование в области мо- лекулярной биологии под руковод- ством Франсуа Жакоба, лауреата Нобелевской премии. Буддийский монах и переводчик Далай-ламы, он живет в монастыре Чечен в Не- пале, Катманду.

Мэтью РИКАРД Получил образование в области мо- лекулярной биологии под руковод- ством Франсуа Жакоба, лауреата Нобелевской премии. Буддийский монах и переводчик Далай-ламы, он живет в монастыре Чечен в Не- пале, Катманду.

Тхан: Это понятие «потока событий» определенным образом соотносится с современной космологией: от мельчайшего атома до целой вселенной (включая галактики, звезды и человеческих существ) все движется и эволюционирует, ничто не остается неизменным. Благодаря теории Большого взрыва вселенная обрела свою историю.

Мэтью: Речь здесь не только о том, что вещи эволюционируют, но также и о том, что мы воспринимаем эти явления как «вещи», потому что смотрим на них с определенной позиции. Поэтому нужно следить за тем, чтобы не наделять мир качествами, которые являются только видимостью, возникающей из отношения между глобальностью вселенной и сознанием, которое также является не чем иным, как частью этого единства. Явления — это просто события, проявляющиеся благодаря обстоятельствам. Буддизм не отрицает относительной, условной истины — то есть той, которую обычно воспринимает человек, или которую открывает ученый. Он не подвергает сомнению также закон причины и следствия, законы физики или математики. Он попросту утверждает, что если мы попробуем добраться до сути вещей, то откроем разницу между способом, которым мир пред нами предстает, и его подлинной природой, которая лишена собственной реальности.

Тхан: Каким образом эта подлинная природа связана с взаимозависимостью?

Мэтью: Слово «взаимозависимость» — это перевод санскритского выражения «пратитья самутпада», что означает «взаимозависимое происхождение». Их можно интерпретировать двумя взаимодополняющими способами: «это появляется, потому что есть то» (то есть ничто не существует само в себе), и «это, будучи созданным, создает то» (то есть ничто не может быть своей собственной причиной). Заявляя, что явление «возникает в зависимости от чего-то», мы выбираем две концептуальные крайности — нигилизм и материалистический реализм. Явления не являются несуществующими, потому что возникают. А возникают они «в зависимости от чего-то». Следовательно, они не могут обладать независимым существованием. Нужно понять, что взаимозависимое происхождение не содержит в себе никакой крайности, которую можно было бы выразить словами «вечность» и «ничто», «появление» и «исчезновение», «существование и не-существование» чего-либо имманентного.

Ни одна вещь не может появиться иначе, как в связи с другими, будучи одновременно обусловленной и обуславливающей, со-присутствующей и со-формирующей, в неустанном процессе преобразования. Взаимозависимость глубоко связана с непостоянством явлений и предоставляет такую модель их эволюции, которая не влечет за собой вмешательство какой-либо организующей сущности. Река не может состоять из одной капли, а строение из одной балки. Все зависит от бесконечного числа других элементов. Таков и смысл слова «тантра», которое указывает на понятие продолжительности и «факт, что все связано в одно целое и ничто не может появиться отдельно». Короче говоря, невозможно, чтобы вещь существовала или возникала благодаря самой себе. Чтобы это осуществить, ей нужно было бы появиться из ничего, но, как говорят тексты, «даже миллиард причин не может привести к тому, чтобы возникло что-то, что не существует». «Ничто» не может быть основанием для какой-либо вещи.

 Согласно буддизму наше пережи- вание мира состоит из отдельных явлений, которые возникают из определенных причин и условий

Давайте разберем понятие реальной сущности, которая была бы независимой от всех остальных. Это означало бы, что у нее нет посторонней причины. Тогда она должна была бы либо существовать с безначальных времен, либо вообще не существовать. Будучи неизменной и независимой, эта сущность не могла бы ни на что влиять, и ничто не могло бы влиять на нее саму. Взаимозависимость необходима для того, чтобы явления вообще могли проявляться. Этот аргумент опровергает как версию независимых (автономных) частиц, которые образовывали бы реальность, так и версию творящей, всемогущей, постоянной сущности, у которой не было бы никакой другой причины, кроме самой себя. Более того, взаимозависимость естественным образом включает в себя сознание, ведь для того чтобы объект был объектом, необходим субъект. Шредингер заметил эту проблему и написал: «Не отдавая себе отчета в этом упрощении и не анализируя его, мы исключаем самих себя — познающий субъект — из той природы, которую хотим познать. Мы относимся к себе как к зрителю, исключенному из мира, который благодаря этому исключению должен был бы стать миром объективным».

Тхан: Следовательно, буддизм говорит, что жизнь и сознание появились в нашей вселенной из-за взаимозависимости всех явлений. Исключает ли это какую-либо потребность использования антропического принципа?

Мэтью: Антропический принцип — это попытка выразить взаимозависимость явлений так, будто она направленная и умышленная. На самом деле она не целенаправленна и лишена намерения. Слабая версия антропического принципа, согласно которой «вселенная является тем, чем является, потому что мы здесь присутствуем», не предполагает какой-либо цели в возникновении явлений. И благодаря этому он кажется ближе буддийскому подходу, согласно которому «внешние» явления и сознание существуют при взаимном «участии», если использовать термин, примененный Аланом Уоллесом.

Согласно буддизму, последовательность вселенных не имеет начала или конца, и так же дело обстоит с периодами, когда появляется жизнь. Так что единство вселенной и жизни, а следовательно, вселенной и сознания, имеет место с безначальных времен. Эволюция вселенной не позволяет жизни развиться в произвольном месте и времени. Тот факт, что жизнь появилась в нашей вселенной в определенный момент ее истории, ни в коем случае не исключает возможность ее появления также и в предыдущих вселенных. Отдельные этапы, такие же зрелищные и драматичные, как Большой взрыв, не отрицают существования континуума. Эта гармония, которая без противоречий связывает друг с другом причины и следствия, обеспечивает продолжительность следующих друг за другом циклов и позволяет составным явлениям появиться из хаоса без апеллирования к какой-либо сущности, которая стояла бы за кулисами и дергала бы за веревочки.

Взаимозависимость касается также явлений («наш» мир) и субъекта (сознание), перед которым они проявляются; касается она и сущности отношений между частями и целым: части содержатся в целом, а целое присутствует в частях…

Тхан: Связь частей с целым — это источник красоты и гармонии во вселенной…

Мэтью: Самым тонким аспектом взаимозависимости является аспект связи между «основой для обозначения» и «обозначением» явления. Положение, форма, размер, цвет или любая другая видимая характеристика явления — это только основа для обозначения, а их совокупность не является отдельной «сущностью», или автономным объектом. Обозначение, опирающееся на эти характеристики, — это только ментальная конструкция, которая придает явлениям реальность «в себе». В нашем повседневном опыте воспринимаемый нами объект является нам не столько в своем номинальном существовании, сколько как существующий «сам по себе». Когда мы, однако, анализируем этот возникающий из множества причин и условий «объект», мы не способны добраться до его независимой идентичности. Поскольку мы переживаем явления, то не можем сказать, что они не существуют, но также нельзя утверждать, что они существует реально, сами в себе. Вывод таков: объект существует (мы не впадаем в нигилистическое видение вещей), но способ его существования является чисто номинальным, договорным (таким образом мы избегаем другой крайности: признания независимых, а, следовательно, вечных сущностей). Явления, которые не обладают независимым существованием, но также и не являются несуществующими, быть может, обладают действием, функцией, подчиняющейся закону причинности и ведущей к позитивным или негативным результатам. Соответственно, возможно предвидеть последствия наших действий и тем самым организовывать наши связи с миром. Тибетский текст объясняет это так: «Пустота означает не отсутствие функциональности, а лишь отсутствие реальности, абсолютного существования. Взаимозависимое возникновение влечет за собой не имманентную реальность, а лишь реальность, подобную иллюзии. Когда мы понимаем смысл пустоты и взаимозависимого возникновения, на этой единственной в своем роде основе мы способны одновременно и непосредственно переживать идеи нераздельности (или единства) проявлений и пустоты».

Река не может состоять из одной капли, а строение из одной балки. Все зависит от бесконечного числа других элементов.

Тхан: Мне близко все, что ты говоришь о взаимозависимости, потому что наука, благодаря присущим ей методам, тоже открыла взаимозависимость и глобальность реальности, как в субатомном мире, так и в макроскопическом. Убежденность в том, что субатомные явления взаимозависимы, перекликается со знаменитым экспериментом, который провел Эйнштейн с коллегами Борисом Подольским и Натаном Розеном в 1935 году в Принстоне. Мы называем этот эксперимент парадоксом ЭПР (от первых букв фамилий трех его авторов). Он парадоксален только потому, что Эйнштейн понимал реальность как что-то разделенное на части и сложенное из частиц, а не как нечто единое. Парадокс исчез, когда реальность интерпретировали как глобальную структуру.

Чтобы понять этот эксперимент, нужно знать, что свет, так же, как и материя, обладает двойственной природой. Это означает, что во взаимосвязанном физическом мире то, что называется фотоном, электроном, материей, проявляется как Янус, с одной стороны, являя природу частицы, а с другой — природу волны. Пока мы не используем измерительные приборы, явление, которое мы называем фотоном, не встраивается в жесткую детерминистическую картину мира, не определяется четкими траекториями, показывая свой волновой аспект. Эта волна распространяется во всех направлениях, в точности так же, как расходятся круговые волны от брошенного в озеро камня, — пока не покроют всю поверхность воды. Таким образом, можно сказать, что фотон одновременно находится во всех точках пространства. Квантовая механика говорит, что без наблюдения мы никогда не смогли бы предвидеть, где будет находиться фотон в определенный момент. Максимум, мы могли бы оценить вероятность его появления в том или ином месте. Так же, как и волны океана, волна вероятности, соответствующая фотону (волновая функция выведена в 1926 году австрийским физиком Эрвином Шредингером), обладает разной амплитудой в разных местах. Шанс обнаружения фотона максимален при высоких амплитудах и минимален при низких. Однако даже при высоких амплитудах мы никогда не можем быть на 100 % уверены в том, что наткнемся в неком месте на фотон. Это может быть, к примеру, вероятность 3/4 или 9/10. Но она никогда не составит 10/10. Перед актом наблюдения реальность субатомного мира является только вероятностью. Эйнштейн, детерминист по убеждениям, не мог принять первостепенной роли, которую квантовая механика приписывает случаю. «Бог не играет в кости», — говорил он. Он не переставал искать прорехи в этой теории и той вероятностной интерпретации, которой она подвергала действительность. В конце концов, он предложил эксперимент ЭПР.

«Давайте рассмотрим, — говорили трое авторов этого эксперимента, — частицу, которая делится на два «зерна» света — А и Б. Из-за существующей между ними симметрии они всегда движутся в противоположных направлениях. Установим наши измерительные приборы и исследуем поведение фотонов. Когда фотон А следует на север, мы обнаруживаем одновременно, что фотон Б находится на юге. До этого момента нам кажется, что в этом эксперименте нет ничего сверхъестественного. Не следует, однако, забывать об особенностях квантовой механики: перед регистрацией детектором фотон А не проявлял аспекта частицы, только волны. Эта волна не локализована где-либо, она описывает вероятность нахождения фотона А в каком-то месте. Фотон А «превращается» в частицу и «заявляет», что отправляется на север, только тогда, когда его зарегистрировали. Однако, если перед регистрацией А «не знал» заранее, какое он выберет направление, то каким образом фотон Б мог «угадать» поведение А и подстроиться таким образом, чтобы его зарегистрировали в тот же самый момент на противоположной стороне? Никакого другого объяснения, кроме допущения, что А мог мгновенно проинформировать Б о выбранном им направлении, для такого явления найти невозможно». Теория вероятности, столь дорогая Эйнштейну, говорит, что никакой сигнал не может перемещаться быстрее света. «Бог не посылает телепатических сигналов», — говорил он. Эйнштейн, таким образом, сделал вывод, что квантовая механика не давала точных объяснений реальности. Согласно его словам, фотон А должен был знать, какое направление выберет, и передать эту информацию Б прежде, чем отделится от него. Таким образом, качества фотона А должны были обладать объективным существованием, независимо от акта наблюдения. Вероятностная интерпретация квантовой механики, согласно которой фотон А мог бы устремиться в произвольном направлении, должна была быть ошибочной. Под прикрытием квантовой неопределенности должна была скрываться имманентная и детерминистическая действительность. Согласно Эйнштейну, скорость и положение, определяющие траекторию частицы, локализованы в самой частице, независимо от акта наблюдения. Он подписывался под тем, что называется «локальный реализм». Квантовая механика не могла сказать, как выглядит точный процесс движения частицы, потому что не принимала во внимание дополнительных параметров, описываемых как «скрытые переменные». Таким образом, она была неполной.

Однако Эйнштейн был неправ. В квантовой механике вместе с ее вероятностной интерпретацией реальности с момента возникновения не нашлось ни одной прорехи. Она подтверждалась при всех экспериментах и до сегодняшнего дня остается наилучшей теорией, которая позволяет описывать поведение мира атомного и субатомного.

Мэтью: При жизни Эйнштейна эффект ЭПР не был проверен экспериментально.

Тхан: Долгое время он оставался на этапе мыслительного эксперимента. Непонятно было, как реализовать его на практике. В 1964 году Джон Белл, ирландский физик, работавший в ЦЕРНе (Европейская организация ядерных исследований. — Прим. пер.) выработал математическое утверждение, известное под названием «неравенство Белла», которое должно было быть подтверждено экспериментальными измерениями, если бы, как считал Эйнштейн, существовали скрытые переменные, локализованные в частицах. Это утверждение позволяло, в конце концов, перевести дебаты из метафизической плоскости в плоскость конкретного опыта. В 1982 году в университете в Орсе француз Ален Аспе вместе со своей командой провел серию опытов с парами фотонов с целью проверить эффект ЭПР. Тогда и обнаружилось, что неравенство Белла систематически нарушалось. Эйнштейн ошибался, а квантовая механика была права. В опыте Аспе фотоны А и Б разделяло расстояние в 12 метров. И все же частица Б мгновенно «знала», что делает частица А.

Мэтью: Откуда известно, что явление мгновенное и что световой сигнал, переносящий информацию от А к Б, не успел бы преодолеть расстояние между частицами?

Тхан: Атомные часы, соединенные с детекторами, обнаруживающими фотоны А и Б, позволяют очень точно измерить момент прибытия каждого из них. Разница между двумя зарегистрированными значениями времени меньше одной десятимиллиардной части секунды (вероятно, она равна нулю, но точность существующих атомных часов не позволяет измерить интервал времени меньший, чем десять в минус десятой степени секунды). За это время свет может пройти только 3 сантиметра, а это намного меньше тех 12 метров, которые разделяли фотоны А и Б. Более того, результат остается неизменным даже тогда, когда расстояние между частицами увеличивается. Несмотря на нашу уверенность, что у света нет времени на такое быстрое преодоление расстояния, чтобы успеть передать информацию, все же поведение фотонов А и Б всегда мгновенно коррелирует.

Последний опыт, проведенный в 1998 году в Женеве швейцарцем Николя Жизеном и его сотрудниками, начинается с разделения пары фотонов, а затем один из фотонов высылается через оптическое волокно на север, и одновременно второй — на юг. Измерительные приборы разделяет расстояние в 10 км. По прибытии в конечную точку оптического волокна каждый из фотонов выбирает одну из двух возможных траекторий: короткую или длинную. И каждый раз фотоны делали выбор одинаково. Средняя частота выбора траектории была также одинаковой для обеих траекторий. Швейцарские физики были уверены, что эти два фотона не могли сообщаться друг с другом посредством света, поскольку разница между временем их регистрации была меньше трех десятимиллиардных частей секунды. За такой бесконечно малый отрезок времени свет мог пройти 9 сантиметров, но никак не 10 км, разделявшие два фотона.

Классическая физика говорит нам, что выбор, который производили частицы света А и Б, должен быть полностью независимым, потому что они не могут между собой сообщаться. Однако такое объяснение не полностью подходит к этому случаю. Корреляция поведения фотонов всегда идеальная. Как объяснить тот факт, что фотон Б всегда мгновенно «знает», что делает фотон А? Такое поведение остается парадоксом до тех пор, пока мы считаем, как и Эйнштейн, что реальность разделена на части, а фотоны — это независимые частицы. Решение проблемы приходит тогда, когда мы принимаем, что частицы А и Б — это разные стороны определенного целого, какой бы ни была дистанция между ними. Тогда фотон А не нуждается в том, чтобы высылать сигналы к фотону Б, поскольку оба эти «зерна» света (или те световые явления, которые измерительный прибор регистрирует как «зерна» света) остаются в постоянном контакте друг с другом благодаря таинственному взаимодействию. Где бы ни находилась вторая частица, она всегда остается частью той же реальности, что и первая.

Мэтью: Даже если бы эти две частицы находились на разных концах вселенной?

Тхан: Да. Таким образом, квантовая механика исключает любую идею, касающуюся локализации. Она придает пространству целостный характер. Понятия «здесь» и «там» уже не имеют смысла, потому что «здесь» идентично «там». Физики называют это неразделенностью.

Мэтью: Это утверждение, наверное, имело огромное влияние на способ понимания физиками реальности и нашего обычного восприятия мира.

Тхан: В точности так. У некоторых физиков была проблема с принятием концепции неразделимости реальности, и они пытались найти прорехи в проводимых опытах и также в утверждении Белла. Пока им не удалось это сделать. Квантовая механика еще и разу не подвела, а эксперимент ЭПР говорит в пользу глобальности реальности.

1 Fabrice Midal. Les Mythes et dieux tibetains. Le Seuil, 2000.

2 Shantideva. La Marche vers l’Eveil. Ch. 9, p. 145–146.

3 Ervin Schrö dinger. L’Esprit et la Matieri. Le Seuil, 1980.

4 E.R. Harrison. Cosmology: The science of the Universe. Cambridge University Press. NY, 1981, p. 2.

5 Alan Wallace. Science et Bouddhisme. Ch. 14, 15.

6 Здесь можно найти сходство с Кантом, который называл условленный способ существования «объективным», в то время как автономный — существование вещи «самой в себе».

7 В древнеримской мифологии это божество с двумя противоположными друг другу ликами (Прим. пер.).

8 Согласно беседе с Мишелем Битболем, квантовая механика ничего не говорит нам о реальности: она ограничивается, прежде всего, предвидением явлений. В конце концов, это мы сами пытаемся интерпретировать здесь эти предсказания с помощью метафизических образов. Мы  представили здесь точку зрения большинства физиков. Некоторые другие ученые, такие как американец Дэвид Бом, предложили другие интерпретации квантовой механики, которые ведут к иным прочтениям корреляции в эксперименте ЭПР.

СТИВЕН ХОКИНГ. Краткая история времени

* Я заключил пари с Кипом Торном из Калифорнийского технологического института, что на самом деле в системе Лебедя Х-1 нет черной дыры! Для меня это пари — некая страховка. Я очень много занимался черными дырами, и вся моя работа пойдет насмарку, если вдруг окажется, что черные дыры не существуют. Но в этом случае утешением мне будет выигранное пари, а по его условиям я в течение четырех лет буду бесплатно получать журнал «Private Eye». Если черные дыры все-таки существуют, то Кип будет целый год получать журнал «Penthouse». Заключая пари в 1975 году, мы были на 80 % уверены в том, что Лебедь Х-1 является черной дырой. Сейчас наша уверенность возросла, я бы сказал, до 95 %, но пари остается в силе.

*ТО, ЧТО ПЛОЩАДЬ ЧЕРНОЙ ДЫРЫ НЕ УМЕНЬШАЕТСЯ, ОЧЕНЬ НАПОМИНАЕТ ПОВЕДЕНИЕ ОДНОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ ВЕЛИЧИНЫ — энтропии, которая является мерой беспорядка в системе. По своему повседневному опыту мы знаем, что беспорядок всегда увеличивается, если пустить все на самотек. (Попробуйте только прекратить дома всякий мелкий ремонт, и вы убедитесь в этом воочию!) Беспорядок можно превратить в порядок (например, покрасив дом), но это потребует затрат усилий и энергии и, следовательно, уменьшит количество имеющейся «упорядоченной» энергии. Точная формулировка приведенных рассуждений называется вторым законом термодинамики. Этот закон гласит, что энтропия изолированной системы всегда возрастает и что при объединении двух систем в одну энтропия полной системы больше, чем сумма энтропий двух исходных систем.

*АРИСТОТЕЛЬ СЧИТАЛ, ЧТО ВЕЩЕСТВО ВО ВСЕЛЕННОЙ СОСТОИТ ИЗ ЧЕТЫРЕХ ОСНОВНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ — земли, воздуха, огня и воды, — на которые действуют две силы: сила тяжести, влекущая землю и воду вниз, и сила легкости, под действием которой огонь и воздух стремятся вверх. Такой подход к строению вселенной, когда все делится на вещество и силы, сохраняется и по сей день.

 

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Непостоянство – не абстрактная идея: оно имеет место каждую секунду»

Лама Оле Нидал

Новости центров