Лопён Цечу Ринпоче (1917–2003) был учителем королевской семьи Бутана. В 1968 году он стал первым учителем Оле и Ханны Нидал
 
 

Главные события

14.12.2017 - 20.12.2017

Он традиционно состоится в Бодхгае (город в Индии, где Будда Шакьямуни достиг ...

15.12.2017 - 15.12.2017

Лама Оле Нидал будет проводить медитационные курсы и лекции в обоих полушариях. ...

13.01.2018 - 31.01.2018

В целом традиционный паломнический тур по стране продлится один месяц. География тура ...

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Кармапа  → Второй Кармапа Карма Пакши (1206–1283)

Второй Кармапа Карма Пакши (1206–1283)

Второй Кармапа Карма Пакши  (1206–1283)

Второй Кармапа Карма Пакши (1206–1283)

Второй Кармапа Карма Пакши родился в 1206 году в семье потомков Дхарма-царя Трисонга Дэцена, правившего в VIII веке. Родители, которые преданно практиковали Дхарму, назвали сына Чёдзин.

Мальчик развивался намного быстрее своих сверстников, и в шестилетнем возрасте он уже отлично читал и писал. К десяти годам он понял сущность Учения Будды. Помимо интеллектуальной одаренности, Чёдзин обладал интуитивной способностью успокаивать свой ум и оставлять его в состоянии неподвижности. Благодаря такому естественному свойству он смог сразу пережить спонтанное проникновение в суть, когда его учитель Помдрагпа открыл мальчику природу ума.

Сам Помдрагпа получил передачу поучений традиции Карма Кагью от Дрогёна Речена, ближайшего ученика и преемника Дюсума Кхьенпы. При первой встрече с Чёдзином, давая ему посвящение, Помдрагпа рассказал о своем видении, в котором вокруг дома мальчика собрались Дюсум Кхьенпа и другие учителя линии преемственности, демонстрируя, какую важность представляет этот новый ученик. В другом видении Дюсум Кхьенпа сообщил Помдрагпе: «Этот ребенок – мое воплощение». Тогда Помдрагпа официально признал в Чёдзине Второго Кармапу, присвоил ему титул Мастера Дхармы и посвятил в послушники.

Карма Пакши учился у Помдрагпы одиннадцать лет, особое внимание уделяя традиции Махамудры, полученной от Сарахи и Гампопы. Будучи исключительно талантливым, он часто постигал сущность поучений сразу же, как только их слышал. Подводя итог этого этапа обучения, Помдрагпа сказал ему:

– Ты в достаточной степени развил собственное понимание Дхармы. Но чтобы учить других, ты должен получить серию посвящений, передач текстов и устных наставлений от Будды Шакьямуни или Будды Ваджрадхары.

Он даровал Карма Пакши все посвящения Кагью, став, таким образом, его духовным отцом. Получая посвящение Махакалы, Карма Пакши отчетливо ощутил присутствие этого защитника Дхармы.

Когда Кармапе исполнилось двадцать два года, он стал монахом. Посвятил его Лама Джампа Бум, настоятель монастыря Катог Ньингма, основанного Кадампой Дешегом, учеником Дюсума Кхьенпы. В то время Карма Пакши в качестве своей главной практики выполнял йогу внутреннего тепла[1] в сочетании с Махамудрой. Таким образом он обрел совершенство в обоих аспектах тантрической практики – пути искусных средств, основанном на форме, и пути глубокого видения, не использующем форм.

В то время в Кхаме происходили гражданские волнения, и Карма Пакши, откликнувшись на нужды людей, отправился туда, чтобы восстановить мир. Когда он объезжал Кхам, вся эта область с ее полями, горами и долинами предстала перед ним как страна Высшего Блаженства (тиб.: bde mchog), полностью открытая для распространения Дхармы. Это понимание проявилось в видении Будда-аспекта Чакрасамвары, окруженного танцующими даками и дакинями. Вскоре, вдохновленный грозным Бодхисаттвой по имени Махакала Черный Плащ (тиб.: rdo rje ber nag chen), который впоследствии стал главным защитником учения школы Карма Кагью, Кармапа построил в Кхаме, в области Шарчог Пунгри, новый монастырь.

В другом видении Карма Пакши явилась дакиня и посоветовала ему ввести традицию пения шестислоговой мантры Бодхисаттвы Любящие Глаза, воплощающего просветленное сочувствие[2]. С тех пор Карма Пакши и его монахи в дороге всегда напевали эту мантру, и постепенно ее совместное пение превратилось в важный аспект духовной практики буддистов Тибета.

Одиннадцать лет провел Кармапа в своем новом монастыре, очень много времени уделяя медитации. Слава его духовных достижений достигла даже таких отдаленных мест, как Джанг и Китай. Благодаря совершенному владению пятью первоэлементами Карма Пакши умиротворял любое окружение, и в результате даже грозный страж гор по имени Дордже Палцег взял на себя обязательство всегда защищать линию преемственности Карма Кагью.

Обнаружив, что монастырь Карма Гён ветшает, Карма Пакши отправился туда и занялся работой по его восстановлению. Когда здания монастыря были приведены в первоначальный вид, Кармапа, снова воодушевленный Махакалой, переехал в Цурпху, чтобы отреставрировать и эту святыню. Шесть лет спустя он посетил область Цанг в Западном Тибете, и там, у озера Намцо, получил драгоценный подарок, что позволило ему выплатить долги, накопившиеся из-за реставрации монастырей.

В 1251 году Карма Пакши принял приглашение монгольского хана Хубилая, который в то время правил областями, граничащими с Тибетом и Китаем. По пути во дворец У-Ток, куда Кармапа прибыл через три года, его приветствовала большая армия Серта.

Карма Пакши сознавал важность этого визита для будущего линии преемственности Кагью, – об этом говорило и множество видений, появлявшихся после его прибытия ко двору. Хубилай-хан почтительно приветствовал Кармапу, а затем попросил продемонстрировать его духовные достижения учителям других религий. Кармапа исполнил просьбу, держась при этом с такой обходительностью и достоинством, что все присутствующие признали его величие. Хан пригласил Карма Пакши остаться при дворе навсегда, но тот отклонил это предложение, предвидя проблемы, которые могли возникнуть из-за столкновения интересов разных сил в окружении Хубилая. В то время остальная часть Китая находилась под властью Мункэ-хана, внука Чингисхана. Чтобы захватить правление, Мункэ-хан низложил своего двоюродного брата Годана, но на Хубилая, который приходился ему родным младшим братом, влияние имел очень небольшое.

Из школ тибетского буддизма в тогдашнем Китае наиболее широко была распространена традиция Сакья, главным образом благодаря усилиям Сакья Пандиты (1182–1251) и его племянника Пхагпы (1235–1284).

Бодхисаттва Любящие Глаза и защитник Махакала оставались для Кармапы Карма Пакши источником неисчерпаемого вдохновения, и на этот раз они подсказали ему вернуться в Северный Тибет. Его отказ остаться во дворце явно разгневал Хубилай-хана, но, невзирая на это, Кармапа выехал в направлении области Миньяг, лежащей на границе Китая с Тибетом.

Когда кортеж прибыл в Миньяг, там бушевал торнадо, который Кармапа воспринял как олицетворение Махакалы Черного Плаща. Ему также привиделся Вайшравана, страж богатства, который умолял его задержаться в Миньяге, чтобы построить там новый храм.

К 1256 году Карма Пакши въехал в город Амдо, что в Северо-Восточном Тибете. Там он узнал, что Мункэ-хан подавил сопротивление своего младшего брата Хубилая и теперь является верховным правителем Монголии и большей части Китая. Очень скоро от Мункэ-хана пришло послание: он звал Кармапу вернуться в Китай, чтобы учить Дхарме. Карма Пакши согласился и неспешно выдвинулся обратно в Китай. Путь его снова лежал через Миньяг. Ночью ему явилась красная Тара и повелела ехать прямиком во дворец Мункэ-хана в Лян Чжоу. К тому времени важность дхармической активности Карма Пакши, простирающейся поверх всех границ, стала очевидной. Пока его караван шел в Китай, Кармапа, с его великим сочувствием, устранял разногласия в обществе и останавливал стихийные бедствия.

В резиденцию хана он прибыл в начале зимы. В честь этого важного события правитель освободил из тюрем многих заключенных, и Карма Пакши проявил сочувствие Бодхисаттвы Любящие Глаза, давая много посвящений и устных наставлений. Мункэ-хан стал его преданным учеником, и Карма Пакши раскрыл ему тайну: в прошлой жизни хан учился у Первого Кармапы Дюсума Кхьенпы и достиг того же уровня осуществления Махамудры, каким обладал сам учитель.

Желая продемонстрировать искусство методов Дхармы, Карма Пакши пригласил целый ряд даосских мастеров из монастырей Шень Шин, Тао Ши и Эр Као к участию в философском диспуте. Однако ни один из приглашенных не смог ему противостоять, и все прибывшие согласились с его поучениями.

Во дворце Алака Карма Пакши посвятил хана и других своих учеников в практику Чакрасамвары, Будды Высшей Радости. Мункэ-хан так усердно медитировал согласно наставлениям учителя, что смог представить себе Йидама во всех подробностях. Затем благодаря силе концентрации Кармапы в небе появились образы Сарахи и остальных махасиддхов. Видение не исчезало трое суток. Эти поучения оказали на хана такое глубокое воздействие, что он стал меньше внимания уделять политике и получил возможность развивать интуитивное постижение Махамудры.

Влияние Кармапы простиралось далеко за пределы ханского двора и заметно сказалось на всей культуре Китая и Монголии. Он продолжил дело, начатое Сакья Пандитой. Например, Кармапа призвал монголов-буддистов избегать мясной пищи в дни лунных фаз. Небуддийскому населению этих стран тоже рекомендовалось соблюдать в такие дни свои религиозные предписания. Кроме того, Кармапа широко пропагандировал поучение Будды Шакьямуни о десяти позитивных действиях[3] как основе для личного и общественного благоденствия.

Карма Пакши неутомимо трудился ради счастья людей. В частности, тринадцать раз по его настоятельным просьбам из тюремного заключения освобождались большие группы заключенных. Не заботясь о своем личном престиже, Кармапа никогда не стремился укрепить традицию Карма Кагью за счет других буддийских школ и убеждал хана поддерживать все линии преемственности в равной степени.

Однажды хан пригласил своего Учителя совершить совместную поездку по империи. В Каракоруме, столице государства монголов, Карма Пакши вступил в дружеский диалог с представителями других религиозных течений. Кортеж проследовал к пограничным районам между Монголией и Китаем, а затем приблизился к Миньягу. Здесь Кармапу охватили воспоминания о Дюсуме Кхьенпе, и под впечатлением от этих переживаний он решил возвратиться в Тибет. Мункэ-хан хотел, чтобы Учитель ехал с ним и дальше, в Маньчжурию, но Карма Пакши отклонил его просьбу, напомнив хану о непостоянной природе всех ситуаций. Царственный ученик не стал противиться решению Кармапы и отпустил его, приказав обеспечить ему безопасный проезд через всю территорию Монгольского ханства.

В год Железного Тигра, когда Кармапа вернулся в Страну снегов, Мункэ-хан скончался – и в Китае начались беспорядки. Сначала правителем объявил себя сын покойного хана Алапага, хотя некоторые главы монгольских племен явно поддерживали его соперника Хубилая, тоже претендовавшего на трон. Вскоре Хубилаю удалось захватить власть, и Алапага был убит – говорили, что он погиб от магии одного из учеников Ламы Жанга, основателя школы Цалпа Кагью.

Карма Пакши в это время все еще находился в пути: его задержали военные действия, начавшиеся в нескольких районах. В одном из своих видений он увидел признаки того, что по возвращении в Тибет ему нужно будет возвести огромную статую Будды. Однако он отлично сознавал, какие препятствия могут возникнуть на пути осуществления этой идеи. Способы преодоления будущих трудностей открылись ему во сне: белый конь спас его от опасности. В честь этого события Кармапа сочинил песню, в которой были такие строки:

Это необычайный конь, подобный золотой птице.

Я сам – высшее существо, подобное Сиддхартхе Гаутаме.

Это значит, что мы переправимся через опасные времена.

Вскоре ушей Кармапы достигли слухи о том, что Хубилай-хан, подстрекаемый дворцовыми интриганами, затаил на него злобу. Хану казалось, что Карма Пакши обошелся с ним непочтительно, на радость его брату и сопернику Мункэ. Вне себя от ярости, Хубилай распорядился уничтожить Кармапу.

Солдаты нового хана разыскали Кармапу, схватили его и подвергли всяческим оскорблениям и пыткам. Его пытались сжечь на костре, отравить и сбросить в пропасть – но перед лицом этой крайней жестокости он неизменно демонстрировал сочувствие Бодхисаттвы и полную свободу великого йогина. Поскольку он обладал постижением нерожденной и неумирающей природы ума, его мучители никак не могли причинить ему вред. Кармапа же демонстрировал глубокое сострадание по отношению к этим запутанным существам.

Эти удивительные события вынудили Хубилая пересмотреть свое отношение к Карма Пакши, и он решил заменить казнь на ссылку. Хан пытался подорвать здоровье Кармапы и отправил его на берег океана, в пустынную местность, где не было почти никого, кому можно было бы передать Дхарму. Но Карма Пакши несколько лет просто писал свои трактаты и постепенно выздоравливал.

В конце концов Хубилай-хан смягчился и попросил прощения, умоляя Кармапу остаться у него. Когда Лама ответил, что должен вернуться в Тибет, хан отпустил его со словами:

– Пожалуйста, помни меня, молись за меня и посылай мне свое благословение. Ты свободен – иди куда хочешь и учи Дхарме.

Наконец, поле долгого отсутствия, Карма Пакши снова прибыл в Цурпху и тут же занялся возведением статуи Будды. Литая статуя из латуни, называемая «Великий мудрец, украшение мира» (тиб.: thub chen dzam glingrgyan), достигала восемнадцати метров в высоту и содержала реликвии Будды и его ближайших учеников. Когда работы были завершены, статуя вдруг наклонилась. Увидев это, Кармапа сел перед ней и погрузился в медитацию, наклонив свое тело в ту же сторону. Затем он стал постепенно выпрямляться, и статуя выпрямилась вслед за ним.

В 1283 году, незадолго до своей смерти, Карма Пакши передал управление школой Карма Кагью своему великому ученику Ургьенпе, сообщив ему, что следующий Кармапа родится в Западном Тибете.

Второй Кармапа был одновременно великим тантрическим йогином и ученым. Энергия его поучений воодушевила многих людей, приведя их на духовный путь. Среди учеников Кармапы, кроме Ургьенпы, широко прославились Маджа Джангчуб Цёндрю, Ньенре Гендюн Бум и Мункэ-хан.

1: Йога внутреннего тепла – первая из Шести йог Наропы. В ней для углубления осознавания применяется фаза бодрствования.

2: Шестислоговая мантра – Ом Мани Падме Хум (на кхамском диалекте Ом Мани Пеме Хунг), самая известная из всех буддийских мантр. Она пробуждает сочувствие и любовь, и каждый из ее слогов очищает и преобразует одно из шести мешающих чувств (гордость, ревность, желание, запутанность, жадность и гнев).

3: Десять позитивных действий (тиб.: dge ba bcu ba) – основополагающее поучение о поведении для буддийских монахов, монахинь и мирян. Они подразделяются на действия тела, речи и ума. В отношении тела Будда советует не убивать, не воровать и не причинять страданий сексуальным путем. В отношении речи он предлагает высказываться правдиво, мягко, примирительно и осмысленно. В отношении ума рекомендуется избегать зависти и злости, а также развивать правильный взгляд на вещи.

Материал из книги Карма Тринле «История Кармап Тибета».

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Щедрость открывает любую ситуацию»

Лама Оле Нидал

Новости центров