Будда Шакьямуни (V-VI до н.э.) учил, каким все является на самом деле
 
 

Главные события

11.03.2017 - 01.09.2017

Расписание медитационных курсов и встреч составлено до августа месяца включительно...   23-26 марта — ...

26.07.2017 - 21.08.2017

Летом 2017 года Eго Святейшество Семнадцатый Кармапа Тхае Дордже посетит три европейских страны, ...

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Кармапа  → Восьмой Кармапа Микьо Дордже (1507–1554)

Восьмой Кармапа Микьо Дордже (1507–1554)

Восьмой Кармапа Микьо Дордже  (1507–1554)

Восьмой Кармапа Микьо Дордже (1507–1554)

Седьмому Кармапе Чёдрагу Гьямцо незадолго до его кончины приснился Майтрейя, Будда будущего, который произнес:

– Приближается конец эпохи Будды Шакьямуни, и многие люди отправляются в нижние миры. Поэтому тебе нужно появляться во многих воплощениях.

В этом сне Чёдраг Гьямцо ясно увидел обстоятельства своего следующего рождения. Проснувшись наутро, он все подробно записал и позднее вручил своему преемнику.

На четвертый день одиннадцатого месяца 1507 года в Дамчу, что в Восточном Тибете, родился Восьмой Кармапа Микьо Дордже. Сделав первый вдох, новорожденный открыл глаза и сказал:

– Кармапа.

Вести о необычайном ребенке быстро разлетелись и дошли до Таши Палджора, Третьего Ситу Ринпоче, который тут же заметил, что место рождения мальчика совпадает с предсказанным в последнем письме Седьмого Кармапы. Ситу Ринпоче решил проверить ребенка и расспросил родителей. Полученные ответы удовлетворили его: отец и мать будущего Кармапы носили те же имена, которые упоминал Чёдраг Гьямцо в письме-предсказании, и остальные подробности рождения мальчика тоже совпадали с описанием. Ситу Ринпоче подтвердил, что этот ребенок является новым перерождением Кармапы, но попросил родителей в течение трех месяцев держать эту новость в тайне, чтобы защитить Микьо Дордже от возможных интриг. Он дал родителям благословленные пилюли, чай, масло и благовония, после чего сказал:

– Угостите мальчика масляным чаем, зажгите благовоние и скажите, что все это от Ситу Ринпоче. Затем предложите ему пилюли. Если ваш сын – действительно воплощение Кармапы, он наверняка скажет что-нибудь в ответ. Передайте мне потом его слова.

Отец выполнил все указания и в ответ от маленького Микьо Дордже услышал:

– Э Ма Хо, не сомневайтесь, я Кармапа.

Эту новость передали Ситу Ринпоче, и он забрал трехмесячного Кармапу с собой в монастырь Карма. Там малыша навестил великий мастер медитации Гсэр Пхова, который ранее был одним из близких учеников Седьмого Кармапы. Когда проходила дарственная церемония, крошечный Кармапа показал, что он отлично умеет обращаться с ручным барабанчиком и колокольчиком. Гсэр Пхова спросил его:

– Если ты Кармапа, помнишь ли ты, чему учил меня в Це Лхаканг?

Мальчик отвечал:

– Я дал тебе Махамудру и Шесть йог Наропы.

В 1512 году, в пятилетнем возрасте, Микьо Дордже отправился в путешествие к Ривоче. Там Лама Сёнам Ринчен спросил его, кто он такой на самом деле. Мальчик рассмеялся и заявил:

– Иногда я Падмасамбхава, иногда Сараха, но бываю и Кармапой. У меня много эманаций. В провинции Цанг их шестнадцать, и есть одна на западе Тибета – это глава большого клана.

В том же году появился другой претендент на титул Кармапы, мальчик из региона Амдо. Гьялцаб Ринпоче отправился туда, чтобы проверить правомерность претензий ребенка на этот титул. Но, стоило Ринпоче по пути встретиться с Микьо Дордже, как он тут же ощутил спонтанное желание склонить голову. Понимая, что перед ним настоящий Кармапа, Гьялцаб Ринпоче разослал всем монастырям Карма Кагью официальное письмо, в котором объявил, что, согласно предсказанию Памасамбхавы, имя Восьмого Кармапы должно быть Микьо Дордже. В следующем году Гьялцаб Ринпоче торжественно возвел мальчика на трон в Це Лхаканг как Восьмого Кармапу.

Образование Кармапы началось, когда ему исполнилось семь лет. Его первым наставником был Ситу Ринпоче – под его руководством Микьо Дордже изучил восемь правил поведения[1] и некоторые основополагающие поучения Кагью. Затем мальчик отправился в поездку по монастырям. В Сурманге он имел видение всей линии преемственности Кагью, что пробудило в нем ясное понимание того, насколько богато наследие его традиции. Позднее юный Кармапа познакомился с великим мастером Сангье Ньенпой, которого Чёдраг Гьямцо когда-то попросил стать преемником своей линии и учителем своего следующего воплощения.

После этой важной встречи Микьо Дордже вместе со своим передвижным лагерем выехал в отдаленные районы Кхама. Раскрытие его духовных возможностей и талантов продолжалось в форме видений. В одном из них он получил наставления от самого Будды Шакьямуни, который явился ему вместе с двумя главными учениками – Шарипутрой и Маудгальяяной. В той же местности юному Кармапе приснился сон, представляющий большую важность. Дакиня во сне сообщила ему:

– Ты воплощаешь деяния всех Будд трех времен.

Вскоре Микьо Дордже с сопровождающими его учениками и помощниками возвратился в Ривоче, где занялся духовной и благотворительной деятельностью. Позднее он снова посетил свои родные места в провинции Дамчу. Там Кармапе явился Падмасамбхав, поведав об их глубокой связи:

– Я Падмасамбхава, а ты мой главный ученик Гьялва Чёянг[2]. Твоя природа неотделима от моей, и их единство есть Будда Ваджрадхара.

Вскоре после этого сна Микьо Дордже, воодушевленный размышлениями и воспоминаниями о Кармапе Дюсуме Кхьенпе, совершил паломничество в Кампо Гангра. Рассказывают, что он оставил отпечатки своих ступней в нескольких медитационных пещерах тех мест.

В 1516 году, в возрасте девяти лет, Кармапа получил приглашение совершить визит к Са Тхаму, князю области Джанг. Благосклонно согласившись, Микьо Дордже тронулся в путь вместе со всем своим лагерем. Его приезд был отмечен торжественной церемонией. Князь, на которого простота и достоинство Микьо Дордже произвели глубокое впечатление, осыпал юного Кармапу почестями и ценными дарами. Прежде он не выказывал большого расположения к буддизму, но со дня встречи с Кармапой развернул большую работу по снабжению всем необходимым монастырей, расположенных на территории его княжества. Провозгласив принцип ненасилия, он существенно смягчил свой политический курс. Микьо Дордже, уезжая, пообещал вернуться в Джанг через семь лет.

В 1517 году молодой Кармапа вступил в самую важную фазу своего обучения. Кроме исчерпывающей передачи традиции Карма Кагью, за последующие три года он получил от Ламы Сангье Ньенпы очень подробные основополагающие наставления относительно Учения Будды во всей его полноте. Сангье Ньенпа, несмотря на свое богатство, был исключительным примером аскетизма, присущего йогинам Кагью. Когда этот трехлетний период закончился, Сангье Ньенпа спокойно, без сожаления ушел из жизни, зная, что Микьо Дордже усвоил все его поучения. Во время погребальной церемонии Кармапа явственно ощущал присутствие своего покойного наставника, и все полученные знания приобрели в его уме абсолютную ясность.

У Микьо Дордже, с его неутолимой тягой к знаниям, было много общего с Третьим Кармапой. Он проявлял большой талант в области лингвистики и под руководством переводчика Ринчена Таши освоил санскритскую грамматику. Кроме того, Восьмой Кармапа с удовольствием пробовал себя в поэзии, живописи и скульптуре, и здесь ему тоже удалось достичь больших успехов. Его пример скромности и простоты в повседневной жизни был показательным для других монахов. Будучи мастером Махамудры, он каждое мгновение осознавал, что все возникающее освобождается само по себе.

В одном из видений перед Микьо Дордже появился монах, который сказал о себе, что в эпоху прошлого Будды Дипанкары он был Падмасамбхавой. Кармапа в ответ поинтересовался:

– Если это так, то где состоялось твое «лотосовое рождение» и где ты тогда жил?

– А откуда берется пространство? – ответствовал монах и исчез.

Размышляя над этим событием, Микьо Дордже обрел постижение того, что в эпоху каждого из тысячи Будд обязательно приходит Падмасамбхава как естественное проявление просветляющего Учения.

Через некоторое время Восьмой Кармапа со своим лагерем совершил неторопливое путешествие по Восточному Тибету, обучая Дхарме местное население. В общей сложности на его публичных поучениях и посвящениях побывало более десяти тысяч человек. За время той поездки он нашел и признал Третьего Гьялцаба Ринпоче, ламу по имени Драгпа Палджор и Кёнчога Енлага, Пятого Шамарпу. В Мар Кхаме Микьо Дордже вырезал из камня свою собственную статую. Его последователи писали, что, когда работа была завершена, Кармапа поставил статую перед собой и спросил ее:

– Похожа ли ты на меня?

– Да, очень похожа, – отвечала статуя.

Тогда Кармапа сжал в кулаке остаток камня, словно кусок масла, оставив на нем отпечатки своей ладони и пальцев. И статуя, и камень сохранились до наших дней: они находятся в монастыре Румтек в Сиккиме.

Прибыв в монастырь Карма, Микьо Дордже принял посланников У Цунга, императора Китая. Они привезли ему множество подношений и от имени своего правителя пригласили Кармапу в Китай. Однако Кармапа, предчувствуя скорую кончину императора, отклонил это приглашение. Китайцы восприняли его отказ как оскорбление, снова запаковали привезенные дары и вернулись в Китай, где обнаружили, что император и его супруга только что умерли.

Из Кхама Микьо Дордже отправился в Центральный Тибет. В Самдинге перерождающаяся женщина-учитель Дордже Памо поднесла ему в дар монастырь. Прибыв в Цурпху, он нашел здания этой святыни в ветхом состоянии и распорядился начать восстановительные работы. Здесь Лама Сурманг Трунгпа нанес ему визит и увидел Кармапу в виде воплощения Йидама Чакрасамвары.

После непродолжительного периода хозяйственной деятельности Микьо Дордже снова выехал в путь вместе со своими учениками. Он посетил монастырь школы Кадам, называемый Раденг, а оттуда направился в Гангри Токар – место отшельничества Лонгченпы, великого святого школы Ньингма. Там, на скалах вокруг пещеры, еще оставались отпечатки ступней этого мастера и следы копыт его лошади. Затем путь Кармапы лежал туда, где в уединении медитировал состарившийся Лама Карма Тринле. Он дал Микьо Дордже посвящения в Курукуллу, Махакалу и Вайшравану. Затем они вдвоем посетили институт в Легше Линге, основанный Ламой Карма Тринле, и Кармапа дал там много поучений.

В том же году Микьо Дордже и Карма Тринле встретились снова. На этот раз пожилой ученый дал Кармапе наставления о Шести йогах Наропы. Кармапа, которому как раз исполнился двадцать один год, получил полное посвящение в монашеский сан от настоятеля Чёдруба Сэнге, считавшегося воплощением кашмирского ламы и ученого по имени Сакья Шри. Карма Тринле помогал настоятелю в проведении этой торжественной церемонии.

Пока Кармапа гостил в Легше Линге, Чёдруб Сэнге долго и очень подробно наставлял его в доктрине шентонг, или «пустой и что-то еще» (тиб.: gzhan stong). Лама попросил Микьо Дордже сохранять и распространять это крайне важное философское воззрение, завоевавшее широкую популярность в традициях Джонанг и Ньингма. Оно подвергалось жесткой критике со стороны представителей школы Гелуг, которые придерживались противоположного взгляда рангтонг, или «пустой сам по себе» (тиб.: rang stong). Впоследствии подход шентонг передавался в линии преемственности Карма Кагью от учителя к ученику. Однажды великий ученый Джамгён Конгтрул Лодрё Тхае посвятил в его тонкости Пятнадцатого Кармапу и сделал это воззрение краеугольным камнем основанного им движения Римэ. Таким образом, Микьо Дордже можно считать важным предвестником тибетского Возрождения, наступившего в XIX веке.

Взаимоотношения Микьо Дордже с его учителем Карма Тринле были очень важны для продолжения образования Кармапы. Он провел у этого Ламы в общей сложности около трех лет. За этот период Кармапа изучил Пять трактатов Майтрейи, труды по логике авторства Дигнаги и Дхармакирти, сочинения по Абхидхарме Асанги (Абхидхарма-самуччая) и Васубандху (Абхидхарма-коша), тексты Винайи, важнейшие книги из наследия Нагарджуны, работу Чандракирти «Вступление на Срединный путь» (Мадхьямака-аватара), «Хеваджра-тантру», труды по астрологии и многие другие тексты из Индии, имеющие отношение к буддизму Махаяны и Ваджраяны. В дополнение к наследию индийского буддизма Карма Тринле представил Кармапе Микьо Дордже собрание сочинений Нгога-переводчика[3] и Сакья Пандиты.

Микьо Дордже был примерным учеником, он умел сохранять полную сосредоточенность на протяжении всего долгого периода своего интенсивного обучения. Он постоянно размышлял над смыслом текстов и теми выводами, которые из них можно было сделать. Он всегда анализировал и подвергал сомнению любые неясные места, благодаря чему в совершенстве постигал значение изучаемого предмета. Он так много занимался наукой, что у него оставалось мало времени на еду, и в результате его физическое здоровье пошатнулось. Тринле хвалил Кармапу как великого ученого, а Микьо Дордже высоко ценил его как искусного наставника, говоря:

– Ты находишься на первой ступени Бодхисаттвы, на грани между сансарой и нирваной. Относительно сансары тебя можно назвать «тем, кто не возвращается», и у тебя есть способность к сознательным перерождениям.

В завершение своего интеллектуального образования Микьо Дордже посвятил много времени медитации. Ему приснилось, что дакини отнесли его в жилище Шаварипы – великого индийского йогина, который передал Майтрипе, одному из учителей Марпы-переводчика, учение Махамудры. Шаварипа во сне показал Кармапе природу ума, сопровождая это словами:

– И сансара, и нирвана возникают в уме. Сущность твоего ума – изначальная мудрость. Потому нет никаких ступеней постижения: все происходит в уме.

И йогин исчез.

Микьо Дордже стал автором множества текстов, которые вызывали много споров и оказали на современников и последующие поколения огромное влияние. В возрасте тридцати трех лет он написал комментарий к Абхисамая-ланкаре под названием «Джецюн Нгалсо» (тиб.: rje btsun ngal so). Закончив эту работу, он пригласил ученого из школы Гелуг по имени Сэра Джецюн к участию в критическом обсуждении текста. Этот талантливый мастер составил к труду Микьо Дордже собственный комментарий, в котором писал: «Кармапа является воплощением Ламы высокого ранга и великим ученым. Поэтому я не могу критиковать его. Тем не менее вот моя книга, озаглавленная «Ответ Кармапе», написанная по просьбе Микьо Дордже, в качестве отзыва на его комментарий». В такой форме состоялась письменная полемика между блестящим мастером Кармапой и известным ученым традиции Гелуг.

Микьо Дордже написал более тридцати томов сочинений, на четырнадцать больше, чем Карма Пакши. Его работы посвящены лингвистике, основам буддизма, Абхидхарме, Тантре, философии Мадхьямаки, изобразительному искусству и поэзии. Его перу принадлежат и важные тексты по Махамудре. Восьмой Кармапа считается автором и вдохновителем художественного стиля Карма Гадри, им создано много живописных работ в этой технике. Кроме того, важным аспектом его наследия является руководство по медитации, известной как «Гуру-йога четырех времен дня» (тиб.: thun bzhi bla ma’rnal ‘byor), составленной в честь его коренного учителя Сангье Ньенпы Ринпоче. Она стала одной из самых важных практик в линии преемственности Камцанг.

В 1546 году Микьо Дордже почувствовал, что вскоре уйдет из жизни. Однако Шамар Ринпоче и Паво Ринпоче умоляли своего Ламу остаться и продолжать работу. Откликаясь на их настоятельные просьбы, Кармапа согласился продлить свою жизнь еще на несколько лет. Вместе со своим путешествующим лагерем он отправился в последнее большое путешествие по монастырям и Дхарма-центрам традиции Карма Кагью. Он попросил своих помощников на время этой поездки смягчить правила, по которым обычно строился его распорядок дня. Он хотел дать возможность всем желающим побывать у него и получить благословение.

В дороге Микьо Дордже сочинил много песен, в которых описывал свои видения. Во время одного из самых замечательных переживаний он увидел своего Учителя в теле Чакрасамвары, восседающего над головой Ваджрайогини. Из тела Учителя появился нектар осознавания, преобразующий все представления о сансаре и нирване в высшую мудрость Просветления. Ваджрный крюк сделал эту мудрость неразрушимой. Затем в том же сне Кармапа увидел, как сансара сгорела в котле, стоявшем на трехногой подставке.

В другом его видении Падмасамбхава собрал у себя восьмерых Кармап, чтобы вместе составить тайное поучение.

В последние годы жизни Кармапы здоровье его неуклонно ухудшалось, но он, невзирая на это, продолжал напряженно трудиться. В 1554 году на юге Тибета внезапно распространилась проказа. Микьо Дордже отправился туда, чтобы положить конец этой эпидемии. В центре пораженного района он построил черную ступу, окруженную четырьмя ступами меньшего размера. Главная ступа представляла собой символический образ существа, называемого «нага», которое, согласно мифам, вызывает проказу. Четыре ступы поменьше символизировали руки и ноги этого существа. Затем Кармапа расположился в центре и силой своего сострадания вобрал в себя все помехи, которые привели к распространению болезни. Эпидемия быстро прекратилась, и Микьо Дордже возвратился в Дагпо Шедруб Линг, монастырь Шамара Ринпоче.

Очень скоро у Кармапы начали появляться признаки проказы, и через некоторое время он уже не мог ходить. Понимая, что его кончина близка, он надел на себя одежду и украшения, присущие Будда-аспектам Состояния радости, передающим вдохновение, и так предстал перед своими учениками. После этого Микьо Дордже вручил Шамару Ринпоче письмо с предсказанием обстоятельств своего следующего рождения – и покинул тело в возрасте сорока семи лет. Его останки кремировали в монастыре Цурпху. Шамар Ринпоче вложил реликвии, оставшиеся после Кармапы, в специальную ступу.

Среди учеников Восьмого Кармапы было много лам высокого ранга. В числе самых знаменитых – Шамарпа Кёнчог Енлаг, Паво Цуглаг Тренгва, Гьялцаб Драгпа Палджор, Ситу Чёкьи Гоча и Карма Тринле Легдруб. У него училось также много художников, врачей и поэтов, на которых он оказал глубокое влияние.

1: Имеются в виду восемь полезных действий как основа практики для мирских последователей Дхармы. Это отказ от убийства, воровства, причинения сексуального вреда; обязательство не врать и не говорить вредных речей; и три особых правила: не спать на мягкой и богатой кровати, не есть в не подходящее для этого время; избегать танцев, пения и не носить украшений.

2: Гьялва Чёянг (VIII век) – один из двадцати пяти главных учеников Гуру Падмасамбхавы. Чёянг был министром при дворе царя Трисонга Дэцена. В качестве своей основной практики он получил от своего гуру йогу Хайягривы и достиг полного осуществления.

3:  Переводчик (лоцава) Нгог был одним из главных учеников Атиши. Совместно со своим учителем он работал над переводом литературы, посвященной циклу «Праджня-парамиты», и сыграл особенно важную роль в утверждении философии Мадхьямаки в Тибете.

Материал из книги Карма Тринле «История Кармап Тибета»

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Если мы приняли решение помогать всем существам (то есть нашим матерям в прошлом), мы должны с решимостью стремиться к этому, не боясь трудностей, которые могут встретиться»

Кармапа ХVII Тринле Тхае Дордже

Новости центров