Лама Оле Нидал
Начиная с 1972 года Оле Нидал, первый европейский лама и мастер медитации, основал более 650 центров медитации по всему миру
 
 

Главные события

14.12.2017 - 20.12.2017

Он традиционно состоится в Бодхгае (город в Индии, где Будда Шакьямуни достиг ...

13.01.2018 - 31.01.2018

В целом традиционный паломнический тур по стране продлится один месяц. География тура ...

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Буддология  → В пещерах восточного Тибета

В пещерах восточного Тибета

Тибетская традиция медитации в уединении

Тибет считается страной монастырей, играющих решающую роль в поддержании передачи поучений Будды. Однако распространено мнение (его разделяют многие ламы и западные ученые), что важнейшие буддийские поучения в Тибете сохраняются главным образом благодаря центрам для медитации в отшельничестве. Например, Шамар Ринпоче утверждает, что настоящая передача Дхармы в Тибете осуществлялась не в монастырях, а в пещерах. Этот взгляд близок и Ламе Оле, который вместе с женой Ханной заложил основы буддизма Алмазного пути на Западе.

Более того, известные ученые-тибетологи отмечают, что интерес к медитации в отшельничестве в современном Тибете растет. По их мнению, это выражает широту распространения буддизма на тибетской земле. Считается, что данный феномен способствует восстановлению национального самосознания тибетцев, поскольку его можно рассматривать как укрепление традиционных ценностей в условиях китайской оккупации и колониального присутствия.

Именно исторический Будда Шакьямуни впервые подчеркнул пользу, которую приносит практика медитации, выполняемая в условиях длительного уединения. К тому же он сам стал примером йогина, в своем стремлении к вневременному счастью покинувшего вечно меняющийся мир и практикующего медитацию вдали от мирских отвлечений. В отношении уединенной практики высших поучений Будды можно сказать, что в Индии в тантрический период (с IV по XI век н. э.) некоторые опытные практикующие следовали его примеру. В стремлении постичь глубочайший потенциал ума немногочисленные так называемые махасиддхи применяли методы Алмазного пути, тайно выполняя свои практики вдали от всех.

В VII веке вместе с буддизмом Алмазного пути в Тибет пришла традиция отшельничеств.Цультрим Тарчин был учеником йогина по имени Карма Норбу Ринпоче, который обучал Шестнадцатого Кармапу Шести йогам Наропы.С этого времени профессиональные медитаторы считались элитой и пользовались большим уважением в общественной и политической жизни. Как ни странно, йогины, стремившиеся отстраниться от мира, обретали влияние в решении не только духовных, но и мирских вопросов. Местное сообщество ожидало, что они принесут ему пользу на основе мудрости и силы, обретенной благодаря бескомпромиссности в практике. Это качество высоко ценится во многих азиатских обществах.

Уходящие в отшельничество медитаторы стремятся обнаружить абсолютную истину и не обращают внимания на трудности уединенной жизни на природе. Исторический Будда показал пример такого образа жизни — полностью подчиненного цели постижения истинной природы ума, но свободного от крайностей суровой аскезы или потворства своим желаниям. Для практикующего в отшельничестве одиночество становится «лабораторными» условиями, необходимыми для узнавания природы ума. Оно служит катализатором быстрого роста, свободного от препятствий вовлеченности в мирскую деятельность. Уединение способствует успешной практике: йогин отсекает все отвлечения и зависимость от внешних условий, и все его существование сосредотачивается исключительно вокруг практики медитации. Более того, трудности, естественным образом сопровождающие жизнь в суровой, удаленной местности, развивают еще больше силы и смелости видеть любые препятствия как часть пути.

Современный Миларепа

Медитация в отшельничестве интересна мне не только потому, что я практикую буддизм, но также в силу моей профессиональной деятельности — я провожу эти изыскания для написания докторской диссертации в области тибетологии в Берлинском университете им. Гумбольдта. Мои исследования направлены на оценку статуса и роли традиции ухода в отшельничество в современном Восточном Тибете и того, как менялось ее значение с конца XIX века.

Для проведения исследований я выбрала определенные места, где йогины ищут путь к пробуждению, — в регионе Кхам, что в Восточном Тибете. Эта местность, населенная людьми с сильным, независимым духом, отличается богатой культурой. В XIX веке ламы-кхампы способствовали великому возрождению буддийского Учения в Тибете. В наши дни они продолжают вдыхать в него жизнь.

В сентябре 2007 г. я впервые отправилась в Восточный Тибет. Это было трехмесячное паломничество и путешествие с выполнением полевых исследований, необходимых для написания диссертации. Меня сопровождали два друга — Томас из Берлина и Франц из Перта, Австралия. В течение нескольких месяцев мы путешествовали по Кхаму, посетив многие центры отшельничества. Самоотверженность и преданность практикующих произвела на нас большое впечатление. Нам также очень повезло встретиться с несколькими подлинными мастерами медитации. Благодаря их активности глубокие методы Алмазного пути все еще доступны для тибетцев, несмотря на китайское присутствие и разрушение культуры Тибета.

Йогин Цультрим Тарчин

Йогин Цультрим Тарчин

Из всего того, что мы пережили в этой богатой событиями экспедиции, мне хотелось бы описать встречу с йогином Цультримом Тарчином. Общение с ним оставило в наших умах неизгладимое впечатление. Он является живым подтверждением факта, что высшие формы практики сохранились и передаются в наши времена и есть люди, которые достигают в них совершенства.

Ближе к концу нашего путешествия мы прибыли в северный район Нангчен. Наша методика сбора информации включала в себя остановки в монастырях, где монахи осведомлены о местах отшельничества и йогинах своей линии преемственности. По этой причине мы отправились в Гоче Гомпу — место, названное в моем путеводителе по Тибету «монастырем Шамара Ринпоче». Это было смелым заявлением, поскольку большинство людей в Азии поддерживают «Кармапу Далай-ламы» и не испытывают большой открытости в отношении Кюнзига Шамарпы — самого известного из всех сторонников Кармапы Тхае Дордже (Семнадцатого Кармапы — главы традиции Карма Кагью, к которой я принадлежу). Когда мы прибыли в Гоче Гомпу, надеясь встретиться с друзьями, принадлежащими родной для нас линии передачи и не вовлеченными в дела политики, мы поняли, что монастырь захватили последователи Ситупы и Ургьена Тринле (другого человека, утверждающего, что он Семнадцатый Кармапа). Это не входило в наши планы, но мы приехали сюда издалека, поэтому решили извлечь все возможное из сложившейся ситуации и, избегая бесед о политике, попытаться собрать информацию. Именно в этом месте мы впервые услышали имя Цультрима Тарчина и отправились туда, где он пребывал в отшельничестве. Вот так случайная поездка в Гоче Гомпу — хотя любой логически мыслящий человек отрицает существование «случайностей» — стала поворотным моментом во всем нашем путешествии. Благодаря этому мы обнаружили великого йогина, которого считают подобным Миларепе.

Лагерь отшельников

Центр отшельничеств под руководством Цультрима Тарчина связан с монастырем Кьодрак, принадлежащим традиции Баром Кагью, а также с Кьодрак Сэнге Дзонгом — одним из 25 мест силы, связанных с Гуру Ринпоче. Он проявился в этих местах и спрятал свои наставления, предназначенные будущим поколениям учеников. Само место силы Гуру Ринпоче — это большой красно-серый холм с множеством своеобразных пещер, достойных внимания. С него открывается захватывающий вид на всю долину и лазурную реку Дза Чу.

Кхенпо (главный наставник или духовный глава) монастырского учебного заведения проявил дружелюбие и любопытство — в этой части мира белые лица вызывают множество вопросов. Он объяснил нам, что в его учебном заведении уроки медитации являются обязательными, но люди, действительно желающие практиковать, отправляются жить в поселение для отшельничеств, которое находится в двух часах пути от шедры (школы). Это место уединения было названо Лачи в честь любимого места медитации великого йогина Миларепы. Оно стала домом для одного из самых выдающихся мастеров медитации в Восточном Тибете — Репы Цультрима Тарчина.

Репы — это практикующие, чей стиль жизни основан на примере самого знаменитого из них — Миларепы. Они дают обет носить однослойные хлопковые одежды даже в самые суровые гималайские зимы. Для поддержания жизни этим йогинам нужно лишь небольшое количество пищи; они селятся в пещерах или очень маленьких хижинах. В уединенном месте под названием Лачи живут три таких удивительных человека, а неподалеку — еще 120 медитирующих. Несмотря на то, что мы прибыли без предупреждения, нам сразу оказали такой теплый прием, что это нас несколько смутило. Нам выделили новую хижину, дали одеяла и свечи, накормили вкусным обедом, и мы почувствовали, что приехали домой. И все это несмотря на нашу явную приверженность Тхае Дордже! Именно в этом отношении сын мастера — Цультрим Дудул Ринпоче, который к тому же является вторым по старшинству ламой, совершенно поразил нас. Когда мы показывали нашу презентацию о том, как на Западе распространяется буддизм для мирян, он взял фотографию Тхае Дордже и приложил ее под одеждами к своему сердечному центру. Затем он долго сидел с закрытыми глазами. Эту фотографию я больше не видела — он действительно захотел оставить ее себе! Ринпоче провел в отшельничестве большую часть своей еще недолгой жизни, практикуя под руководством Репы все особые методы традиции Кагью, включая Шесть йог Наропы. Мы надеялись, что наша связь как-то поможет познакомить тибетцев с нашим Кармапой.

В поселении для медитации Лачи примерно 25 недавно выстроенных хижин. Оно тоже относится к месту силы Гуру Ринпоче. Кроме того, именно здесь проявились Высшая Радость (тиб. Дэва Ченпо) и Красная Мудрость (тиб. Дордже Памо). Плоский, круглый участок земли с необычной треугольной пещерой — центральная точка этого поля силы. Расписание уединенных медитаций оказалось очень знакомым: четыре сессии практик Основополагающих упражнений, Гуру-йоги на Восьмого Кармапу, Шести йог Наропы или Махамудры — в зависимости от того, насколько далеко практикующие продвинулись в своем развитии. Медитаторы Лачи — это женщины и молодые девушки. Там также живет не менее десятка детей 7–13 лет. Все они начинают жизнь буддистов, серьезно настроенных на практику, и стремятся стать такими, как их коренной Лама. Некоторые из них прибыли в его центр отшельничества издалека. Мы получили драгоценную возможность узнать, почему это происходит. Когда пришло время встречи с великим сиддхой, Ринпоче и старший монах отвели нас на гору, где мы увидели маленькие хижины, построенные для Реп. Ринпоче сказал нам, что их учитель не принимает никого, только собственных учеников и только по особым случаям — для передачи поучений. Будучи знатоком Великой печати и Шести йог, он обучает этому избранных. Ранее он с интересом принимал «буддийские группы с Запада», но перестал это делать, после того как его разочаровали частые визиты учеников Аконга Тулку, не имеющих, на его взгляд, «истинного интереса к Дхарме». Нас попросили не задавать вопросы о его жизни, поскольку он полностью вышел за пределы своей личной истории. Однако мы могли спрашивать о природе ума или практике медитации. Это единственное, что его интересовало. Нам также разрешили вести видео и фотосъемку. Каждому из нас, включая проводника и водителя, велели повторить очистительную мантру Ом Бенза Сато Хунг миллион раз. Такую цену мы платили за прерывание его уединения.

Встреча с великим йогином

Мы взбирались все выше и выше к вершине горы. Уже виднелось красное здание, в котором проходят трехлетние отшельничества. Нас очаровал вид камня с отпечатками лап беременной тигрицы, на которой восседает Гуру Ринпоче в своей мощно защищающей форме.В VII веке вместе с буддизмом Алмазного пути в Тибет пришла традиция отшельничеств. С этого времени профессиональные медитаторы считались элитой и пользовались большим уважением в общественной и политической жизни. В каменной стене горы над нами зияли входы в пещеры, доступные только тем, кто умеет летать. В прошлом здесь, несомненно, практиковали великие йогины школы Баром. В последние двадцать лет сиддха Цультрим Тарчин жил, медитировал и давал поучения неподалеку от этих пещер. Еще несколько шагов, и мы оказались у него. В белых тонких одеждах с седыми короткими волосами мастер сидел в маленькой, еле вмещавшей его хижине. У него красивое лицо и мощное телосложение, так что он похож на уроженца Кавказа. Всем своим видом он излучал то, что я описала бы словами «чрезвычайная простота». Как типичная представительница Запада, я не в большом восторге от совершения простираний перед ламами. Но в случае с этим мастером мое тело склонилось само, и я почувствовала, как трижды касаюсь лбом земли, выражая почтение традиционным для тибетцев образом.

Цультрим Тарчин был учеником йогина по имени Карма Норбу Ринпоче, который обучал Шестнадцатого Кармапу Шести йогам Наропы. Он много лет провел в отшельничестве и довел до совершенства йогу внутреннего тепла, или туммо, а также практики Великой печати. Он может оставлять отпечатки стоп в скале и выживать без пищи. Сейчас он сидел перед нами в своей маленькой хижине, перебирая четки и спокойно вглядываясь в бескрайнее пространство высокогорного пейзажа.

Один за другим мы подходили к мастеру с хадаками в руках — это традиционный способ выказать свое почтение во время визита к ламе. Обычно ламы сначала удивляются, видя белокожую компанию, и лишь потом берут хадак и кладут его гостю на шею. Но наше присутствие никак не подействовало на этого поразительного мастера. Его взгляд был неизменно устремлен к горизонту, и казалось, что он нас вовсе не замечает. Мы были для него как облака в небе. Никто из нас не смог ничего спросить. Полагаю, что все ответы были уже получены…

Оборудование, привезенное для съемок встречи с сиддхой, стало неуправляемым. Видеокамера запечатлела только несколько секунд, а на фотопленке остался лишь один снимок йогина.

После встречи с ним мы спустились с горы, уселись на большой валун, чтобы помедитировать, и увидели, что он сидит рядом с пещерой и смотрит на нас сверху. Еще одна встреча, выходящая за пределы слов и концепций.

Многие тибетцы считают Цультрима Тарчина живым подобием Миларепы — йогина, показавшего пример практики в отшельничестве. Жизнь этого знаменитого мастера, его удивительная сила и окончательное достижение цели духовного пути вдохновляют многих людей и в наши дни. Однако на практикующих с Запада производит наибольшее впечатление не внешнее одиночество и решимость выдержать все трудности. В примере Миларепы нас, пожалуй, интересует внутренний уход от мирских интересов и игр. А в повседневной жизни образцом для подражания для нас скорее является Марпа Лоцава, учитель Миларепы. Этот йогин «жил в миру, но был не от мира сего». Несмотря на то, что Марпа был семьянином, предпринимателем, ученым и путешественником, он удерживал взгляд Великой печати и достиг полного Просветления в течение одной жизни.

Послесловие

Год спустя, осенью 2008 г., мы с Томасом и двумя новыми друзьями вернулись в отдаленный центр отшельничества Лачи. В этот раз, завидев нас, Цультрим Тарчин оживился гораздо больше. Он энергично поднимал палец вверх и с ликованием издавал возглас «Ха!» как будто желал сказать: «Я знал, что вы вернетесь!». Мы узнали, что в прошлом году он пребывал в затворничестве, но теперь Сага Ринпоче — главный лама близлежащего монастыря Кьодрак — попросил его путешествовать, давать поучения и руководить осуществлением различных проектов.

Ринпоче сердечно нас принял. В первые дни он лично навещал наши хижины, чтобы посмотреть, как у нас идут дела, узнать, не нужно ли нам что-нибудь, и пробудить в нас желание задавать вопросы. Он настоял на том, чтобы мы слушали поучения, поднявшись на гору, где находится похожая на пещеру маленькая хижина. Это было «надлежащим местом» для разговоров о чем-то важном. Единственной целью его существования в экстремальных условиях было достижение Просветления за одну жизнь. Ничто иное не было таким же стоящим. Он не счел убедительным наш стиль практики. Мир, который он видит из своей пещеры, отличается от нашего. Он верит в то, что сначала нужно в одиночку пройти путь к абсолютному постижению, чтобы начать приносить пользу другим. Мы же предпочитаем «учится в действии», то есть работаем для блага существ, что согласно обещанию Шестнадцатого Кармапы сопровождается личностным ростом. В конце нашего пребывания начался сильный снегопад, а тем временем йогин давал нам прекрасные поучения о важности роли учителя, различных фазах удержания осознавания в медитации и необходимости постоянной тренировки.

Магдалена Мария ПШИЕМСКА

Родилась в 1975 г. в Гданьске, Польша. В родной стране она получила степень магистра в области английской филологии, затем переехала в Берлин, где прожила восемь лет. Там она занималась тибетологией в Университете Гумбольдта. В 2007 году Мария начала работать над докторской диссертацией, сосредоточившись на существующей в Восточном Тибете традиции ухода в отшельничество. В этом регионе она побывала дважды и прожила почти полгода, проводя полевые исследования. В 2007 году Мария стала путешествующим учителем Алмазного пути.

Перевод с английского Ольги КРИВОВЯЗ

Журнал Буддизм. ru  №21–22 (2013)

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Я учу потому, что вы и все существа стремитесь быть счастливыми и избегать боли. Я учу тому, каким все является»

Будда Шакьямуни, VI век до н.э.

Новости центров