Лопён Цечу Ринпоче (1917–2003) был учителем королевской семьи Бутана. В 1968 году он стал первым учителем Оле и Ханны Нидал
 
 

Главные события

03.01.2019 - 31.12.2019

25-28 января — Краснодар 8-10 февраля — Новосибирск 15-17 февраля — Хабаровск 23-25 февраля — ...

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Практический буддизм  → Шинэ: Медитация на дыхание. Ханна Нидал

Шинэ: Медитация на дыхание. Ханна Нидал

Здесь представлена расшифровка лекции Ханны Нидал. Ханна прочитала ее во время курса Алмазного пути в Касселе (Германия) в 2003 году, после того как Лама Оле Нидал неудачно прыгнул с парашютом, из-за чего провел некоторое время в больнице.

Когда мы практикуем методы, данные Буддой, мы делаем это последовательно. Вначале мы изучаем то, чему он учил, и стараемся в этом разобраться. Непонятные моменты мы проясняем с помощью вопросов, количество которых со временем растет; но также растет и понимание.

Ключом ко всему в нашей практике является медитация. Если мы не начнем медитировать, то никогда не сможем изменить свой ум и прийти к Освобождению и Просветлению. С помощью медитации мы начнем овладевать своим умом Мы стремимся к этому не только для самих себя, но и для всех остальных. Поэтому нам очень важно медитировать и при этом понимать, зачем мы это делаем, обладать определенным взглядом.

Будда учил различным медитациям и методам, их можно разделить на две категории: шинэ, в которой фокусируется и успокаивается ум; и випассана, или лхагтонг, называемая еще медитацией прозрения, в которой постигается природа ума. Они идут рука об руку — такова особенность буддийской практики.

У этих методов есть определенный порядок. Конечно, мы хотели бы сразу начать с «настоящей практики», с постижения природы ума. Мы хотели бы реализовать это как можно скорее. Но для того чтобы сделать это, нам сначала необходимо ухватиться за свой ум. Для этого мы используем шинэ.

Первым делом мы должны начать осознавать, что в действительности происходит в нашем уме. Оказывается, мы не способны контролировать все множество имеющихся у нас разнообразных мыслей, эмоций и представлений. С помощью медитации мы начнем овладевать своим умом. Сначала мы довольно быстро обнаружим, что не умеем фокусироваться. Множество отвлекающих факторов заставят наш ум уйти. Но нам под силу это изменить.

Во время практики шинэ мы обнаружим блуждания нашего ума, нам будет хотеться спать, мы будем терять ясность, и нам это начнет надоедать. Это нормально, так как нам непривычна подобная дисциплина. Нам следует выработать новую привычку.

В конце медитации, в фазе завершения, мы стараемся отпустить все то, на чем фокусировались. Здесь мы переходим ко второму виду медитации, которая на санскрите называется випашьяна, а по-тибетски лхагтонг, — медитации проникающего видения. Если мы недостаточно хорошо фокусировались в начале, то фазы завершения просто не будет. Она не так легко дается: для того, чтобы все растворить, нам необходимо обладать очень стабильным состоянием ума.

Мы немного практикуем такое шинэ, в котором фокусируются не на формах Будд, а используют другие объекты сосредоточения, в частности, дыхание. Именно об этой практике шинэ я сейчас хочу поговорить. Шамар Ринпоче рекомендовал, чтобы мы немного больше занимались данной медитацией на дыхание (1).

Пока у нас есть тело, между ним и умом существует сильная связь. Правильная поза медитации нам очень сильно поможет. Через наше тело протекает множество энергий, связанных со всем, что в нем происходит, и правильная поза медитации позволит гармонизировать все эти энергии.

Самым важным в позе медитации является прямая спина. Затем вы стараетесь скрестить свои ноги наилучшим возможным способом — если получится, то полностью. Это позволит очень удобно сидеть. Если не можете, то просто кладете одну ногу поверх другой. Сидите прямо, не отклоняясь ни в одну из сторон. Голову держите ровно со слегка подобранным подбородком. Рот закрыт, так как вы хотите дышать носом. Без усилий вы просто смыкаете губы, оставляя рот расслабленным. Зубы не стиснуты. Язык касается нёба. Глаза полуприкрыты и смотрят вниз и немного вперед.

Фокусироваться на дыхании чрезвычайно просто: вы просто вдыхаете и выдыхаете. (Ханна смеется). Здесь дыхание является объектом для концентрации. Чтобы сохранять сосредоточение на нем, с самим дыханием ничего делать не нужно. Мы не ускоряем его, не задерживаем, не придаем ему ни цвета, ни каких либо иных характеристик. Мы просто остаемся полностью внимательными к тому, как воздух выходит из носа, спускается вниз, а затем опять поднимается. Что бы ни происходило в уме, старайтесь не отвлекаться и удерживать фокус внимания на дыхании. (Ханна входит в состояние медитации).

Легко вам далась эта короткая медитация? Большинство из вас выполняют такое шинэ перед каждой практикой, и сейчас важно сохранять ясность в этом процессе. Если это удается на протяжении одного или двух вдохов-выдохов — это нормально. Пока у нас есть тело, между ним и умом существует сильная связь Сделайте паузу и снова сосредоточьтесь. Мы привыкаем концентрироваться на дыхании, хотя ум все время куда-то уходит. Он возвращается, и мы продолжаем. Теперь, вместо того чтобы уходить и возвращаться, попробуйте действительно сильно сосредоточиться и удерживать это, пусть даже совсем недолго. Удерживайте сильную концентрацию, затем сделайте маленький перерыв и повторите еще раз. Даже если вы будете делать только по 7 раз или по 21 разу (2), такое упражнение очень хорошо тренирует концентрацию. Позднее вы почувствуете, что оно помогает в практике — например, во время медитации на Алмазный Ум. Невозможно все время оставаться полностью сосредоточенным. Поэтому хорошо чередовать периоды сильной сфокусированности и расслабленности.

Вы можете легко это заметить — и те, кто медитирует годами, и начинающие. Совсем новым людям хорошо иметь некоторое представление о том, как мы хотим работать с умом. Причина, по которой нам нужна эта медитация, состоит в том, что мы не привыкли тренировать ум. Он не приучен делать подобные вещи. У него есть масса давних и сильных привычек, которые трудно изменить. Например, когда возникают чувства или идеи, мы не можем их отпустить, потому что привыкли за ними следовать. И в медитации мы учимся освобождаться от этого обыкновения просто следовать за всем, что происходит в уме. Так мы меняем свои привычки.

Перерывы помогают не впадать в пассивное, лишенное ясности состояние ума. Иногда люди думают, что медитировать — значит просто сидеть с закрытыми глазами. Если вы будете так сидеть какое-то время, то вы не получите большого количества внешних впечатлений и, возможно, сможете войти в приятное, сонное, расслабленное состояние, которое сочтете медитацией. Но это не так — это вялый и неясный ум. Этого нам не нужно. Если вы привыкнете чередовать недолгие состояния сосредоточенности с паузами, вы никогда не попадетесь в эту ловушку. Ум будет оставаться ясным и свежим.

Это действительно простая практика, как и большинство наших медитаций. Но, как вы, возможно, уже почувствовали на опыте, от вас потребуется значительно больше усилий и терпения. Медитировать не всегда радостно и приятно. Знать об этом — часть практики. Это процесс, во время которого мы приучаемся сосредоточивать и тренировать ум. Не ищите в нем каких-либо достижений. Просто практикуйте с уверенностью, что если вы будете это делать, то соответствующие результаты придут.

А когда они начнут появляться, особенно в шинэ, вам пригодятся некоторые полезные советы: например, о том, что не стоит попадаться в ловушку цепляния за эти результаты. К ним стоит относиться точно так же, как мы только что относились к мыслям и эмоциям. За ними не нужно следовать, за них не нужно цепляться. После «хорошей» медитации иногда переживается очень спокойное состояние ума, без неясности. Ум очень умиротворен, стабилен, и это приятно. У многих появляется желание вернуться в это состояние или оставаться в нем дольше, поскольку ум привык привязываться к приятным впечатлениям. Ведь именно ради них мы делаем многие вещи. И когда что-то подобное обретается в медитации, конечно, это нас очень радует. Если мы ожидаем, что это состояние появится снова, то оно не появится. Уверяю вас. (Ханна смеется).

Оно больше не придет из-за этой привычки его желать. Оно возникло потому, что мы уже достаточно долго работали с умом. Теперь мы знаем, что не стоит хотеть его вернуть, иначе мы его заблокируем. Необходимо научиться его отпускать. Возникающий приятный опыт переживается, конечно, как нечто радостное, но с ним ничего не нужно делать. Когда это состояние есть — оно есть, а когда оно ушло — оно ушло. Вы оставляете свой ум полностью нейтральным. Можно также пережить нечто, ощущаемое как опыт пустоты, потому что отсутствуют идеи и концепции. Однако это лишь очередной медитативный опыт, и его стоит воспринимать так же, как и все прочие вещи, обычно возникающие в уме.

Смысл в том, что все происходящее в уме имеет одну и ту же природу. Метод сам по себе является просто техникой, помогающей фокусироваться Мысли, чувства или идеи — всё без исключения обладает одним и тем же качеством. Все принадлежит уму. Все неотделимо от ума. Вот почему не стоит испытывать взлеты и падения в зависимости от того, какие в медитации появляются мысли или чувства. Мы относимся к ним одинаково. Сейчас я говорю именно о медитационной сессии. Именно в ней мы так работаем, остаемся нейтральными. Не устремляемся за хорошими мыслями и не бежим от плохих. Все, что возникает, — не более чем отвлекающие влияния, и мы просто восстанавливаем концентрацию, что бы там ни было. Какие бы видения ни появлялись, мы просто возвращаемся и возвращаемся к тому, на что медитируем.

Пока ум сфокусирован, вы замечаете то, что вас отвлекает. Если вы этого не замечаете, значит, вы уже отвлеклись. Чем раньше вы способны это заметить, тем более тренированными являетесь.

В любой медитации необходимо следить, чтобы сосредоточение не становилось натужным. Мы стремимся к такому равновесию, при котором ум, оставаясь широким, не становился бы ни слишком напряженным, ни слишком расслабленным, иначе мы не сможем фокусироваться.

Совсем другое дело, когда мы не в медитации. Благодаря практике мы становимся более внимательными. Но успокоение ума не означает, что все уравнивается, хорошее и плохое. Мы хотим усиливать сочувствие. Мы хотим делать все возможное, чтобы помогать другим людям. Здесь у нас другой подход. Важно не путать это. То, что неуместно в медитации, оказывается важным, когда мы выходим в жизнь и действуем в этом мире.

Все будет по-другому, когда мы обретем проникающее видение и начнем постигать природу ума. Тогда медитация и не-медитация перестанут для нас различаться. Все будет в порядке и со всеми относительными явлениями. На этом уровне мы не будем допускать ошибок. Но до этого момента во время и после медитации важно усиливать сочувствие, оставаясь в то же время более внимательными.

Вопросы и ответы

Что если сосредоточиваться на дыхании становится все сложнее и сложнее?

Ханна: Остановки дыхания быть не должно. Так что продолжайте дышать. (Ханна смеется). Это следует делать более расслабленно, просто фокусироваться без напряжения. И не затягивайте это занятие. Прервитесь на короткое время, сделайте свой ум широким, как пространство, и возвращайтесь к сосредоточению. Поступать таким образом — тоже привычка.

Когда у меня открыты глаза и присутствует постоянный контакт с внешним миром, трудно не позволять мыслям блуждать. Намного легче медитировать с закрытыми глазами.

Ханна: Это верно. Это тоже вопрос тренировки. В других медитациях шинэ, например, когда используются различные формы Будд, обычно мы держим глаза закрытыми. Так действительно легче. По-настоящему сосредоточиться с открытыми глазами невозможно. Но что касается практики с дыханием, то здесь это вопрос тренировки. Здесь мы действительно учимся сохранять концентрацию и не позволять уму блуждать из-за чего-либо, что попадает в поле зрения. Наши зрительные впечатления имеют ту же природу, что и мысли, и чувства. К ним нужно относиться точно так же. Не устремляйтесь за ними и не плодите идей о них.

Одна женщина интенсивно практиковала шинэ в течение десяти дней по нескольку часов каждый день. Она чувствовала, что ее ум стал острее, но в этом не было много благословения — наверняка меньше, чем во время других медитаций.

Ханна: Одно другого не исключает. Здесь многое зависит от того, в каком состоянии ума вы делаете практику и насколько вы открыты. Если подходить к этому только с технической стороны, то, конечно, в этом будет немного благословения. Но если мотивировать себя, открываться Буддам, Бодхисаттвам и ламам, то вы почувствуете благословение. Важен подход. Метод сам по себе является просто техникой, помогающей фокусироваться.

Мой друг всегда засыпает, когда начинает медитировать, особенно на Алмазный Ум. Он уже сделал половину практики, но ничего не меняется.

Ханна: Он не единственный, кто сталкивается с подобным, особенно во время Алмазного Ума. Эта практика часто работает именно так. Лучше всего попробовать прерываться до того, как начнете засыпать. Когда вы повторяете мантру и чувствуете, что вот-вот потеряете концентрацию, прервитесь на мгновение и потом продолжайте.

Я засыпаю с первой мантрой.

Ханна: Засыпаешь с первой мантрой? Вот это да! (Ханна смеется). Когда встаешь, ощущаешь свежесть? Нет сонливости? Тогда нужно хотя бы попробовать выполнять медитацию в помещении, где не жарко, и на голодный желудок. Будьте готовы освежать себя и старайтесь прерывать сонливость. Эту привычку стоит сменить.

У меня очень много мыслей во время медитации.

Ханна: Пока ты за ними не следуешь, все в порядке. Знаете, что я имею в виду под следованием? Это подобно движению по цепи и ведет к отвлечению. Невозможно одновременно отвлечься и сохранить концентрацию. Поэтому, когда вы занимаетесь мыслями, вы уже не сосредоточены. А если сосредоточены, то, какие бы мысли ни возникали, вы за ними не бежите. Если вы замечаете их появление, вы можете не устремиться за ними. Прежде всего, просто не следуйте за ними. Ум сам успокоится. В самом начале, когда вы только начинаете видеть, как работает ум, вы можете подумать, что теперь у вас намного больше мыслей. Их поток можно сравнить с водопадом — такое количество воды обрушивается вниз. Но больше мыслей у вас не стало — просто теперь вы видите, сколько их. После определенной тренировки ум успокаивается, и тогда он подобен реке, которая временами течет плавно, а временами бурно. Наконец, она вливается в неподвижный океан. И тогда обретаются полный покой и контроль.

Важно, чтобы у вас было представление о том, как работает ум в этом процессе. Некоторое время вполне нормальным считается то, что ум все время чем-то занят, если только вы не спите. (Ханна смеется). Это еще одна опция, это тоже случается.

Один друг раньше занимался практикой дзэн, в которой медитация означала просто сидеть перед стеной и выполнять шинэ. При этом возникали определенные переживания. Рекомендуется ли это?

Ханна: До сих пор мы применяли и применяем медитацию шинэ в режиме хорошего равновесия; она поддерживает наши практики. Менять это не стоит. Иногда рекомендуется применять более интенсивное упражнение шинэ после нёндро, потому что у вас уже будет для этого хороший фундамент, и вы сможете лучше углубляться. Тогда можно будет приступать к медитации проникающего видения.

Когда мы выполняем основополагающие упражнения, наш ум еще недостаточно натренирован, и иногда нам не удается удерживать ум ясным. Защищают ли наши методы от неправильной медитации?

Ханна: Да. Это связано с одним из предыдущих вопросов. Буддийской нашу практику делает специфическая рамка вокруг нее. Мы принимаем Прибежище, постоянно развиваем Просветленный настрой и стараемся практиковать как можно лучше. Затем посвящаем заслугу. Конечно, необходимо осознавать и делать лучшее, на что мы способны. В этом нужно упражняться, но здесь невозможно совершить настоящую ошибку. Практика — это тренировка. Точно так же, как и в медитации на дыхание, во время практик нёндро можно прерываться, если ум становится слишком неясным, уставшим или очень рассеянным. Другими словами, вы на одно мгновение расслабляетесь, ни на чем не фокусируетесь и возвращаетесь к тому, на что медитировали. Это все равно, что накачивать мускулы. Таким образом вы тренируете свой ум быть более ясным.

Как оторваться от мысли о сосредоточении?

Ханна: Просто сосредотачивайся. Нет необходимости думать о сосредоточении. Просто направляй внимание на дыхание. Мы ведь постоянно на что-нибудь направляем ум. Здесь мы говорим о шинэ. Это такой уровень практики, на котором мы следим за дыханием. Мы еще не медитируем на природу ума. Это разные практики. Сейчас просто учитесь и приучайте ум быть более сосредоточенным, потому что обычно он рассеян. Это вопрос обучения и создания новой привычки.

Если результат медитации в том, чтобы контролировать свои эмоции, то способна ли ты сейчас контролировать свои эмоции в связи с тем, что случилось с Ламой Оле?

Ханна: Я могу контролировать ум лучше, чем тело. (Ханна смеется). Понимаю твой вопрос. Конечно, волнений становится меньше до определенной степени, но все еще остаются реакции. Возможны и умственные, и физические реакции. Конечно, мы беспокоимся. Нам больно, когда кому-то другому больно. Это я бы даже не стала пытаться изменить. Но вопрос скорее в удержании некого внутреннего спокойствия. Не знаю, понимаешь ли ты, что я имею в виду. Когда находишься в этом мире, все время что-то происходит и на физическом уровне, и на умственном, но с помощью медитации мы учимся относиться к происходящему по-другому. Мы не можем изменить ни случившееся, ни его последствия. Но можно изменить отношение к этим событиям, происшествиям или состояниям хотя бы в своем собственном уме. Вы уже не поглощены событиями, как раньше, даже при том, что они случаются.

Прежде чем я начал нёндро, я прочитал несколько книг о медитации и попробовал выполнять практики, описанные в них. Я просто сел и сфокусировался на своем третьем глазе, а переживание было такое, что у меня больше нет тела, что я потерял ощущения вкуса, запаха и вкуса. Потом вдруг не стало ничего, был только красный свет от чего-то. Вопрос в том, относится ли это каким-то образом к шинэ. Или что это было?

Ханна: Это своеобразное шинэ. Шинэ означает, что вы сосредоточиваете ум на чем-то, и от этого естественным образом будут ожидаемые результаты или побочные эффекты. Многие такие вещи, как ясновидение или способности показывать чудеса, являются результатами шинэ, или медитации упокоения ума. Все дело в том, что буддийский практикующий не стремится к результату. Это важное отличие. Твое состояние было следствием концентрации.

Значит ли это, что я должен делать это чаще?

Ханна: Нет. Собственно, я не знаю, чего ты хочешь добиться. (Ханна смеется). Сейчас ты применяешь другие методы, которые включают и шинэ, и еще многое сверх того.

Каждый раз, когда мы приезжаем на курс Ламы Оле, он настаивает на том, чтобы мы закончили нёндро. Меня запутывает то, что, когда я читаю книгу Чогьяма Трунгпы, я вижу, что, что он убеждает нас делать шинэ и випашьяну. Я читал много других книг других авторов, в том числе из Карма Кагью, и все они говорят тоже самое. Я не понимаю, является ли обязательное нёндро спецификой поучений Ламы Оле.

Ханна: Завершать нёндро нас учил Калу Ринпоче. Это говорят и он, и многие другие учителя, и это рекомендуется во многих текстах, объясняющих Махамудру. Разные школы по-разному относятся к этому вопросу. Все зависит от того, насколько прочный фундамент тебе нужен для выполнения шинэ. И качество твоего шинэ определяется подготовкой. Ты будешь чувствовать себя более защищенно в медитации, если обретешь надежную основу, очистишь много негативных впечатлений и построишь много позитивных, прежде чем начать фокусироваться только на уме.

Думаешь ли ты, что сосредоточенность в обычной жизни, например, на работе с компьютером или езде на мотоцикле, сравнима с шинэ? Может это тоже стать фундаментом для медитации? Иногда я спрашиваю людей, легче ли им медитировать оттого, что они занимаются такими вещами. Довольно часто они отвечают отрицательно, что меня весьма удивляет. Я ожидал, что им должно быть легче.

Ханна: Полагаю, что та концентрация, о которой ты говоришь, намного более концептуальна. Видимо, в этом причина. Это не является чистым сосредоточением без каких-либо мыслей и идей. Ты просто во что-то погружен. Конечно, обобщенно можно сказать, что это тоже концентрация, и она должна помогать сосредоточению во время медитации, тем более что в некоторых медитациях мы тоже погружаемся в какую-то тему и обдумываем ее. Но у такой темы есть определенное значение, и благодаря такому погружению мы приходим к новому пониманию. Когда мы фокусируемся на каком-либо деле, занятии — это другая активность, ведь мы уже чем-то увлечены.

Хорошо ли, если мы чувствуем присутствие Ламы над головой, просто практикуя шинэ?

Ханна: В медитации или нет?

Нет, допустим, у нас просто есть несколько свободных минут и мы не можем выполнять обычную медитацию.

Ханна: Это можно делать, на этом можно концентрироваться. Мы здесь говорим в первую очередь о том, как сидеть в формальной медитации и в этом тренировать сосредоточение. Почему-то у меня создается впечатление, что вам эта практика кажется чем-то иным, не тем, что мы обычно делаем. (Ханна смеется). Сейчас мы называем это шинэ, поскольку это относится к наблюдению за дыханием, но все основополагающие практики нёндро — это тоже шинэ. Когда вы делаете фазу построения, это шинэ. И медитация Гуру-йоги — тоже шинэ.

Хорошо ли сделать несколько минут шинэ на дыхании, а затем переходить к практикам нёндро. Или эти две практики нужно разделить?

Ханна: Я думала, что именно так мы всегда и делали. (Ханна смеется). Мы ощущаем бесформенный поток воздуха у кончика носа, не так ли? Так и есть. Ты хочешь делать это дольше? Не знаю, насколько долго ты обычно это делаешь, но уверена, что примерно минута — это хорошо. Я не растягивала бы шинэ на более длительное время.

У меня вопрос об интеграции этой практики в повседневную жизнь. Я работаю в сфере компьютерного программирования, с людьми, которые привыкли тренировать ум. Они все знают, что я буддист. Они интересуются, и я планирую начать в перерывах делать небольшую медитацию шинэ — это хорошо при такой работе. Думаю делать это каждый день, и они, может быть, захотят участвовать. Что мне делать, если они захотят присоединиться?

Ханна: Ты обычно медитируешь в это время? Или это нечто новое? Ты надеешься добавить эту практику, потому что она простая? Если твоим коллегам интересно, то вполне нормально выполнить эту технику в течение нескольких минут. Но если ты применяешь ее как буддист, то требуется другой подход. Тогда им нужно это объяснить. Если у тебя есть полчаса и ты хочешь сесть в медитацию, я бы посоветовала просто продолжать свою обычную практику и не переключаться на что-то иное. Если же люди станут спрашивать и тоже захотят медитировать, можешь предложить им следить за дыханием.

Можно ли, вместо того чтобы концентрироваться на дыхании, сосредоточиться на обнаженном осознавании ума, поскольку это ощущается как нечто более широкое. Или это не шинэ?

Ханна: Для того чтобы фокусироваться на обнаженном осознавании ума, твой ум должен быть уже очень стабилен. Обычно нужно по-настоящему сосредоточить ум, прежде чем просто покоиться в осознавании. Конечно, я не знаю, какова твоя практика. Если во время медитации ты чувствуешь, что появляется рассеянность или сонливость, лучше делать нёндро или дольше оставаться в шинэ.

__________________________________

(1)  Тибетское слово «шинэ» и санскритское «шаматха» переводятся как «спокойствие». Эта медитация предполагает концентрацию внимания на единственном объекте. Здесь под разными видами шинэ понимаются различные способы достижения этого однонаправленного, или неотвлекаемого, сосредоточения. Есть шинэ с формой, когда мы медитируем на Будду или Ламу. Есть шинэ без формы, когда мы, например, медитируем на дыхание. О нем здесь говорит Ханна. Шинэ с формой, в свою очередь, делится на шинэ с чистой формой (формы Будд) и шинэ с нечистой формой, в котором фокусируются на пламени свечи и т. п. В шинэ без формы объектом может быть не только дыхание, но и любящая доброта, сочувствие, четыре основные мысли и т. д. После нёндро, когда уже достигнута определенная стабильность сосредоточения, шинэ применяется на гораздо более тонких уровнях. Это требует подробных и личных наставлений.

(2)  Под одним разом здесь подразумевается цикл из вдоха и выдоха.

__________________________________

Перевод с английского: Иван Григорьев

Журнал Буддизм.ru №28 (2016)

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Совершенство было всегда, но прийти к нему мы можем только через полное развитие своего ума»

Лама Оле Нидал

Новости центров