Ханна Нидал
Ханна Нидал (1946–2007) - переводчик, лама, доверенное лицо высших учителей традиции Кагью
 
 

Главные события

11.03.2017 - 01.09.2017

Расписание медитационных курсов и встреч составлено до августа месяца включительно...   23-26 марта — ...

26.07.2017 - 21.08.2017

Летом 2017 года Eго Святейшество Семнадцатый Кармапа Тхае Дордже посетит три европейских страны, ...

 

Ближайшие события

28.03.2017
Волгоград
29.03.2017
Волгоград
05.04.2017 - 07.04.2017
Нижний Новгород
09.04.2017
Йошкар-Ола
10.04.2017 - 11.04.2017
Казань
12.04.2017 - 13.04.2017
Ульяновск
14.04.2017 - 15.04.2017
Тольятти
16.04.2017 - 17.04.2017
Самара
16.04.2017 - 17.04.2017
Самара
18.04.2017 - 19.04.2017
Саратов
 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Кармапа  → Седьмой Кармапа Чёдраг Гьямцо (1454–1506)

Седьмой Кармапа Чёдраг Гьямцо (1454–1506)

Седьмой Кармапа Чёдраг Гьямцо  (1454–1506)

Седьмой Кармапа Чёдраг Гьямцо (1454–1506)

Седьмой Кармапа Чёдраг Гьямцо родился в первом месяце 1454 года на севере Тибета. Его отца звали Драгпа Палдруб, а мать – Лхамо Кьи. Еще в младенчестве мальчика объявили воплощением духовного учителя, и в первый год своей жизни он проявлял такую зрелость, что люди все больше убеждались в истинности этого утверждения. Однажды он спонтанно произнес слоги А и Хум, сопровождая это такими словами:

– В мире нет ничего, кроме пустоты. Люди думают, что есть материя, но они ошибаются. Для меня не существует ни рождения, ни смерти.

Мальчика привезли в передвижной лагерь Гьялцаба Гушри Палджора, держателя линии преемственности Карма Кагью. Лама Гьялцаб узнал в мальчике новое воплощение Кармапы и официально возвел его на трон. Рассказывают, что Чёдраг Гьямцо при этом произнес:

– Я Будда Ваджрадхара.

Юный Кармапа остался жить рядом с Гьялцабом Ринпоче. В 1458 году, в четырехлетнем возрасте, он совершил свое первое путешествие по Южному Тибету. Как и в случае всех остальных Кармап, его постижение природы реальности раскрывалось посредством необычайных переживаний и видений. Достоинство, присущее этому исключительному ребенку, неизменно ощущалось каждым, кто приближался к нему.

По мере того как лагерь перемещался по просторам Южного Тибета, Чёдраг Гьямцо, пользуясь своим влиянием, прилагал усилия к тому, чтобы прекратить вражду среди племен Нага и бутанцев. Ему также удалось добиться освобождения заложников и политических заключенных. Кармапа был вегетарианцем и убедил многих людей перестать охотиться и ловить рыбу. Он защищал домашний скот, прежде всего яков и овец, и ввел обычай помечать животное ленточкой, чтобы показать, что оно не подлежит убою. Чёдраг Гьямцо отменил пошлины за проезд через мосты и распорядился строить их из железа.

Из Южного Тибета лагерь постепенно переехал в Кхам. В монастыре Карма Гьялцаб Ринпоче провел церемонию, на которой восьмилетний Кармапа принял обеты мирянина и Бодхисаттвы. Здесь же Чёдраг Гьямцо продолжил свое образование, и позднее его посвятил в послушники Лама Джампал Зангпо, ученик предыдущего Кармапы и один из держателей традиции Кагью. В этот период юный Лама изучал главным образом тексты Винайи, уделяя внимание и общим принципам, и особенностям монастырской жизни. Второй наставник Кармапы – Ситу Таши Намгьял – давал ему много устных наставлений из традиции Камцанг.

В 1465 году Чёдраг Гьямцо отправился из монастыря Карма в пограничные районы Северо-Восточного Тибета. Там он восстановил мир между местными буддистами и последователями бона, давно враждовавшими между собой. Затем он учил людей основам Дхармы Будды. Все дары, которые ему подносили в этой поездке, он отдавал беднякам и монастырям.

Работая для блага других, молодой Чёдраг Гьямцо не прерывал своего обучения. Одной из самых важных духовных практик для него была медитация Чод, которую когда-то принесла в Тибет знаменитая йогиня Мачиг Лабдрён. Погружаясь в эту медитацию, Кармапа иногда видел собственный скелет.

Чёдраг Гьямцо, несмотря на свой юный возраст, был превосходным ученым. В монастыре Рава Ганг он участвовал в философских занятиях наравне с пятью взрослыми философами, вел с ними полемику и вносил коррективы в их утверждения. В монастыре Сурманг, резиденции воплощений Трунгпа, Чёдраг Гьямцо написал несколько книг, посвященных различным аспектам Дхармы.

В 1471 году семнадцатилетний Кармапа со своим многочисленным сопровождением расположился лагерем в Кава Карпо – священном месте, связанном с Чакрасамварой. Здесь он на семь лет уединился для интенсивной медитации, чтобы таким образом завершить свое духовное образование.

Как и все остальные воплощения Кармап, Чёдраг Гьямцо осознавал свое близкое духовное родство с Гуру Падмасамбхавой. В определенном смысле Кармапу можно считать олицетворением этого великого йогина. Вернувшись из долгого отшельничества в монастырь Карма Гён, Чёдраг Гьямцо имел видение, в котором перед ним предстал Падмасамбхава, окруженный Йидамами, традиционными для школы Ньингма. Рядом были Будда Шакьямуни и ламы линии преемственности Кагью. Это видение навело Кармапу на мысль отыскать какие-нибудь долины, укрытые от людского глаза, которые могли бы служить безопасным пристанищем на время военных действий. Будущие конфликты в Тибете представлялись ему неизбежными.

Позднее Чёдраг Гьямцо снова посетил Южный Тибет, где организовал ремонт нескольких монастырей Кагью и помог их наставникам. Затем он проследовал в Цурпху, свою главную резиденцию, и там отреставрировал большую статую Будды Шакьямуни, отлитую по проекту Карма Пакши.

Кармапа считал хорошее образование делом первостепенной важности и широко его пропагандировал. Будучи последовательным в этой работе, он учредил при монастыре Цурпху большое учебное заведение (шедра, тиб.:shes ‘gra), которое скоро приобрело всеобщую известность.

Однажды Кармапу пригласил к своему двору Лама Таши Таргье – религиозный и политический глава одной из провинций на юге Тибета. Чёдраг Гьямцо принял приглашение и, приехав, провел там большой курс поучений традиции Кагью. В благодарность за это Таши Таргье поднес Кармапе в дар все свои владения, угодья, поместья и монастыри, в том числе личный монастырь Чёкхор Люнпо. При дворе Таши Таргье Его Святейшество встретил первого тулку из будущей линии Карма Тринле – его звали Чёле Намгьял. Карма Тринле попросил у Кармапы, которого считал воплощением Будды Шакьямуни, тайные поучения линии преемственности Кагью. Чёдраг Гьямцо ответил:

– Если ты пообещаешь впоследствии стать держателем этой традиции, я дам тебе то, чего ты хочешь.

После этого Карма Тринле учился у Кармапы и практиковал Шесть йог Наропы и Махамудру, до тех пор пока ему не открылся внутренний смысл этих учений. Тогда Чёдраг Гьямцо назначил своего нового ученика настоятелем монастыря Чёкхор Люнпо. Карма Тринле основал при монастыре учебное заведение, в котором преподавались обширные курсы философии, психологии, ритуалов и этики. Выпускник мог иметь одну из трех возможных степеней: тем, кто завершил полный курс обучения и обладал наивысшей квалификацией, присваивался титул «кхенпо», или «профессор»; тем, кто прошел большую часть курса, – «лопён», или «мастер»; остальные же получали просто диплом о высшем образовании. Этот институт, возглавляемый Ламой Карма Тринле, сыграл чрезвычайно важную роль в сохранении и передаче Учения Будды.

Слава Чёдрага Гьямцо распространилась далеко за границы Тибета и дошла до Индии и Китая. Настоятель монастыря Бодхгайя прислал ему ценные дары. Несколько индийских ученых приезжали к нему с визитом – в их числе были Рахула Виная и Шила Сагара. Император Китая пригласил Кармапу к себе в гости, но в то время Чёдраг Гьямцо не смог к нему поехать.

В 1498 году Кармапа, путешествуя по области Конгпо, основал там отшельническое поселение и нашел третье воплощение Тай Ситу – Ламу Таши Палджора. Затем он вернулся в Лхасу, чтобы провести официальную встречу высоких учителей. Там его почтительно приветствовали монахи из Дрепунга и Гадена – монастырей школы Гелуг. В Ринпунге Кармапа давал наставления многим людям, в числе которых был великий ученый Сакья Чогден. Поучения Кармапы касались главным образом сутр и трудов Асанги и Нагарджуны. Представители всех различных духовных традиций высоко оценили широту познаний Чёдрага Гьямцо.

Седьмой Кармапа был плодовитым автором: он создал много трактатов, посвященных Винайе, философии Мадхьямаки и Тантре. Некоторое время Кармапа был поглощен составлением текста о логике, называемого «Ригжунг Гьямцо» (тиб.: rigs gzhungs rgya mtsho) и содержащего комментарии к семи трудам Дигнаги и Дхармакирти. Его тогдашний помощник Дагпо Рабджам Чёгьял Тенпа впоследствии вспоминал, что Чёдраг Гьямцо просто диктовал ему текст, не размышляя и не перечитывая источники, которые комментировал. Кармапа полагался на свою память во всем, что касалось линии его рассуждений, ссылок на чужие книги и рукописи. Его мышление было совершенно ясным и безупречно последовательным. Если ему случалось внезапно прервать диктовку книги, впоследствии он безошибочно возвращался к нужному месту. Иногда помощник просил Кармапу объяснить какое-нибудь трудное место в рукописи, но Кармапа, казалось, не обращал на просьбы никакого внимания. Затем, в ходе диктовки, ответ приходил сам собой. Время от времени Чёдраг Гьямцо мог добавить:

– Доверяй тому, что говорит твой Лама. Все объяснения сами появятся в свое время.

Кармапа вел очень простой и строгий образ жизни. Даже в путешествиях он оставался молчаливым и внимательным. Периодически он прерывал свое уединение, чтобы принимать посетителей, но никогда во время этих встреч не пускался в пустые разговоры. В противоположность аскетизму жилища самого Кармапы, его путешествующий лагерь, со своим пышным убранством, представлял собой красивое и богатое зрелище. Шатер для церемоний венчала золотая крыша. Алтарь украшали самые драгоценные реликвии, над которыми с потолка свисали тринадцать изящных зонтиков. Трон Чёдрага Гьямцо был покрыт жемчугом, и позади него висела жемчужная драпировка.

В возрасте пятидесяти двух лет Кармапа начал сознавать подступающую смерть. Он посоветовал жителям Конгпо практиковать Дхарму и удалился в отшельничество. Но отовсюду прибывало так много людей, желавших его увидеть, что Чёдраг Гьямцо вынужден был покинуть келью и снова подняться на свой трон в алтарном зале. Паломникам, которые присутствовали при этом, показалось, что Кармапа был облачен в дхармические одеяния, свойственные Буддам в Состоянии радости. В тот день Кармапа вверил свою линию преемственности Ламе Ситу Ринпоче. Он предсказал, что в следующий раз родится в Кхаме, и сообщил имена своих будущих родителей. На следующее утро Чёдраг Гьямцо в медитации оставил этот мир.

Личные вещи Кармапы его ученики распределили по разным монастырям, а тело доставили в Цурпху и там предали кремации. Все реликвии и кусочки костей, найденные на кострище, монахи поместили в ступу.

У Седьмого Кармапы было множество учеников. Наиболее известные из них – это Гьялцаб Тулку, Лама Таши Намгьял, Четвертый Шамар Ринпоче, Лама Сангье Ньенпа, Сакья Чёден, Карма Тринле, Сакья Вангчуг, Карма Качопа, ученый Вангчуг Гьялцен, знаменитый своими трудами по логике, и Самтен Лингпа, тертон школы Ньингма.

Материал из книги Карма Тринле «История Кармап Тибета».

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«У того, кто не надеется, не опасается, развивается глубокая проницательность и непосредственная сила действия»

Лама Оле Нидал

Новости центров