Будда Шакьямуни (V-VI до н.э.) учил, каким все является на самом деле
 
 

Главные события

11.03.2017 - 01.09.2017

Расписание медитационных курсов и встреч составлено до августа месяца включительно...   23-26 марта — ...

26.07.2017 - 21.08.2017

Летом 2017 года Eго Святейшество Семнадцатый Кармапа Тхае Дордже посетит три европейских страны, ...

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Буддология  → Речунгпа — Непризнанный йогин Тибета

Речунгпа — Непризнанный йогин Тибета

Вступление Ламы Оле Нидала:

Дорогие ученики и друзья буддизма Алмазного Пути Карма Кагью,

Лама Оле Нидал

Лама Оле Нидал

Следовать примеру нашего несравненного Шестнадцатого Кармапы — это самое мудрое, что мы могли делать. С 1969 года благодаря этому решению у нас всегда были бесчисленные возможности сохранять ясность, неподкупность и верность своим ценностям. В этом процессе мы также научились критически рассматривать действия высокопоставленных учителей — в частности, когда те неожиданно оказывались втянутыми в странные махинации.

Читая «Биографии Речунгпы» Питера Алана Робертса, доктора философии из Самье Линга, мы соприкоснулись с очередной драмой, на которую следует по-новому взглянуть без всяких табу. На сей раз речь идет о многовековых манипуляциях подлинными корнями нашей традиции Кагью, начатых в текстах линии преемственности Другпа Кагью. Этот материал мы можем сегодня рассматривать как раскрытие заговора политически корректного большинства против неудобного свободомыслия — чисто пропагандистский сюжет, старый, как само человеческое общение.

Чем точнее наши официальные исторические писания отражают реальные факты, передавая тем самым полный поток благословения линии, тем шире, глубже и яснее на всех уровнях будет наша преемственность и тем больше пользы принесет она существам. По этой причине столь неловкое, но свойственное многим людям поведение, которое постоянно бросается в глаза при чтении нашей прессы, также следует развенчать и здесь. Но изменения в тексты вносились усиленными темпами в последние столетия не только из-за того неудобства, которое хорошо отрегулированным монастырям Кагью доставляли раздражающие своей свободой йогины, к чьей благородной компании принадлежали и Миларепа, и Речунгпа. В XVII веке, когда у нас в Европе шла Тридцатилетняя война, троны трех старых «красношапочных» школ йогинов Тибета были разрушены армиями монгольского военачальника Гушри-хана, приглашенного правительством Пятого Далай-ламы, и все естественным образом успокоилось. Одиннадцатому Кармапе было позволено начать неспешное восстановление, но, разумеется, под строгим надзором «желтошапочной» школы Добродетельных, сегодня возглавляющей тибетское правительство. Добродетельные, разумеется, стремились сделать так, чтобы наша сторона не могла представить им что-то, с чем они не умели достойно соперничать, — непредсказуемых и восхитительных йогинов, плоть и кровь нашей передачи. Поэтому они еще сильнее «подчистили» тексты в том же направлении.

Давайте поблагодарим Питера Алана Робертса за интересное и подробное исследование жизнеописаний Речунгпы, а также нашего высокоуважаемого профессора Рози Фишер из Регенсбурга, работавшую при поддержке Манфреда Зегерса, за подготовку этого доступного обзора, который столь практично возвращает нас к подлинным корням традиции Кагью. Учитывая все сказанное, эта книга и ее обзор крайне ценны.

В действительности, сегодня такие открытия не слишком затрагивают наш Алмазный путь. Теми результатами, которых мы с Ханной достигли, следуя пожеланиям великого Шестнадцатого Кармапы и Семнадцатого Кармапы Тхае Дордже, мы в большой степени обязаны тому факту, что с самого начала мы избрали в качестве своих исторических вдохновителей йогина Тилопу и, что еще важнее, героя Марпу. Данный Марпой пример Гуру-йоги, объединяющей богатую и активную жизнь с окончательным смыслом Великой печати (Махамудры) и вдохновением от наших Йидамов Кагью, позволяет и в современном мире черпать высшую и вневременную пользу из жизни любого одаренного человека

Ваш Лама Оле.

Речунгпа – Непризнанный йогин Тибета

Рози Фишер

То, что мы знаем о Речунгпе сегодня, почерпнуто, в основном, из трех книг: «Жизнь Миларепы», «Сто тысяч песен Миларепы», написанных Цанг Ньоном Херукой, а также из «Истории жизни Речунгпы», составленной учеником Цанг Ньона Гоцангом Репой*. Все эти источники упоминают Речунгпу как человека одаренного и привлекательного, но отмечают его сложный характер. В них утверждается, что ему были свойственны гордость, упрямство и вспыльчивость. Эти тексты, широко распространенные в Тибете, не так давно были переведены на английский и другие языки и теперь хорошо известны в мире. Немногие знают о существовании других многочисленных источников, в которых Речунгпа предстает в совершенно ином свете.

В своей докторской диссертации 2007 года «Биографии Речунгпы» Питер Алан Робертс тщательно исследовал и сравнил более тридцати частично опубликованных тибетских текстов о Речунгпе, датируемых XIII веком. Его изыскания привели к поразительным результатам: если верить нескольким ранее неизвестным источникам, Речунгпа был не только самым важным учеником Миларепы, но и его учителем, и получил важные передачи, которые впоследствии были переняты у него мастерами Кагью.

Две биографии Речунгпы, написанные его учениками в XII веке, были утеряны. Вместе с другими устными и письменными источниками эти тексты, судя по всему, служили образцами для нескольких жизнеописаний Речунгпы, Миларепы и других держателей линии передачи Кагью. Из существующих текстов‑источников можно вывести несколько повествовательных традиций. Первая важная традиция основывается на рассказе о линии передачи Другпа Кагью «Биографии гирлянды золотых гор» йогина Гьядангпы (начало XIII века). Вторая — это «Биографии великих мужей Кагью», записанные Дёнмо Рипой (середина XIII века). Третья традиция основывается на «Жизни и песнях Шепе Дордже» (автор неизвестен, XIV век), а также двумя последующими текстами: «Жизнь Миларепы» и «Сто тысяч песен Миларепы», записанных йогином традиции Другпа Цанг Ньоном Херукой (конец XV века). Тексты традиции Гьядангпы описывают Речунгпу в положительном ключе, в то время как тексты традиции Дёнмо Рипы отличаются краткостью, фактографичностью и нейтральностью (труд «Облака благословения», посвященный жизни Миларепы и написанный вторым Шамарпой Качё Вангпо, относится к этой категории). Текст Шепе Дордже отмечает как темные аспекты образа Речунгпы, так и его светлые стороны. В последующих, более поздних текстах Цанг Ньона Херуки, описания Речунгпы становятся более критическими. Имеющиеся у нас знания о Речунгпе основаны на них. Однако в силу ранней датировки, логической структуры повествования, ясности и простоты стиля, Робертс считает тексты первых двух традиций более надежными, чем тексты традиции Шепе Дордже. В то же время последние, по мнению исследователя, более достоверны, чем тексты Цанг Ньона Херуки и его учеников. При помощи пяти ключевых эпизодов из значимых текстовых источников можно продемонстрировать, как описание Речунгпы изменилось от XII к XVI веку. (Существует множество других текстовых источников и эпизодов, однако здесь они в расчет не берутся.)

Монах традиции Кадампа нападает на Миларепу

Текст Гьядангпы рассказывает, как ученый монах Кадампы Тёнпа Дарло вступает в дебаты с Миларепой, проигрывает ему и, обозлившись, нападает на него. Ученики Миларепы хотят драться с ним, но Миларепа удерживает их, дабы избежать углубления конфликта.

В тексте Шепе Дордже возникают два ученых монаха и на Миларепу нападает не Тёнпа Дарло, а второй монах. Ученики Миларепы (буквально «все Речунгпы», а «Речунгпа» означает «молодой йогин или ученик, одетый в хлопок») у Гьядангпы превращаются в одного ученика — Речунгпу. Текст уводит внимание от плохого поведения монаха и взамен обвиняет в проступке Речунгпу, который хочет побить монаха. Однако Миларепа этого не допускает. В тексте говорится: «Пылкая гордость Речунгпы поутихла, и он медитировал на терпение» (стр. 142).

В более позднем тексте Цанг Ньона Херуки «Сто тысяч песен Миларепы» все еще драматичнее: Речунгпа хочет убить монаха. В тексте «Река благословений», датированном концом XV века, анонимного автора указано, что Речунгпа решает отправиться в Индию, чтобы заняться изучением искусства дебатов и победить монаха. Однако Миларепа говорит ему, что дебаты не только бесполезны, но и вредны. Далее утверждается, что Речунгпа хотел научиться в Индии колдовству, дабы защититься от нападок монаха. Тема путешествия Речунгпы в Индию ради изучения логики или колдовства повторяется в поздних текстах.

Неопределенный термин «Речунгпа», который означает как «молодого ученика», так и само имя Речунгпы, мог послужить отправной точкой различий в последующих толкованиях. Тем не менее это не объясняет, почему Речунгпу изображали в столь негативном свете. Робертс предполагает, что за счет описания таких эпизодов из жизни учителя и ученика авторы подчеркивали превосходство Миларепы. Возможно также и превознесение Миларепы как держателя линии передачи; вдобавок он был учителем Гампопы, а согласно адептам линии Дагпо Кагью, Гампопа был отцом-основателем линий Кагью.

Речунгпа был не только самым важным учеником Миларепы, но и его учителем, и получил важные передачи. 

Речунгпа отправляется в Индию

В тексте Гьядангпы говорится, что Миларепа просит своего ученика Речунгпу отправиться в Индию и получить пять поучений царицы Дакинь, которые Миларепа не получил от Наропы. Перед отбытием Речунгпы Миларепа уступает ему более высокий трон, садясь на трон пониже, а также подносит Речунгпе золото, собранное для подношения индийскому мастеру. Таким образом, Миларепа меняет местами учителя и ученика.

В тексте Шепе Дордже Речунгпа отправляется в Индию, чтобы изучить искусство дебатов и колдовства. Перед отбытием Речунгпа садится не выше, а ниже учителя, и Миларепа не подносит ему золото.

Речунгпа возвращается из Индии

Гьядангпа пишет о возвращении Речунгпы из Индии в Тибет и о встрече с Миларепой. Речунгпа отдает Миларепе собра- ние текстов, привезенных из поездки, и по просьбе учителя идет за водой. А Миларепа в это время сжигает все тексты, оставляя лишь поучения Дакинь. Свой поступок он объясняет так: уничтожить тексты было необходимо — чрезмерное увлечение схоластикой вредит йогину, отвлекая его от сущности практики. Затем он демонстрирует Речунгпе свою способность вернуть тексты из небытия одним щелчком пальцев. Речунгпа радуется и восхваляет практику медитации из поучений Дакинь, заявляя о негативных последствиях обучения по книгам.

В версии Шепе Дордже мы неожиданно обнаруживаем конфликт между учителем и учеником, в котором Речунгпа теряет уверенность в своем наставнике и ведет себя странно и в других отношениях. Речунгпа возвращается из Индии с поучениями, а также привозит наставления по колдовству. Он ждет, что Миларепа поклонится ему, но тот отказывается. Задетый отказом, Речунгпа подчеркивает важность полученных в Индии драгоценных поучений. Однако Миларепа критикует ученика за гордость, и Речунгпа готов уступить. Теперь добавляется новая сцена: Миларепа просит Речунгпу поднять с земли рог яка. Речунгпа протестует, но повинуется. Когда их настигает буря с градом, Миларепа уменьшается в размерах и прячется в роге яка, пока Речунгпа, оставшись снаружи, страдает от бури. Речунгпа возмущен, поскольку считает, что Миларепа хотел проучить его бурей с градом за занятия колдовством в Индии. И вновь Миларепа отчитывает его.

Далее следует эпизод с сожжением текстов. Но в этот раз Речунгпа полностью разуверяется в Миларепе и отворачивается от него. Тогда Миларепа демонстрирует пять различных чудес, но Речунгпу это не трогает. Когда Миларепа в конце концов растворяется в небе, Речунгпу одолевает раскаяние и он хочет умереть. В итоге Миларепа возвращается, и доверие Речунгпы к нему восстанавливается.

В последующих текстах этой традиции периодически появляются новые драматические моменты. Например, Речунгпа тайком сохраняет для себя текст одного поучения, но Миларепа раскрывает его поступок. В другом случае Речунгпа решает вернуться в Индию, чтобы заняться колдовством, либо хочет вернуться к Типхупе из-за плохого обращения Миларепы. Согласно одному из источников, он даже хочет совершить самоубийство, когда видит, что Миларепа исчез в небе. Иными словами, Речунгпа предстает человеком неразборчивым и недалеким. Эти сцены могли быть созданы на основе комической истории, которая в те времена, несомненно, способствовала всеобщему развлечению.

Вероятно, жизнеописания буддийских мастеров стоит рассматривать с известной долей скептицизма, но они способны вдохновить нас на нашем пути к Просветлению.

Речунгпа прощается с Миларепой

Начиная вновь с Гьядангпы, мы находим историю о постаревшем Миларепе, отправившем Речунгпу в центральный Тибет. После ухода Речунгпы Миларепа в своей песне жалуется, что тот бросил его совершенно постыдным образом. Когда слушатели начинают сокрушаться, Миларепа успокаивает их, называя свою песню шуткой. Он признается, что сам отослал Речунгпу.

Однако в тексте Шепе Дордже говорится, что Речунгпа сам решил уйти и не отказался от своего желания даже после просьбы учителя остаться.

Когда Речунгпа встречает Миларепу в последний раз, тот передает ему все поучения, кроме одного, которое он раскрывает ему при прощании, — показывает Речунгпе свой мозолистый зад, напоминающий «зад обезьяны» (стр. 214). Но в «Ста тысячах песен Миларепы» Цанг Ньона Херуки Речунгпа заменен Гампопой и в таком виде история знакома нам сегодня.

Речунгпа и Гампопа видят сны

Следующий эпизод иллюстрирует разницу, существующую в текстах, в изображении двух учеников — Гампопы и Речунгпы.

Согласно тексту Шепе Дордже, Миларепа однажды расспросил Речунгпу и Гампопу об их снах. Речунгпе приснилось, что он дул в раковину, проезжая верхом на осле, груженном солью, — что означало, что его слава распространится на весь мир. Гампопе приснилось, что на восходе солнца он стоял на вершине белой скалы, а вокруг него кружили стервятники — что означало, что он поможет большому числу учеников на большой скалистой горе.

Кроме того, в колофоне текста Шепе Дордже утверждается, что у Миларепы было четверо великих сыновей сердца, среди них Речунгпа был на первом месте. Кроме того, насчитывается восемь близких сыновей, а в конце жизни Миларепы — еще шесть учеников, одним из которых был Гампопа.

В «Ста тысячах песен Миларепы» Цангьона Херуки эпизод со снами представлен совершенно иначе. Место действия сна Речунгпы — пересечение трех долин; он громко взывает (вместо того чтобы дуть в раковину), и груженный солью ослик также отсутствует. На сей раз Миларепа толкует сон так: Речунгпа будет вынужден переродиться еще три раза в трех долинах — из-за своего троекратного непослушания. Гампопе снится, что он убьет множество людей, что Миларепа воспринимает как крайне благоприятный знак и заявляет, что наконец у него появился сын и работа его жизни теперь окончена.

Цанг Ньон Херука (последователь традиции Гампопы) в этом моменте сильно отклоняется от текста образца Шепе Дордже, возможно, опираясь на другие письменные или устные сведения: Гампопа продолжает работу Миларепы, а Речунгпа изображается непослушным учеником. Цанг Ньон Херука пишет: Гампопа — солнцеподобный сын Миларепы, а Речунгпа — луноподобный.

В итоге можно сказать, что, в соответствии со сравнительно более старыми и, предположительно, более достоверными источниками, Речунгпа — важный и почетный ученик Миларепы. А если верить тексту Шепе Дордже, он самый важный его ученик. Учитывая передачи, которые Речунгпа получает от Миларепы и передает дальше, такое впечатление вполне подтверждается.

Миларепа дает передачу всех своих поучений Речунгпе. В дополнение Речунгпа получает передачу медитации на Высшую Радость (тиб. Кхорло Демчог, санскр. Чакрасамвара) и Красную Мудрость (тиб. Дордже Памо, санскр. Ваджраварахи) от Типхупы, включая Ньенгью, или Карнатантру (в приблизительном переводе — «учения бестелесной дакини, получаемые путем слушания») и практики союза. Он получает передачу Махамудры позже в Тибете от непальца Асу, ученика Майтрипы. Речунгпа основал линии Речунг Ньенгью, или Карнатантры, затем они были продолжены как отдельные линии, но широко не распространились. Его передачи образуют важную часть некоторых ветвей линии Кагью, в частности — Другпа Кагью и Таглунг Кагью. Линия Карма Кагью также тесно связана с Речунгпой: Первый Кармапа, Дюсум Кхьенпа, будучи учеником Гампопы, также учился и у Речунгпы, а Второй Кармапа Карма Пакши получил посвящение на Будда-форму Могучий Океан (тиб. Гьялва Гьямцо, санскр. Джинасагара), ставшую основной формой для медитации в линии Карма Кагью, от ученика Речунгпы. Другие передачи Речунгпы были также получены Третьим Кармапой, Рангджунгом Дордже. Карма Кагью породила линию Сурманг Кагью, основанную на передаче Карнатантры Речунгпы. Йогин Мингьюр Дордже, тесно связанный с Десятым Кармапой, Чёйингом Дордже, записал медитацию на Второго Кармапу согласно своему видению, и Речунгпа выступает в качестве важной фигуры в мандале этой медитации.

В биографиях Кармап («Кармапа, тибетский лама в Черной короне» (1976), составлена Ником Дугласом и Мерил Уайт, «Биография Первого Кармапы Дюсума Кхьенпы» (2010), переведена Сонамом Чопелом под руководством Шангпы Ринпоче) сказано, что у Первого Кармапы было много великих учителей из традиций Ньингма, Марпа и Кадампа. Подобно Гампопе, он был монахом и основывал собственные монастыри. Он получил учения Марпы и Кадампы, а также передачу практики О Алмаза (тиб. Кье Дордже, санскр. Хеваджра) от Гампопы, равно как и поучения Наропы и Майтрипы от Речунгпы. Три главные формы, использующиеся в практиках медитации линии Карма Кагью, — Высшая Радость, Красная Мудрость и Могучий Океан, а также Махамудра — восходят не только к Гампопе, но и к другим учителям, включая Речунгпу. Тогда чем же объясняется выдающаяся роль Гампопы в линии Карма Кагью?

В XI веке в Тибете были заложены буддийские монастыри школ Новых переводов. Несмотря на то что буддизм уже проник в Тибет в VIII веке благодаря Гуру Ринпоче (Падмасамбхаве), через 100 лет он был запрещен и практически полностью уничтожен бонским царем Лангдармой. Только в конце X века буддийские мастера принесли новые переводы Учения из Индии в Тибет, и буддизм был возрожден. В XI и XII веках по всему Тибету были построены монастыри школы Кадампа, последователи которой сосредотачивались на подробном схоластическом образовании. В биографиях Миларепы упоминаются дебаты, проходившие время от времени между монахами и «репами». На Миларепу не только напал монах Кадампы по имени Тёнпа Дарло, но его избивали и другие монахи из монастыря той же традиции. Возрождение буддизма на протяжении нескольких веков привело к строительству еще большего количества монастырей. Возникли новые линии передачи, монашество и схоластицизм приобретали всю большую значимость. Эти изменения отразились на толковании истории. Ошибки прочтения старых, возможно, поврежденных или диалектных источников, как и простые радости, приукрашенные драматизмом, также сыграли свою роль. Кроме того, йогические практики хранились в тайне, поэтому монахи и прочие рассказчики ни разузнать, ни написать о них не могли.

Это значит, что мирской буддизм в Тибете заслуживает более серьезной оценки, чем та, что веками создавалась силами монашеских традиций.

Предположив, что исследованные Робертсом источники описывают Речунгпу хотя бы отчасти верно, мы видим явно преуменьшенную роль Речунгпы в тибетском буддизме. Это значит, что мирской буддизм в Тибете заслуживает более серьезной оценки, чем та, что веками создавалась силами монашеских традиций.

Вероятно, жизнеописания буддийских мастеров стоит рассматривать с известной долей скептицизма, но они способны вдохновить нас на нашем пути к Просветлению. Кроме того, решение называть определенного мастера единственным держателем линии передачи могло быть вызвано желанием несколько упростить ситуацию и зависело от культурных и исторических обстоятельств. Система держателей линии была создана в Индии, где всегда существовал один единственный держатель линии и, как следствие, имелось множество линий. Этот принцип был изменен уже в Тибете. Действительно, официально сохранялся основной держатель линии, но существовало также множество других, которые в рамках отдельных передач могли занимать более значимые положения. Будет интересно увидеть, какое влияние буддизм мирян, широко распространяющийся в современном мире, окажет на линии передачи в будущем.

Розвита Фишер, работает профессором лингвистики английского языка в Университете Регенсбурга, Германия. Она замужем, воспитывает дочь. Рози приняла Прибежище в 1985 году у Ламы Оле Нидала, путешествует и учит по его просьбе с 1991 года.

«Биографии Речунгпы» Питер Алан РОБЕРТС Издательство Routledge Chapman & Hall (2007, 2010)

 

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Сочувствие в сочетании со способностью видеть, что нужно существам, приносит наилучшие результаты»

Кармапа ХVII Тринле Тхае Дордже

Новости центров