Шамар Ринпоче
Шамарпа Ринпоче – второй высочайший лама в иерархии духовных учителей Карма Кагью
 
 

Главные события

14.12.2017 - 20.12.2017

Он традиционно состоится в Бодхгае (город в Индии, где Будда Шакьямуни достиг ...

15.12.2017 - 15.12.2017

Лама Оле Нидал будет проводить медитационные курсы и лекции в обоих полушариях. ...

13.01.2018 - 31.01.2018

В целом традиционный паломнический тур по стране продлится один месяц. География тура ...

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Буддизм и наука  → Разговор с Весом Нискером о физике буддизма

Разговор с Весом Нискером о физике буддизма

Нет ничего такого, как ничто

Колетт Де Донато

«Физические концепции – это свободные построения человеческого ума и не определяются внешним миром, хотя так может казаться». (Альберт Эйнштейн)

«Такие понятия, как причинность, последовательность, элементарные частицы, — это чистый вымысел. Они всего лишь игра нашего воображения и проявление нашего ума». (Будда Шакьямуни)

В середине 90-х Вес Нискер, издатель буддийского журнала Enquiring Mind, написал книгу «Природа Будды: практическое руководство для определения своего места во Вселенной». Обосновывая поучения Будды различными открытиями в области нейропсихологии и эволюционных наук, он доказал, что мы, как биологические существа, неотделимы от всего живого на Земле и во всей Вселенной. Другим квантовым скачком стало появление книги  «Эйнштейн и Будда: параллельные высказывания» (Einstein and Buddha: The Parallel Sayings. Seastone Press 2002), предисловие к которой написал Вес Нискер. В этой книге  рассматриваются такие не изведанные до конца явления, как частицы и материя, время и пространство, феномен вещей и причинно-следственные связи. Будучи прекрасным дополнением к книге «Квантовая частица и цветок лотоса», это небольшое, легко читающееся собрание научных наблюдений и изречений буддийских учителей является своего рода мостом через иллюзорную пропасть между величайшими западными умами прошлого века — Альбертом Эйнштейном, Нильсом Бором, Вернером Гейзенбергом — и выдающимися философами Востока, жившими во времена Упанишад и Будды Шакьямуни. Современная физика и древняя восточная философия развивались схожими путями , и это путешествие захватывает нас и пробуждает  желание идти с ними в ногу.

Колетт де Донато: Как появилась «Природа Будды»?

Вес Нискер: Когда я еще только начинал медитировать в середине 80-х, то много читал о науке. Мои западные учителя никогда специально не говорили о науке или физике, но то, что я стал испытывать по ходу практики, во многом напоминало открытия естественных наук. И я понял, что можно использовать эту информацию в практике Дхармы — настолько впечатляющим это было. Например, когда Будда учил о взаимозависимом происхождении, он сказал: «Если вы понимаете взаимозависимое происхождение, то вы понимаете все мои поучения». А ведь эволюция Вселенной  – не что иное, как бесконечно длинная цепочка взаимозависимых происхождений. И если в настоящий момент подумать о цепочке живых существ до нас, то из всей этой последовательности невозможно будет выделить никакое «я».

Размышление над этим уничтожает концепцию «я». Тогда я полагал, что никто еще не писал и не говорил обо всем этом, и потому мне пришло в голову написать «Природу Будды». Теперь, когда случается учить медитации, я часто привожу примеры из эволюционной биологии. Рассказываю о том, как можно избавиться от индивидуального «я», если узнать о «самости своей породы». Или же прошу людей проверить, сколько их мыслей можно связать с инстинктом выживания, — вероятно, 98%. И это наблюдение очень впечатляет западных людей. Потому что мы доверяем Науке.

КД: Мы доверяем научным данным, так как наука показала, что она имеет власть над материальным миром. Но согласно наиболее интересным, на мой взгляд, высказываниям  в книге «Эйнштейн и Будда», — о том, что материя и энергия неразделимы, мы составляем единое целое со всем сущим. И Будда учил, что «я» как нечто отдельно существующее — чистая иллюзия. Как вам кажется, не звучит ли это слишком радикально для западных людей, фанатично отстаивающих свою индивидуальность, — при том, что сам Эйнштейн доказал истинность этого высказывания?

ВН: Это может выглядеть как нечто радикальное, тем не менее  это можно понять интеллектуально. Я думаю, мы подсознательно чувствуем, что на биологическом уровне все связано  друг с другом, но мне кажется, что для некоторых ищущих людей на Западе книги по буддизму являются своего рода коррективом нашего прочного чувства индивидуализма и нашей потребности быть абсолютно независимыми. История идеи «я» довольно интересна. На самом деле это не мы строим понятие своего «я», а культура, в которой мы живем и внутри которой создается определенная концепция «я», влияет на наше самовосприятие.

КД: Ярким примером в данном случае являются тибетцы, у которых, насколько мне известно,  нет представления о себе в том смысле, в каком американцы воспринимают себя. В нашей культуре присутствуют  различные комплексы и обиды из детства, и мы считаем эту боль пострадавшего «я» реальной, тогда как тибетцы не отделяют себя от своей семьи или Вселенной. У них нет этого гигантского, диктующего свои правила «я».

ВН: Да, это так, и я думаю, что нам, в каком-то смысле, очень недостает чувства самостоятельности. Мы уверены, что контролируем свою судьбу и внешний мир. И именно поэтому у нас есть потребность прислушиваться к достижениям науки и использовать их в качестве духовного инструмента, а не просто позволять различным ученым применять свои открытия для того, чтобы положить в карман весь мир.

КД: Не могли бы вы рассказать об истории диалога науки и буддизма? Как давно он начался?

ВН: Я думаю, многие со мной согласятся, если я отвечу, что этот диалог начался в середине 70-х, когда в свет вышли «Дао физики» (Tao of Physics) и «Мастера танцующей Ву Ли» (The Dancing Wu Li Masters). Нет сомнения, что люди, выросшие на культуре 60-х, видели эти параллели.

КД: И открытия, которые были сделаны в физике в 80-е годы, также способствовали развитию этого диалога.

ВН: Да, теория многосложности построена на идее взаимозависимого происхождения.

КД: Мне очень понравилась ваша мысль о том, что полушария Земли соответствуют двум полушариям человеческого мозга: Восток — правому, а Запад — левому. Вы называете это слияние Востока и Запада, которое происходит в последнее время, «подход единого  мозга».

ВН: Это просто метафора. Запад всегда был направлен на внешний мир, в то время как люди на Востоке совершенствовали свои философские и метафизические способности, обращаясь внутрь себя, находя истину через самопознание. Западные религиозные деятели всегда учили нас, что нужно молиться и изменять себя посредством общения с богом. Западные люди открывали истину, анализируя мир и рассматривая его отдельно от себя. Сегодня ученые пришли к выводу, что мы вообще ничего не можем знать, — о том же всегда говорили мудрецы Востока. Все изменяется. В конечном счете обе стороны пришли к одинаковым метафизическим заключениям.

КД: Согласны ли вы с тем, что это один из основных моментов, где буддизм пересекается с физикой?

ВН: Да, но физику и буддизм объединяет также концепция пустоты. Физика, изучая материю, обнаружила энергию. Действительно, материя — это просто энергия. Это одно из главных поучений в Тхераваде. Если ум понимает, что ничто не является неизменным, то его привязанности постепенно начинают ослабевать. Один из моих первых учителей сказал, цитируя, по всей вероятности, Абхидхарму, что вещи изменяются миллионы раз за одно мгновение. И теперь, имея возможность применять лазерную фотографию и устройства для расщепления атомов, мы убеждаемся в истинности этого высказывания. Будда обнаружил, что, в достаточной степени замедлив свой ум, он мог…

КД: Фотографировать.

ВН: Верно. Он, в каком-то смысле, понимал устройство для расщепления атомов.

КД: Один из самых насущных вопросов Стивена Хокинга (как я его помню): «Почему мы помним только прошлое и не можем помнить наше будущее?» — основан на заявлении Эйнштейна, что «время не имеет никакого абсолютного стандарта». Ведь Будда тоже говорил, что время — это иллюзия?

ВН: Я не знаю, говорил ли Будда о времени. Но я уверен, что Будда учил, что не существует ни начала, ни конца. Учение Тхеравады гласит, что не стоит пытаться даже говорить о происхождении или каком-то начале. Это не поддается объяснению. В Махаяне об этом говорится больше в терминах бесконечности всего.

КД: Мне интересна эволюция сознания. Давайте немного пофантазируем, и вы мне расскажете, как, на ваш взгляд, будут развиваться отношения между физикой и буддизмом и как это повлияет на развитие представлений о сознании.

ВН: Нейропсихологи называют вопрос о сознании «крепким орешком». Есть много разных теорий, согласно которым сознание является побочным продуктом функционирующего мозга, однако ученые пока не могут найти подходящего объяснения того, как все происходит. Это абсолютная тайна. Тибетцы считают сознание волшебником, творящим все вокруг, они почти обожествляют его. Мир возникает из сознания, а не наоборот. Интересно, сможет ли когда-нибудь наука согласиться с этим утверждением. Ведь ученые говорят, что мозг возник из материального процесса. И вот та грань, к которой необходимо подходить с обеих сторон.  На момент начала практики у меня было хорошее образование, и я уже прошел курсы по психотерапии, но никто никогда не говорил мне, что можно со стороны посмотреть на свой ум. Теперь я понимаю, что имел в виду Будда, сказав, что можно осознавать собственное сознание. Сомневаюсь, что наука способна это нащупать.

КД: Было бы крайне интересно поговорить с вами об этом через сотню лет! А пока давайте представим, что наука перестанет соотносить свои достижения с духовными и этого диалога больше не будет.

ВН: Вполне вероятно, наука увидит всю мощь того, что предлагает нам буддизм, — ведь западные буддисты будут говорить о нем не как о системе верований, а как о науке, которая объективно воспринимает наше сознание и исследует ум. Но я думаю, что подобное расхождение может произойти и по воле практикующих буддистов, которые считают, что наука консервативна и материалистична. Будда был великим ученым, и, если бы он жил в наше время, он бы цитировал всех выдающихся физиков.

КД: Как медитация может быть методом научного исследования?

ВН: Во время медитации мы стремимся не принимать участия в спектакле,  становимся зрителем, или «сверх-я», стараясь быть объективными, насколько это возможно. Мы отметаем все предубеждения по поводу того, что хотим найти, и стараемся ничего не оценивать и никак не влиять на процесс. Мы просто позволяем всему происходить. Поэтому подход ученого — максимально объективный, — это одно из основных прозрений в медитации. И когда вам станет ясно, что медитация — это тренировка ума, попытка научить ум испытывать эти прозрения снова и снова, вы сможете смотреть сквозь фильтр этих прозрений. В своей книге я говорю о том, что знают нейропсихологи, — в мозге нет никакого «я». Однако люди, видя в зеркале по утрам свое отражение, считают, будто это и есть их «я».

КД: Есть ли у вас любимые высказывания в книге «Эйнштейн и Будда»?

ВН: Наверное, это слова Нильса Бора: «Можно рассматривать причинно-следственную связь как вид восприятия, с помощью которого мы упорядочиваем свои чувственные впечатления». (Параллельное высказывание Вивекананды: «Время, пространство и причинно-следственные связи – это стекло, сквозь которое мы смотрим на Абсолют»). Я считаю, что Нильс Бор – один из немногих, кому удалось сделать свою науку личной. А вопрос между тем  так и стоит: «Как действительно соотнести все это с собой?». Лично я считаю,  что все человечество должно хорошенько подумать и согласиться с Четырьмя благородными истинами.

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Лени нужно избегать. Жизнь слишком коротка, чтобы позволить ей просто пройти мимо. Хорошее противоядие от лени – непостоянство»

Лама Оле Нидал

Новости центров