Лопён Цечу Ринпоче (1917–2003) был учителем королевской семьи Бутана. В 1968 году он стал первым учителем Оле и Ханны Нидал
 
 

Главные события

11.03.2017 - 01.09.2017

Расписание медитационных курсов и встреч составлено до августа месяца включительно...   23-26 марта — ...

26.07.2017 - 21.08.2017

Летом 2017 года Eго Святейшество Семнадцатый Кармапа Тхае Дордже посетит три европейских страны, ...

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Кармапа  → Пятый Кармапа Дэшин Шегпа (1384–1415)

Пятый Кармапа Дэшин Шегпа (1384–1415)

Пятый Кармапа Дэшин Шегпа  (1384–1415)

Пятый Кармапа Дэшин Шегпа (1384–1415)

Дэшин Шегпа родился на рассвете восемнадцатого дня шестого месяца года Деревянной Мыши (1384 г.) в семье йогина Гуру Ринчена и его жены Лхамо Кьи. Период беременности его матери был отмечен множеством благоприятных событий, и люди слышали, как сразу после рождения Дэшин Шегпа воскликнул:

– Простираюсь перед всеми Буддами. Я Карма Пакши. Ом Мани Падме Хум.

В пятилетнем возрасте Дэшина Шегпу пригласили в Конгпо Нгагпу, где незадолго до этого великий йогин по имени Шао поскользнулся на льду и сломал три ребра. Маленький воплощенец некоторое время массировал ребра йогина, благодаря чему раны у того затянулись и уже не причиняли боли.

В тот ранний период своей жизни Дэшин Шегпа получил несколько посвящений и устных передач текстов для будущей практики. В числе переданных ему поучений были Шесть йог Наропы и Махамудра Тилопы – сущность традиции Кагью. Когда будущему Пятому Кармапе исполнилось семь лет, его посвятил в послушники великий настоятель монастыря Нгагпу Сёнам Зангпо, под руководством которого Дэшин Шегпа прошел полный курс обучения Хинаяне и Махаяне. После этого состоялась торжественная церемония его возведения на трон в монастыре Цурпху. Там он продолжал обучаться у своего наставника, пока не прошел полное посвящение в монахи. К тому времени ему исполнилось девятнадцать лет, и он принимал обеты вместе с восемьюдесятью другими юношами – такая грандиозная церемония впервые проводились в Тибете.

Завершив свое основное образование, Дэшин Шегпа начал путешествовать. В пути он встретился с тертоном (так называют в Тибете учителей, отыскивающих спрятанные сокровища Дхармы) по имени Сангье Лингпа, которого знал в своем предыдущем воплощении. Тертон поднес Кармапе ритуальный шарф и немного золота. Затем Дэшин Шегпа напомнил ему:

– У тебя осталась тросточка, которая принадлежала мне в прошлой жизни.

Сангье Лингпа был поражен силой ума Кармапы и почувствовал сильную преданность. Двигаясь дальше в своем образовании, Дэшин Шегпа получил посвящение Ваджрамалы и устные наставления от святого мастера медитации Йеше Пала.

Позднее Кармапу пригласили посетить Кхам. Там он дал очень много поучений монахам и мирянам. Его наставления различались в зависимости от нужд и способностей его слушателей и касались всех аспектов Дхармы, от основополагающих истин Махаяны до тантрических упражнений из числа Шести йог. По завершении этой поездки Дэшин Шегпа возвратился в Цурпху.

Пятый Кармапа посвящал много усилий восстановлению целостности расколотых общин и стремился ввести отказ от насилия как норму поведения в общественной и политической жизни. Он создал охраняемые заповедники для диких животных и положил конец взиманию пошлин за передвижение по дорогам. Так его сочувствие проявляло себя в религиозных и общественных делах.

Важным аспектом деятельности Дэшина Шегпы были взаимоотношения с Юн Ло, китайским императором новой династии Мин. Однажды императору приснился Бодхисаттва Любящие Глаза. Расценив это как важный знак и повинуясь настоянию своей жены, Юн Ло в 1406 году пригласил Кармапу посетить Китай. В своем послании он писал:

«Мой отец и родители императрицы, моей супруги, давно умерли. Ты моя единственная надежда, сущность состояния Будды. Прошу тебя, приезжай, не откладывая. Посылаю тебе в дар большой слиток золота, сто пятьдесят серебряных монет, двадцать рулонов шелка, брусок сандалового дерева, сто пятьдесят плиток чая и десять связок благовоний».

Через три года Дэшин Шегпа прибыл в Нанкин, где его приветствовали десять тысяч монахов. Во дворце император поднес ему ритуальный шарф и драгоценную раковину, закрученную вправо. «Если Кармапа действительно обладает такими телепатическими способностями, которые ему приписывает молва, – подумал Юн Ло, – то он почувствует, что я хочу получить в ответ точно такие же дары». Как только он об этом подумал, Дэшин Шегпа вынул из складок своей одежды такой же шарф и такую же редкую раковину, закрученную вправо, и, склонившись, протянул все это Юн Ло.

Император пышно отпраздновал появление своего нового Ламы, предоставив ему почетное место слева от себя. В знак своей преданности он усадил Кармапу на более высокий трон, чем тот, на котором сидел сам. Столы ломились от подношений и яств, и в увеселительных зрелищах тоже не было недостатка. На протяжении следующего месяца, пока Кармапа отдыхал после долгого путешествия, император и его двор продолжали осыпать Ламу подарками. Так воцарилась атмосфера открытости и преданности Учению.

Наконец, на пятый день второго месяца года Земляной Мыши, Дэшин Шегпа начал учить. В течение двух недель он даровал императору и его супруге посвящения Джинасагары, Ваджракилы, Гухьясамаджи, Майтрейи, Ваджрадхату, Хеваджры, Тары, Вайрочаны, Бхайсаджьягуру и тысячерукого Авалокитешвары (Любящие Глаза). За это время Дэшин Шегпа открыл своим новым ученикам чудесную природу просветленных энергий, пробужденную совершенным постижением этих поучений Алмазного пути.

В первый день, когда император поднес своему Ламе и монахам традиционную одежду, казалось, что в пространстве появился волшебный храм.

На второй день появилась радуга, напоминающая чашу для подаяний, а вокруг нее сгрудились облака, похожие на группу архатов[1].

На третий день воздух наполнился тонким ароматом и выпал легкий дождь, капли которого были сладкими на вкус.

На четвертый день над домом Дэшина Шегпы засияла яркая радуга.

На пятый день все пространство было полно благоприятных знамений, и люди уверенно говорили, что видят архатов на городских улицах.

На шестой день из алтаря Дэшина Шегпы излучался яркий свет.

На седьмой день над статуей Будды, которая украшала главный храм, поднялось неземное красное зарево и далеко осветило землю.

На восьмой день в небе возникли два сияния: одно над императорским кладбищем, другое над дворцом монарха.

На девятый день многие люди видели старого монаха, который прилетел по воздуху и исчез при входе в храм.

На десятый день в небе кружили журавль и синяя птица, похожая на Гаруду.

На одиннадцатый день всем привиделось, что из храма и дома, в котором остановился Кармапа, появились сверкающие лучи, устремленные на восток.

На двенадцатый день на императорский дворец просыпался дождь цветов.

На тринадцатый день люди видели в небе нескольких монахов, которые возносили молитвы и простирались в направлении резиденции Кармапы.

На четырнадцатый день церемонии подошли к концу. В небе танцевала стая журавлей. Облака принимали формы различных Будда-аспектов, Гаруд[2], львов, слонов, драконов и ступ[3].

На следующий день Юн Ло оказал Кармапе свое почтение, присвоив ему почетный китайский титул. Затем правитель и Дэшин Шегпа устроили торжественный прием в императорском дворце, а завершающее празднество состоялось в резиденции Кармапы. Во время всех этих событий энергия Алмазного пути, пробужденная Дэшином Шегпой, неизменно проявлялась во всем.

Правитель Китая решил, что чудесные события, которым он, благодаря силе своей преданности, стал свидетелем, должны быть навсегда запечатлены для будущих поколений. Он выбрал талантливых художников, которые изобразили все это на длинных шелковых свитках, один из которых впоследствии хранился в Цурпху. Сам император занялся составлением подробного описания всех чудес, произошедших во время двухнедельных церемоний. Затем это описание на пяти языках: тибетском, китайском, монгольском, уйгурском и тюркском – было нанесено на шелк.

По окончании всех церемоний и посвящений Дэшин Шегпа отправился в паломничество в У-Тайшань, на Пять вершин горы Манджушри. Благодаря своей непоколебимой преданности Кармапе, император даже в отсутствие своего Ламы явственно ощущал неиссякаемое вдохновение от полученных посвящений.

Вернувшись из паломничества, Кармапа застал императора за разработкой планов вторжения в Тибет. Юн Ло пытался объяснить Дэшину Шегпе свои намерения, говоря:

– Я хочу послать в Тибет всего один отряд кавалерии. В вашей стране слишком много разных религиозных школ, которые в будущем могут воевать друг с другом. Лучше, если все они вольются в твою школу. Тогда можно было бы ежегодно проводить в различных частях Тибета большие собрания практикующих.

Кармапа не поддался соблазну поддержать этот амбициозный проект Юн Ло. Чтобы переубедить императора, он сказал:

– Одна школа не способна помочь всем типам людей, придать их жизни верное направление. Нет пользы в том, чтобы пытаться объединить разные традиции в одну. Каждая из этих школ в отдельности устроена так, чтобы доводить до совершенства один определенный аспект блага. Прошу тебя, не посылай в Тибет свои войска.

Юн Ло прислушался к этим словам Мастера и согласился с ними.

Впоследствии Кармапе пришлось еще раз отговаривать своего царственного ученика от вторжения в Тибет. Это случилось после того, как китайская дипломатическая миссия в Тибете недалеко от монастыря Дрикунг подверглась нападению бандитов и была разрушена. Едва услышав об этом, Юн Ло взялся за подготовку карательного похода, но Дэшин Шегпа снова сумел убедить его не отвечать агрессией на агрессию. Так Кармапа учил других терпимости и миролюбию.

Взаимоотношения императора с Кармапой были проникнуты глубокой искренностью и доверием. Однажды во время очередной церемонии преданный Юн Ло увидел сущность состояния ума Кармапы, его безграничного постижения природы реальности, в образе ваджрной Черной короны. Император понял, что Корона всегда находится над головой всех воплощений Кармап, а сам он смог воспринимать ее благодаря своей сильной преданности. Тогда он приказал изготовить копию Короны, украшенную драгоценными камнями и золотом, и поднес ее в дар своему Учителю. Дэшин Шегпа разработал новую церемонию, во время которой он показывал людям эту материальную Черную корону, воплощая в себе сострадание Бодхисаттвы Любящие Глаза. Таким образом он передавал другим вдохновение от своего духовного постижения. С тех пор Черная корона стала неотъемлемым атрибутом традиции Кармап.

В 1408 году Дэшин Шегпа сообщил императору о своем намерении вернуться в Тибет. Юн Ло, огорченный этой новостью, ответил:

– Приехав сюда, ты проявил свою великую доброту. Но твой визит был слишком недолгим. В прежние времена императоры были могущественнее своих учителей, но ты, мой Лама, могущественнее меня. Если ты хочешь уехать, я не могу тебя остановить, но ты должен будешь вернуться, когда я попрошу тебя об этом.

Проделав долгий путь, Дэшин Шегпа прибыл в Цурпху. Там он обнаружил, что здания монастыря были повреждены землетрясением, и возглавил восстановительные работы. Кроме того, он организовал создание копии Трипитаки в золоте и серебре и занялся благотворительностью, раздавая монахам и простым людям в Центральном Тибете еду и деньги.

Современники Кармапы глубоко почитали его. Однажды Цонкхапа прислал Дэшину Шегпе письмо, в котором писал: «Ты подобен второму Будде. Я хотел бы встретиться с тобой, но сейчас нахожусь в трехлетнем отшельничестве. Поэтому прошу: прими от меня в дар статую Майтрейи, которая когда-то принадлежала Атише».

Несмотря на ту огромную ответственность, с которой было сопряжено руководство школой Карма Кагью, Дэшин Шегпа всегда оставался мягким и добрым. Однажды Трунг Масе Тогден, основатель монастырского комплекса Сурманг, попросил Кармапу публично отчитать монахов из общины Карма Гарчен, нарушивших свои обеты. Дэшин Шегпа ответил ему так:

– Ни разу в жизни я не проявлял злости. Я просто не могу быть гневным.

Существует предание о Пятом Кармапе и одном ленивом ученике, который больше любил спать, чем медитировать. Со временем в снах этого ученика начал все чаще появляться Дэшин Шегпа – сначала только улыбающееся лицо, а затем и руки, и вся фигура по пояс. Эти переживания так сильно повлияли на лентяя, что ему все больше хотелось медитировать, и постепенно он стал очень усердным практикующим.

В 1415 году Дэшин Шегпа получил приглашение посетить Кхам, но отклонил его, объяснив это тем, что все равно скоро встретится с жителями этой части Восточного Тибета. Через несколько месяцев у него обнаружили оспу, которая оказалась смертельной. Кармапа дал своим монахам наставления о том, как обращаться с его книгами и другими реликвиями, и в полнолуние, на тридцать втором году своей жизни, покинул тело. Когда его кремировали, среди обгоревших останков нашлось много костей с изображениями таких Будда-аспектов, как Хеваджра и Гухьясамаджа.

Важнейшими учениками Пятого Кармапы были Трунг Масе Тогден, император Юн Ло и Шамар Чопел Йеше, а из лам других линий – Чхенга Дёндруб Гьялпо и Миньяг Тогден.

1: Архат – образец святости на пути Хинаяны. На тибетский это санскритское слово переводится как dgrabcom pa, что означает «победивший врага», и под врагом здесь понимаются омрачения ядов ума. В Малом пути считается, что распространением Учения Будды ведают его шестнадцать ближайших учеников-архатов.

2: Гаруда – священная птица из индийской мифологии, вылупляющаяся из яйца уже полностью взрослой. В буддизме она символизирует природу Будды. Гаруда побеждает пять видов омрачений, изображаемых в виде змей.

3: Ступа – архитектурное представление тела, речи и ума Будды, почитаемое как сокровищница, наполненная реликвиями и ритуальными вещами, несущими благословение.

Материал из книги Карма Тринле «История Кармап Тибета».

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Истинная природа пустоты – это сочувствие»

Кармапа ХVI Рангджунг Ригпе Дордже, 1924–1981

Новости центров