Шераб Гьялцен близкий ученик Шестнадцатого Гьялвы Кармапы Рангджунга Ригпе Дордже
 
 

Главные события

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Буддийское искусство  → Почему и на Западе рисуют тханки?

Почему и на Западе рисуют тханки?

Бруни Файст-Крамер

Буддийская живопись

Я немного знакома с некоторыми художниками, живущими на Западе и занимающимися изображением Будд.  Американцы, англичане, французы, голландцы, русские, немцы, – все они учились рисовать у тибетских мастеров и разделяют полученные знания и умения только с собственными учениками. Конечно, художников тханок значительно больше, потому что везде, где распространяется Учение Будды, присутствует интерес к Дхарма-живописи.  За последние десять лет я преподала основы изображения Будд почти восьмидесяти ученикам, в большинстве своем молодежи.

Многие приходили, считая, что Будду можно «посадить» на полотно инстинктивно, легкой рукой и с беспечным умом,  или, что изображение Будды подобно художественной терапии используется в качестве громоотвода. Другие с помощью буддийской практики уже осознали, что Дхарма-живопись больше похожа на дисциплину, и что на первом месте стоят не собственные идеи и художественная свобода, а разъяснение иконографических и иконометрических правил. Конечно, необходима и художественная одаренность. Но ведь и европейский стиль живописи развивается только при условии того, что собственные идеи подчиняются его основным требованиям.

Неужели это нравиться свободолюбивым индивидуумам Запада? Примечательно уже то, на сколько мои ученики с готовностью и радостью утруждают себя ради одного хорошего и живого изображения Будды. Для этого должна быть какие-то основания!

Для начала я сама попыталась ответить на вопрос, почему решила заниматься направлением в искусстве, которое принадлежало тогда еще совершенно чужой для меня религии, и имевшим так мало общего с моей учебой в академии художеств. Я решила изучать и практиковать тибетский буддизм, потому что, медитируя, получила некоторый позитивный опыт. Изображения Будд меня еще совсем не трогали. Сначала было чистое любопытство к чему-то новому, к другому искусству, которое привело меня к критическому рассмотрению тханок. Мое предубеждение новичка о том, что здесь просто один художник копировал другого, при более пристальном рассмотрении не подтвердилось. В чем же дело?

Тогда мне в руки и попало объявление о курсе рисования тханок. Один тибетский мастер школы Карма Гардри,  Лама Гега, приезжал в Бельгию. Я упаковала принадлежности для рисования и отправилась туда. Следующим шагом я должна была все мои представления поставить в угол вместе с изобразительным материалом, потому что теперь это называлось: рисовать, рисовать пока не сточится карандаш. «Мы, тибетцы, – говорил Мастер, – должны были рисовать на протяжении многих лет до тех пор, пока не овладеем соотношениями размеров всех Будда-форм. Будды имеют идеальные размеры, и художник должен их прочувствовать. Одно неправильно или плохо нарисованное изображение Будды может иметь нежелательные последствия как для художника, так и для медитирующего, потому что недостатки запечатлеваются на подсознательном уровне. У вас есть хорошая предпосылка учиться быстрее, ведь вы здесь так долго ходили в школу».

Нас было трое, а иногда и больше, учащихся и рисующих каждый день до поздней ночи.  В неудовлетворительно прописанных изображениях мы обнаруживали наши собственные физические и умственные недостатки и слабости. Это побуждало точнее их рассмотреть и улучшить наши навыки. Удивительно дело, эта деятельность давала множество радости и энергии, и со временем становилось все яснее, что Дхарма-живопись  является не самоцелью, а наоборот, всегда служит Учению Будды. Это Учение не смеет другого смысла, кроме как показать людям путь к их собственному совершенству.

Не всех, кто хотел рисовать Будду, эти требования воодушевили. Некоторые осознавали, что это занятие им не подходит, и исчезали из поля зрения. Немногие оставшиеся, в их числе мы с моей подругой из Голландии, продолжали учиться у Мастера и в конце получиали разрешение учить. 

Опыт моих курсов тоже показал, что остаются немногие. Но каждый начинающий получает из короткого обучения тройную пользу: теперь он не купит на рынке искусств тханку, выполненную пренебрегая правилами; его визуализация при медитации на Будда-форму станет яснее; художественная работа над изображением Будды способствует его радостному и уравновешенному состоянию ума.

Я спросила своих учеников, что их подвигло учиться рисованию тханок.

Б. сказал: «Я искал помощи Будды в повседневности, хотел иметь ясность о себе самом.»

Я возразила: «Но этого можно достигнуть, не рисуя Будду, к примеру, посредством медитации.»

Б.: «Да, разумеется! Но при рисовании тханок я изучаю много Будда-аспектов, интенсивнее углубляюсь в существенные детали. Это побуждает меня разобраться в себе самом. Кроме тоготого, это доставляет мне удовольствие!»

Именно такое отражение наших собственных способностей, с одной стороны, и осознавание наших недостатков – с другой, является глубочайшим смыслом изображений Будды. Внутри их скрывается глубокая философия. Каждая Будда-фигура, мужская ли, женская ли, имеет свои собственные, выраженные символами, свойства. Поза, число рук и ног, цвет тела, одежда, украшения и атрибуты –, все это указывает на идеал, которого добиваются посредством медитационной практики. 

Е. объясняет: «Меня околдовывает ясность форм и волшебный колорит, который излучают тибетские буддийские тханки. Я и сама рисую их уже очень давно. Мне хотелось понять, какой смысл находится за этими изображениями, и я подумала, что мне удастся это лучше, если я сама научусь рисовать Будд.  А когда начала рисовать, я открыла благотворное и успокаивающее действие этой деятельности. Обычно я достаточно раздражительна. Я и раньше была в контакте с  учением Будды, но сама не выполняю формальные практики, рисование тханок – моя медитация.»

В процессе рисования тханок есть фазы, являющиеся чистой медитацией. К примеру, бесчисленным количеством равномерных мазков кисточкой рисуют небо на тханке, и так же, словно при повторении мантры, при этом успокаивается ум. Напротив, фаза линий требует полнейшей концентрации, такой же, которая желательна при медитации. 

Г. родилась в католической семье. Она начала изучать религиозное искусство в академии художеств, по специальности «церковное убранство», потом перешла на «текстильную графику». Путешествие по Китаю пробудило у нее интерес к буддизму. Подруга дала Г. журнал, в котором была изображена тханка и напечатана статья о моем пути в искусстве. 

«Я открыла родство между близкими мне религиозными изображениями и тибетскими тханками», – объясняет Г. свое решение изучать и это направление искусства. «В этих картинах был повествовательный аспект, который меня очаровал. Но о чем все-таки рассказывают тханки? Я хотела это знать!» 

Л. – мой единственный ученик мужского пола. Его вклад в наше обсуждение: «Я – профессиональный художник и работаю на заказ. Один автор, чью книгу мне довелось иллюстрировать, спросил, смогу ли я нарисовать Будду. Это вдохновило и меня ближе соприкоснуться с Буддой. В буддийской группе, к которой я примкнул, меня тоже спросили, не хотел бы я нарисовать Будду. У меня не было особого желания, к тому же цветовой колорит тханок казался мне безвкусным». От одного члена группы Л. получил мой мейл и решил просто взглянуть на то, что мы делаем. «Просто» не получилось.  Теперь он интенсивно рисует и скоро приступит к первой тханке.

Зелёная ТараНа примере тханки Зеленой Тары (Освободительницы) я хочу показать, к каким идеалам стремится медитирующий, выбирая эту практику. Все женские Будды-формы называются «Мать всех Будд». Это значит, что они являются изначальной  мудростью. Так же и Тара, помогающая из своей мудрости и сочувствия всем существам, во всех открываемых ей жизненных ситуациях.

Зеленый цвет тела показывает ее активность: она торопится на помощь, ее правая нога готова к прыжку, правая рука щедро открыта. В левой руке держит Тара синий лотос, указывающий на ее чистоту. Украшения означают, что она полностью реализовала Шесть парамит: щедрость, внимательное отношение, терпение, вдохновляющую активность, медитацию, мудрость. Ее одежды символизируют пять семейств Будды, олицетворяющих разделение на пять видов мудрости: всесовершающую , зеркальную, уравнивающую, различающую и всепронизывающую мудрость. Тара сидит на белом диске луны, покоящеимся на лотосе. Это означает, что чистота средств, которые она использует, обеспечиваются через ее мудрость. 

В пещерах и на равнинах лежат драгоценности и дары, которые ей преподносят медитирующие. Это восемь символов одаренностей ума,  желающих быть исполненными: зеркало – как знак полностью развившегося ума Будды, йогурт – как символ результата процесса преобразования, трава дурва – для долгой жизни, желчь вола – для укрепления и успокоения, киноварь  – для действительной власти и авторитета, семена горчицы – для растворения препятствий, плоды баиля – для увеличения заслуг, и раковина в форме рога – для распространения Дхармы.

Тибетские художники по тханкам чаще всего прекращали работать в 60 лет. Так же и мой учитель почувствовал с возрастом явное ослабление сил. Здесь, на Западе, состояние здоровья глаз и твердость руки позволяет нам рисовать значительно дольше. Но приходит время, когда тело находит утомительной очень тонкую и требующую высокой концентрации работу, и тогда лучше закончить эту фазу жизни. 

Я скоро приближусь к этому моменту, но меня радуют мои ученики, с усердием, концентрацией и радостью совершенствующиеся в Дхарма-живописи.

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Независимо от того, какие мысли или чувства у нас возникают, мы позволяем им приходить и уходить, не пытаясь избавиться от них или удержать. Это основа медитации»

Гендюн Ринпоче, 1918–1997

Новости центров