Шамар Ринпоче
Шамарпа Ринпоче – второй высочайший лама в иерархии духовных учителей Карма Кагью
 
 

Главные события

11.03.2017 - 01.09.2017

Расписание медитационных курсов и встреч составлено до августа месяца включительно...   23-26 марта — ...

26.07.2017 - 21.08.2017

Летом 2017 года Eго Святейшество Семнадцатый Кармапа Тхае Дордже посетит три европейских страны, ...

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Буддийское искусство  → Мир искусства Роберта Бира

Мир искусства Роберта Бира

Имя Роберта Бира знакомо каждому, кто интересуется буддийским искусством. Это известнейший знаток символики и иконографии буддийских образов, художник, автор знаменитой «Энциклопедии тибетских символов и орнаментов». Десятки лет он провел в Индии, где учился у тибетских и непальских мастеров. Сейчас Роберт живет и работает в Оксфорде.

В мае 2011 года по приглашению русских издателей Роберт посетил в Москву, где прошли его лекции, посвященные буддийскому искусству. Совсем недавно издательство «Ориенталия» выпустило его «Энциклопедию» на русском языке. Книга оказалась настолько востребованной у читателей, что вскоре вышла и вторая редакция этого издания.  В «Ориенталии» также вышла книга  «Буддийские мастера-маги» с прекрасными  иллюстрациями Роберта Бира.

Вот что он рассказал о своей работе и  творчестве.

Что вначале было для вас важнее: интерес к буддийскому искусству или буддийская практика, поучения?

Роберт Бир со своей женой

Роберт Бир со своей женой

Меня гораздо больше интересовало буддийское искусство, нежели поучения. Конечно, я хотел понять с помощью этих поучений буддийское искусство. Я пытался понять всевозможные концепции, сочетания по четыре, пять, шесть, семь, двенадцать признаков… –  что они значили. Мне нужно было понять все это по-своему, работая через отображение образа.

Как произошла ваша встреча с буддийским искусством?

Причиной стала смерть моей сестры, когда мне было 14 лет. Это подтолкнуло меня к изучению различных религий, я хотел найти какую-нибудь истину о том, что происходит после смерти. И лучшими религиями, которые я нашел, были индуизм и буддизм. Я увлекся ими, и в 1970 году отправился в Индию. Потом начал учиться живописи у тибетских мастеров, изучал музыку у индийских мастеров. Так что я всю жизнь будто никогда и не покидал Индию, я посвятил жизнь пониманию индийской культуры.

Где для вас пролегает грань между искусством и религиозными переживаниями?

Это как раз то, с чем я очень много работаю сейчас. Я склоняюсь к тому чтобы считать искусство отдельной сферой, не особо связанной с религиозным опытом. У меня не было каких-то специфических духовных переживаний. Сейчас я интересуюсь изучением предсмертных состояний и того, что происходит после смерти. Так что мой основной интерес – не конкретная наука, не научная неврология, имеющая дело с мозгом, а знание, которое говорит о том, что осознавание находится вне тела.

Для Просветленного нет иной цели в жизни, кроме искусства в его широком понимании. Вся его жизнь — не что иное, как
искусство передачи другим его Просветления, чтобы вдохновить их на достижение Освобождения и окончательного счастья.
Роберт А. Ф. Турман

Как развивались ваши интересы в буддизме, в буддийском искусстве?

Я посвятил более сорока лет изучению буддийского искусства и символизма. И я всегда буду этим заниматься, потому что эта область очень обширна. Я полагаю, что если буду способен понять эти вещи, то другие люди на планете тоже смогут их понять. Английский ученый Руперт Шелдрейк, создавший теорию морфогенического поля, поставил эксперимент, который назвал «множественное присутствие»: когда маленькие птички в Швеции открывали бутылки молока, чтобы попить сливок, в тот же момент то же самое делали другие такие же птички – в Австралии, в Канаде, в Индии. Так что, когда что-то происходит в человеческом уме – это связано со всем человечеством. Поэтому некоторым образом я чувствую, будто что-то ведет меня к пониманию искусства, подталкивает к занятию им. Это то, для чего я здесь, и у меня нет особого выбора. 

Расскажите нам, пожалуйста, в нескольких словах о творческом начале, о способностях личности к творчеству.

Эта тема как раз всплывала сегодня на лекции. Собственная способность к творчеству, как я объяснял раньше, сублимируется. Индуистские божества, буддийские Йидамы и то, что они представляют – это нечто огромное, гораздо большее, чем творческие способности одного человека. Здесь сталкиваешься со всей традицией: тысячи людей потратили тысячи лет на изучение и создание этих фигур, писали комментарии к практике, достигали совершенства… Масштаб поражает: это как открытые вселенные. Это совсем не то же самое, что заявлять: «Вот мое искусство», – а затем подписывать работу и продавать какому-нибудь японскому миллионеру. А потом картина стоимостью 33 миллиона долларов будет висеть в его доме лицом к стене… Не таким должно быть искусство, это ведь не просто “потребительский товар”.

Почему вы решили поделиться  своими знаниями и опубликовать энциклопедию?

Потому что пишут много чепухи. Я знаю людей, которые таскаются вокруг каких-то мужчин, одетых как тибетские ламы и притворяющихся тибетскими ламами. Они ездят на Тайвань и дают большие посвящения, но они никакие не учителя. Словом, мир полон жульничества. И мир искусства тоже, особенно восточного искусства, где много антиквариата, а он очень дорогой. Некоторые картины и статуи на западе стоят миллионы долларов. Так что есть множество “альтернативных” мотивов для людей, чтобы заняться этим бизнесом. Но моя работа имеет отношение только к моему пониманию.

 МАНДАЛА (тиб. dkyil ‘khor, круг, диск, место творе- ния ритуала) — в Ваджраяне «опора созерцания», дворец Йидама с его окружением. Про- странство вокруг Просвет- ленного обладает свойствами, присущими именно ему. Сим- волически это изобража- ется так: он восседает в своем дворце на особом троне, укра- шенном символами его состоя- ния; он окружен свитой из дру- гих Йидамов с похожими качествами; различные Бод- хисаттвы помогают ему; опре- деленные Защитники стоят на страже у четырех ворот дворца, и так далее; все это — аспекты его мандалы, или сило- вого поля. Проф. В. П. Андросов 

Как у вас возникла идея написать «Энциклопедию тибетских символов»?

Я провел двадцать пять лет, сидя в одиночестве перед доской для рисования, обычно по 18-20 часов в день. И люди стали приходить и задавать вопросы: «Что значит это, что значит то?»  И вот однажды я рисовал и слушал по радио новости о войне в Персидском заливе. Сообщили, что король Персии был свергнут с Павлиньего трона. И тогда я понял: Амитабха на западе, слон в центре – символ Индии, символ Шри-Ланки – лев, на востоке – дракон, на севере лошадь – монголы и тибетцы. Я вдруг в одну секунду увидел, что это была буддийская мандала тронов. Я никогда не читал об этом в книгах. Я стал это изучать и обнаружил подтверждение в разных источниках. И я чувствую: то, что я изучаю, имеет значение и для буддизма. Потому что просветленные формы олицетворяют всю буддийскую традицию, содержат все буддийские поучения.

Мы увидим ваши новые книги?

Да, конечно! У меня есть справочник буддийских символов, который планируется выпустить в издательстве «Ориенталия». Я также работаю над книгой по гневным формам для издательства Snow Lion. Рукопись была закончена много лет назад, и сейчас мне нужно снова пройтись по всей рукописи и сделать правки. Все должно ясно читаться, иначе очень легко неправильно интерпретировать информацию.

Вы бы хотели что-то пожелать  русским художникам, буддистам?

Да, конечно. Лучшего, что только можно вообразить! Долгой жизни вашим королям и королевам!

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Только наши поиски счастья не дают нам увидеть его»

Гендюн Ринпоче, 1918–1997

Новости центров