Будда Шакьямуни (V-VI до н.э.) учил, каким все является на самом деле
 
 

Главные события

11.03.2017 - 01.09.2017

Расписание медитационных курсов и встреч составлено до августа месяца включительно...   23-26 марта — ...

26.07.2017 - 21.08.2017

Летом 2017 года Eго Святейшество Семнадцатый Кармапа Тхае Дордже посетит три европейских страны, ...

 

Ближайшие события

28.03.2017
Волгоград
29.03.2017
Волгоград
05.04.2017 - 07.04.2017
Нижний Новгород
09.04.2017
Йошкар-Ола
10.04.2017 - 11.04.2017
Казань
12.04.2017 - 13.04.2017
Ульяновск
14.04.2017 - 15.04.2017
Тольятти
16.04.2017 - 17.04.2017
Самара
16.04.2017 - 17.04.2017
Самара
18.04.2017 - 19.04.2017
Саратов
 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Практический буддизм  → Медитация в Алмазном пути (Ваджраяне). Лама Оле Нидал

Медитация в Алмазном пути (Ваджраяне). Лама Оле Нидал

«В Алмазном пути очень важно непоколебимое доверие к неотъемлемо присущей нам природе Будды»

«Когда мы переживаем и разделяем любое счастье, доступное нам сегодня, очень вдохновляет понимание того, что оно лишь тень вневременной природы ума»

«Передача линии означает: путем доверия объединять существ с их собственной природой Будды»

«Способность видеть учителя на высоком уровне и действовать, как он, – это самый быстрый способ раскрытия ума»

Из лекции в Сан-Франциско, апрель 1998 года

Существует много непонимания и запутанности по поводу того, что такое  буддийская медитация. Обычно, когда я дохожу до этой темы, аудитория редеет. Поэтому, забывая о точности и необходимости критического взгляда, я тяну с этими поучениями до последнего момента, в итоге так и не даю их. Так что теперь, после счастливых часов восприятия общих буддийских поучений, прежде чем покинуть зал, нам стоит использовать оставшееся время для разговора о медитации.

Конечно, когда у нас есть незыблемое понимание Великой Печати (Махамудры), каждое событие превращается в поучения о карме, а наш взгляд и жизнь демонстрируют уровень нашего развития. Но для большинства людей работа с умом в повседневности напоминает попытку нанести грим на лицо танцующего человека. В результате помада оказывается на щеке. Работа с умом в состоянии медитации подобна нанесению макияжа на лицо спокойно сидящего человека. Можно наносить цвета и линии именно туда, куда нужно.

Есть множество веских причин, чтобы попытаться найти немного свободного времени в повседневной жизни для медитации. Хотя настоящие результаты проявляются медленно, польза от медитации несомненна.  В обычном мире Будда советует доверять своим наблюдениям и оценкам. С медитацией все сложнее – она подобна путешествию в неизвестные земли без карты. Не всегда понятно, к чему относятся появляющиеся переживания и как их использовать. Не зная этого, мы попросту бесцельно сжигаем топливо и тратим драгоценное время. Поэтому медитацию нужно рассматривать в контексте Учения.

В картине буддизма медитация занимает центральное место. Сначала мы должны получить соответствующие поучения, которые нужно тщательно проверить – ничто сразу не принимается на веру и не воспринимается как догма.

В картине буддизма медитация занимает центральное место. Сначала мы должны получить соответствующие поучения, которые нужно тщательно проверить – ничто сразу не принимается на веру и не воспринимается как догма. Если мы уверены, что сохраняем независимость мышления, избегаем равнодушия и зацикленности на себе, – следующим шагом станет поиск достоверной информации. Мы должны искать основу и взгляд, с которыми сможем работать. Без основы у медитации нет ни корней, ни направления. Если фаза слияния или мантры – некий обособленный процесс, который не является частью нашей жизни, то медитация не принесет больших результатов. Поэтому, когда мы проходим уровни медитации Алмазного пути, важным становится верное понимание Учения Будды.

Мы уязвимы, если у нас нет ясного понимания закона причины и следствия. Мы запираем на засов свою внутреннюю жизнь, если не развиваем сочувствие и отношение к миру как к коллективному сну бесчисленных существ, смотрящих сквозь разноцветные очки. Для движения по Алмазному пути очень важно непоколебимое доверие к неотъемлемо присущей нам природе Будды.

Другая основа – это стабильность. Жизнь коротка, и у нас нет времени, чтобы тратить ее на эмоциональные взлеты и падения. Какого бы внутреннего уровня мы ни достигли, он должен служить опорой для следующего шага до тех пор, пока сила и богатство ума не станут постоянным и несокрушимым прибежищем. Если мы прекращаем совершать вредные поступки, сознательно не допускаем в ум блокирующую его злость, решаем никогда не терять чувство свежести и осмысленности жизни, то это создает такую же прочную поддержку нашей медитации, как и правильный взгляд.

Чтобы Учение Будды проявилось во взгляде и бесчисленных методах Алмазного пути, особенно важна основа стабильности. При осознании на практике закона причины и следствия, успокоение ума и сосредоточение на медитации дает спасение от  жизненных ловушек. Методы обеспечивают дистанцию, благодаря которой видны разыгрываемые трагедии или комедии , и позволяют держаться подальше от первых и выбирать любые роли в последних. Именно так работает медитация на первом уровне. Далее следуют методы работы с нашей мотивацией.

У ума есть два прекрасных качества, которые обычно не очень хорошо развиты и сбалансированы. Это сочувствие и мудрость – атрибуты полной и богатой внутренней жизни. Сочувствие дает волшебные ощущения, но если мы эмоциональны и становимся слишком однобоко сочувственными, то результатом может стать приторная сентиментальность. С другой стороны, излишнее внимание к концептуальным аспектам делает нас бюрократами – и наши друзья исчезают. Многие буддийские поучения Великого пути (Махаяны) нацелены на объединение сочувствия и мудрости. Когда мы принимаем прибежище во время медитации, мы решаем достичь состояния, которое позволит приносить пользу всем. С этой же мотивацией мы возвращаемся в нашу повседневную жизнь, делясь хорошими чувствами со всеми.

Третий и самый высокий уровень – вести себя как Будда или наш Лама до тех пор, пока мы не достигнем их уровня. Вся энергия и понимание, которые мы развиваем посредством искусных методов буддизма, должны быть направлены на усиление этого опыта и его непрерывность. Кроме того мы должны быть убедительным примером для других людей – в изменчивом мире им это необходимо. И они этого заслуживают.

Как три уровня воплощаются в медитациях, которые мы используем в центрах Карма Кагью? Как они становятся методами Алмазного пути и ведут к Великой печати? Следуя друг за другом, они становятся взаимодополняющими.

Как и большинство буддистов во всем мире, сначала мы спокойно сидим и некоторое время сосредотачиваемся на дыхании, которое входит и выходит у кончика носа. Можно задаться вопросом: зачем? Причина заключается в том, что у большинства людей ум находится где угодно, только не «здесь». Часто, когда мы садимся медитировать, позади рабочий день. На экране наших умов многочисленные впечатления, пережитые за день, пытаются побороть друг друга, а их, в свою очередь, вытесняет предвкушение предстоящих радостей ночи. Потому спокойный внутренний центр очень важен. Если учитель хочет, чтобы его ученики были независимыми, он не позволит им сидеть так слишком долго. Никто не хочет достичь эффекта «белой стены» в своей медитации – сонного состояния угасающего сознания. Наоборот, нам нужно нечто сияющее, как ограненный алмаз или солнце, – изначально чистый ум. Это вопрос баланса, и, чтобы его найти, необходима зрелость. Мы наблюдаем за своим дыханием, но лишь столько, чтобы прекратить переживать события прошедшего дня. Если мы будем краткими и точными в этой фазе, то сможем эффективно уйти от переживания удовольствий или проблем и будем действительно очищать ум, а не просто сидеть.

Зачем нам работать с умом и развиваться? Причина в том, что все существа хотят счастья. Однако, к великому удивлению, они ищут его в мире, непостоянство которого очевидно.

Кстати, дыхание не всегда широко использовалось для концентрации ума. Похоже, что 2500 лет назад во времена Будды многие предпочитали созерцание статуи или другого внешнего объекта. Сегодня люди так образованны и настолько перегружены визуальными впечатлениями, что простое наблюдение за вещами без создания концепций не приносит нужного результата. Когда мы работаем с дыханием, мы получаем ключи как к энергии ума, так и к его осознаванию.

Для того чтобы наполнить себя энергией, полезно медитировать на то, что на расстоянии ширины шестнадцати пальцев от кончика носа перед нами сосредоточена вся сущность пространства. На расстоянии  двенадцати пальцев – энергия воздуха. На расстоянии восьми – вибрация тепла. В четырех пальцах от нас сконцентрирована природа всего жидкого. А в точке, где воздух касается кончика носа, – энергия всего твердого. С каждым вдохом мы получаем все энергии. Таким образом, наши ноздри являются точкой соприкосновения внешних и внутренних энергий, что очень важно. Дыхание – один из ключей к осознанности ума, при условии, что вдыхаемый воздух воспринимается как нейтральный и чистый.  Тогда мы не создаем идей. Поскольку мы дышим постоянно, ум не убежит слишком далеко и понадобится лишь небольшое усилие, чтобы его удержать. Поэтому осмысленное дыхание прекрасно подходит для начала медитации. Оно активизирует и энергию и осознанность ума.

Что следует после? Зрелый взгляд на собственную жизнь. Из умиротворенного состояния мы способны увидеть, что четыре уникальных, редких и драгоценных условия совпали в нынешнем существовании. Прежде всего, это возможность встретить учение Будды – в частности, родиться в то время и в том месте, где можно получить методы, позволяющие становиться не только старше, но и мудрее. В течение 2500 лет использование этих искусных методов приводило существ к Освобождению и Просветлению. Мы понимаем, что люди редко встречаются с абсолютным Учением Будды, а, встретив, не всегда способны практиковать. К сожалению, из-за недостаточной мотивации или нехватки энергии у большинства людей отсутствует духовный интерес. В отличие от религий веры, в буддизме нет осуждающего или карающего бога, против которого нужно восставать. Напротив, Будда является другом. Дело в том, что мы развиваемся и становимся независимыми. Его путь – это путь осознанности без моралистических указаний снаружи или давления сверху. Именно по этой причине буддисты не стремятся обращать других в свою веру. Они допускают, что такая свобода может быть тяжелой для менее зрелых людей. Поскольку мы должны самостоятельно выбирать, а Будда только дает инструкции и показывает, какими являются вещи. Во-вторых, мы должны принять непостоянство. «Туалет в огне», – как говорят датчане… Потому нельзя попусту тратить время. Всякий, кто был рожден, умрет. Все, что сложено, распадется. Ничто составное не вечно, все обусловленное исчезнет. Другая датская мудрость гласит: «У последней рубахи нет карманов», – мы ничего не сможем забрать с собой из жизни, и в такой ситуации ум приобретает невероятное значение. Только осознанное и безграничное пространство ума является вечным и вездесущим, потому мы можем ему полностью доверять. Важно понимать, что время для практики – всегда именно сейчас.

В-третьих, мы думаем о причине и следствии, о том, что существа постоянно создают собственные жизни. Большинство людей предпочитает обвинять в своих проблемах других, продолжая оставаться зависимыми и слабыми. Те, кто думает, что все в руках судьбы, события происходят случайно или благодаря какому-то богу, могут лишь усмехаться, терпеть или попытаться дать взятку. Взгляд Будды дает нам всем возможность работать с этим. Он учит, что любую карму, если она еще не созрела, можно изменить. Любые внешние и внутренние условия могут быть преобразованы или использованы во благо.

Конечно, многое уже свершилось – например, обретение нашего нынешнего тела. Карма прошлых жизней привела ум к нашим родителям, от которых мы получили определенные гены, расу, социальное положение и уровень умственных способностей. Однако по своей абсолютной природе ум свободен, и на примере некоторых неординарных людей мы можем видеть, что работа с условиями и среди условий открывает поразительные возможности.

Когда все три перечисленных момента уяснены, наступает время для вопроса «зачем». Зачем нам работать с умом и развиваться? Причина в том, что все существа хотят счастья. Однако, к великому удивлению, они ищут его в мире, непостоянство которого очевидно. Поскольку стремление к счастью является доминирующим и очевидным, тибетцы называют этот мир «до-кхам» – «мир желания». Кроме него, существуют миры чувственной радости «с формами» (по-тибетски «зуг-кхам») и бесформенные миры абстракций (по-тибетски «зуг-мэ-кхам»). До тех пор пока не растворена иллюзия собственного «я», невозможно навсегда остаться ни в одном из перечисленных миров, и поэтому было бы мудро найти постоянные ценности. Если мы начнем искать зеркало за картинками или вневременное сияние ума за изменчивыми переживаниями, то обнаружим нечто поистине великое. Способность осознавать восхищает больше, чем осознаваемые объекты, и вкус этого открытия рождает состояние постоянно возрастающего лучезарного блаженства. Способность знать и понимать оказывается намного интереснее, чем все те приятные или неприятные образы, что появляются на экране ума, а свежесть непосредственного переживания не покидает нас никогда! Ум, который познает себя через происходящее, – наша цель. Это поистине восхитительно и прекрасно! Такое понимание мотивирует нас, и, если нужно, мы можем использовать его в качестве морковки перед носом ленивой лошади нашего управляемого привычками ума. Мы должны помнить, что все существующие свободы или моменты радости – ничто по сравнению с вневременным состоянием просветленного ума. Когда мы переживаем и разделяем счастье, доступное нам сегодня, очень вдохновляет понимание, что оно лишь тень вневременной природы ума. Ничто составное не может сравниться с достижением этого состояния.

Как я сказал, все это является морковкой для ума. Но еще более убедителен кнут, то есть страдание. Мы обречены на страдание, если не начнем менять наши ценности. Если люди продолжают думать, что являются своими телами, что владеют вещами и деньгами, то старость, болезни и смерть станут тяжелым ударом.

Теперь мы принимаем Прибежище – следующий разумный шаг. Мы обращаемся к Будде за поучениями об уме, осознав, что альтернативы Просветлению нет. Точно так же с целью выучить английский язык мы идем к учителю английского, а с целью выучить немецкий – к преподавателю немецкого.

Многие философские подходы и психологические школы рассматривают ум по-разному. По-разному объясняют его и религии, основанные не только на вере, например, индуизм и даосизм. Но лишь подход Будды к предмету основателен и научен. Его методы дают неоспоримые результаты, убеждающие безо всяких догм и необходимости верить.  Есть предание о том, как слепых людей попросили описать слона, который символизирует ум. Один потрогал ногу слона и сказал, что он напоминает дерево. Другой потрогал хобот и сравнил его с трубой. Третий коснулся ушей слона и сказал, что он как листья. В подобной ситуации Будда сел бы перед слоном и, глядя прямо на животное, всеми органами чувств исследовал его со всех сторон. Ему не нужно ничего доказывать, он не отвлекается ни на секунду. В то время как другие религии говорят людям, что боги хотят от них, Будда освобождает и просветляет, показывая, как работает ум.  Его послание направлено точно в цель. Он говорит: «Все, что вам нужно узнать, смотрит через ваши глаза прямо сейчас». Вы станете бесстрашными, когда увидите, что это – неразрушимое пространство. Появится радость, когда осознаете, что пространство богато, играет само по себе и наполнено потенциалом. И когда поймете, что у ума нет границ и края, проявится любовь, полная мудрости и приносящая пользу. Открыться Будде – суть принятия Прибежища. Это означает настоящее доверие к собственному уму.

С самого начала необходимо понимать, что «Будда» – это не личность, а полное развитие ума.

С самого начала необходимо понимать, что «Будда» – это не личность, а полное развитие ума. На Земле до нашего современного исторического Будды появились три полностью просветленных Будды, а всего явится тысяча Будд. Сначала Будда дает Учение, а потом следует период постижения Учения. Далее по нисходящей – люди медитируют, изучают, придерживаются внешних традиций, и, наконец, наступает период остаточных знаний.  Те существа, которые к этому моменту не успели достичь Освобождения и Просветления, оказываются в ситуации невежества. Спустя некоторое время люди осознают, что страдают. Они начинают мечтать о свободе от эго, и тогда может родиться новый Будда. Затем вновь следуют периоды постижения, медитации, изучения, внешних ритуалов и период остаточных знаний, который опять сменяется периодом невежества. Пока на земле существует разумная жизнь, периоды высокой и низкой культуры сменяют друг друга.

В текстах говорится, что все Будды будут давать поучения Малого и Великого пути, но только у четвертого и шестого Будды будут ученики, способные понять учение Великой печати и Алмазного пути. Будды – не те, кто смотрит на свой пупок и говорит «ОМ». Они работают, умиротворяют, обогащают, вдохновляют и защищают. Их мудрость – преобразование всех мешающих чувств. С ее помощью гнев превращается в осознанность, подобную зеркалу. Гордость распространяется на других и становится богатой и многогранной, подобной горсти драгоценностей. Привязанность превращается в умение работать с одной или несколькими вещами одновременно. Ревность становится осознанной цепочкой опыта, а неведение растворяется в интуиции.

Будда является первоначальным и абсолютным Прибежищем, но он не кто-то чуждый. 2500 лет назад он достиг Просветления, увидев вневременную природу всех существ и явлений. Он сказал: «Как великолепно! Все существа – Будды, но они не знают об этом. Каждый атом вибрирует от радости и скрепляется любовью, но никто не осознает этого». Таким образом, он учил не для того, чтобы восполнить какой-то недостаток в нашем уме. В уме все уже есть, и невозможно улучшить его вневременную суть. Будда давал наставления, чтобы показать существам совершенство, которым они уже обладают. Методы, Учение Будды, представляют собой второе Прибежище. Они затрагивают нашу сущность и являются абсолютно практичными. Недостаточно одного представления о цели – нам нужен путь, ведущий к ней. После своего Просветления Будда 45 лет давал поучения «о том, каким все является» (на санскрите – Дхарма). Данная как информация, а не догма или заповедь, Дхарма состоит из 108 книг под общим названием Кангьюр, каждая толщиной в 2,5 сантиметра. 84 000 поучений, которые содержатся в этих томах, делятся на группы, которые на санскрите называются Виная, Сутра, Абхидхарма и Тантра (буддийская Тантра очень отличается от индуистской). Любому человеку, желающему свободы и независимости, эти поучения предоставляют точки входа на путь в соответствии с его одаренностью и степенью невротичности.  Благодаря широте и разнообразию поучений Будды, большинство людей может найти и использовать наиболее подходящую информацию или методы. Но мы должны быть внимательными, чтобы не создавать свою собственную религию, или не смешивать системы, имеющие различные цели. С какого бы места ни влились в поток, мы можем двигаться в нем с различной скоростью вплоть до Просветления. В поучениях Будды действительно содержится все необходимое, и наши качества будут расти подобно здоровому дереву.

Третье Прибежище мы находим в исторических Бодхисаттвах и, на относительном уровне, в тех, кто делает их работу, – наших друзьях и помощниках на пути. Практически мы доверяем опытным членам нашей местной группы, которые являются хорошим примером. Они воспринимают вещи на внеличностном уровне и работают для других, также как и путешествующие учителя. Многие неузнанные Бодхисаттвы сегодня притягиваются в центры Алмазного пути, и мы должны самостоятельно решать, кому из них доверять. Поскольку буддисты избегают сентиментальности, автоматически исключаются экзотические типы. Помимо этого, мы вправе ожидать адекватного чувства юмора и должны проверять, не являются ли наши друзья и помощники на пути странными и не относятся ли они к себе слишком серьезно. Также очень важно, чтобы они обладали здоровым, не поврежденным взглядом на сексуальность, не следовали слепо политически правильным тенденциям, а доверяли себе.

Центрам Алмазного пути следует быть разборчивыми. Иначе их сила и радость скоро исчезнут. Для нуждающихся в помощи или указке существуют социальные учреждения и церкви, мы платим налоги, чтобы о таких людях заботились специалисты. Наша работа – давать избыток самым лучшим идеалистичным умам. С помощью своей полноценной жизни и убеждающего личностного роста давать людям понять, что  пространство – это радость, гораздо полезнее, чем уметь перечислять на одном дыхании шестнадцать уровней пустоты или рассказывать чудные сказки о духовных силах. Каждый человек, пришедший  в центр, находится на пути, и очень вдохновляет, когда мы делимся друг с другом развитием. Лучше всего мы можем учиться, при виде меняющихся людей, они становятся полезными для других, побеждают своих внутренних призраков. Это ждет нас в будущем. Совершенно ясно, что иерархические системы не могут быть навязаны независимым западным людям. Никто из нас не хочет иметь недосягаемого гуру на пьедестале или огромную администрацию,  которая указывала бы, что думать. Если нет прозрачности, честные люди уйдут и, возможно, не найдут ничего подходящего. Также огорчает отсутствие атмосферы, в которой новые и старые члены центра могли бы работать вместе, извлекая пользу для своего развития.

Если, действуя методом проб и ошибок, мы, наконец, обращаемся к цели, пути и освобождающим попутчикам, – что на санскрите называется «Будда, Дхарма и Сангха», а  по-тибетски «Сангье, Чё и Гендюн», – этого, в принципе, достаточно. Все буддийские школы принимают такое Прибежище – оно означает стать буддистом, и необходимо нам. Но если кто-то хочет лететь к Просветлению, а не идти пешком, этого мало. Летать быстро – сложно, поэтому нам нужен учитель. Как и все остальное, учитель является зеркалом нашего ума. Разница заключается лишь в том, что он, будем надеяться, больше понимает. Поскольку у него есть ключи к самому быстрому одновременному росту на бесчисленных уровнях, он должен обладать критичным умом.

Хорошим началом для контакта с учителем является благодарность за то богатство, которое он нам дарит.  Хотя  ученик не сможет отыскать никаких совершенных качеств, которых бы не было у него самого: без Ламы они остались бы скрытыми. Поэтому учитель необходим там, где существа встречаются со своим неотъемлемым потенциалом.  Его пример доказывает, что сочувствие, мудрость и радостная сила достижимы для всех. Это не бесстрастное наблюдение, а чрезвычайно радостное переживание, называемое благословением. В практичных западных языках немного слов, которыми можно описать благословение. Это теплое цельное чувство узнавания и благодарности, которое убеждает существ в их собственном потенциале. Знание, что когда-нибудь мы будем способны приносить пользу существам, глубоко обогащает нас. Такое доверие – одно из лучших переживаний, которые возможны благодаря учителю.

В практичных западных языках немного слов, которыми можно описать благословение. Это теплое цельное чувство узнавания и благодарности, которое убеждает существ в их собственном потенциале.

Второй его подарок – методы. Они должны исходить от Будды и соответствовать тому времени и той культуре, в которой мы существуем. Если методы относятся к Алмазному пути, то важно, чтобы учитель имел истинную передачу. Чем глубже поучения, тем дальше они выходят за рамки повседневного уровня восприятия и критического взгляда людей. Многие попадают к шарлатанам, поэтому мы должны убедиться, что учитель – настоящий. Он должен быть уверенным в истинности того, чему учит. Он должен понимать, чему учит. Он должен с убедительной силой проявлять бесстрашие, спонтанную радость и дальновидное сочувствие, которые являются признаками его постижения. Нужно проверить, получил ли он практическую пользу от буддизма в жизни, или просто цитирует книги и проводит ретриты. События в мире могут помочь стать кому-то ламой, но этого не достаточно, чтобы получить это право.

Как я уже сказал, в Алмазном пути очень важно, чтобы у ламы были подлинные учителя. В буддизме особенные и пути, и цели, так что попытки без многолетнего изучения сравнить его с другими философскими и психологическими системами весьма сомнительны. И, наконец, мы должны критично посмотреть на новых духовных друзей. Легко встретить гуру, улыбчивых в хорошую погоду, и гораздо реже встречается учитель с неослабевающей силой, который пройдет с нами через самый сильный шторм.

Методы и знания, быстро ведущие к Просветлению, по-тибетски называются «Йидам». «Йи» означает ум, «дам» – связь. Так же, как и поучения Великой печати, они создают связь между умом и его просветленной природой. Практики на Йидамов, подразумевающие связь с просветленной формой и вибрациями, позволяют внешнему и внутреннему осознаванию соединиться, и мы можем быстро развиваться. Будда проявляется в виде внеличностных полей света и энергии: это мирные и защищающие, одиночные или сливающиеся в союзе аспекты в женских и мужских формах, пробуждающие просветленные качества ума и мудрость. Вдохновляющие и привлекательные по своей сути, они дают нам возможность взглянуть в самое ясное зеркало и обнаружить свою природу в самом ярком свете.

Последняя и обязательная функция Ламы и Прибежища – это защита.  Хотя сегодня условия Запада  позволяют Защитникам проявляться в основном для предотвращения несчастных случаев и удаления препятствий, несомненно, находясь на быстром пути, все мы получаем пользу от их просветленных энергетических полей. Если мы поддерживаем внутреннее доверие и связь с Учителем, то скрыто присутствующие в пространстве защитники  мгновенно проявляются ради нашей долговременной пользы. Существам нужен кто-то, кто защитит их не только на физическом уровне, и Защитники – это настоящее Прибежище. Мы можем полностью доверять их мастерству и постоянству. Для того чтобы предоставить такую защиту, Учитель должен быть честным. Это необходимо его собственной связи с Защитниками и для работы его пожеланий на других. Всякий раз, когда ученики думают об Учителе, должно возникать чувство полной защищенности. Поэтому ему нельзя убегать от опасностей своей жизни, нужно преодолевать их. Также ему нельзя быть политически корректным или уклоняться от сложных решений. Передавать линию преемственности означает путем доверия объединять существ с их  просветленной природой. Потребность в точной передаче поучений Великой печати и практики на Йидамов, а также необходимость оберегать развитие учеников делают роль Ламы в Алмазном пути очень важной. Он представляет собой все Прибежище и является для существ самой близкой связью с их природой Будды. Даже у Будд были учителя. Если бы никто не указал историческому Будде, что ум – это ясный свет, он никогда не стал бы просветленным. Поэтому невозможно переоценить значение Учителя. Для того чтобы увидеть свое лицо, нам необходимо зеркало.

Многие в желании приступить к основной медитации быстро проходят фазу принятия Прибежища, однако тут можно отметить два вида мотивации. Некоторые думают: «Я лично постарею, заболею и умру. А сейчас я хочу хорошо жить. Мне нужна помощь и в том и в другом». Для Великого и Алмазного пути этого недостаточно. Взгляд и сила, которая необходима на этих трансформирующих путях, появляются  от следующего желания: «Все переживают трудности и боль, сейчас я достигну такого уровня, с которого я смогу приносить другим пользу». Несомненно, такая мотивация мощнее. Она в огромной степени увеличивает эффективность Прибежища, поскольку включает стремление всех существ к счастью. Когда мы совершаем поступки на благо всех существ, мы как будто чувствуем спиной их ладони и лапы, подталкивающие нас вперед. Результатом таких действий будут моменты проявления признательности окружающих, случающиеся все чаще и означающие подсознательное выражение желания: «Пожалуйста, поскорей становись просветленным и протяни нам руку». При таком подходе даже неприятные переживания наполнятся смыслом, ведь они делают нас зрелыми, чтобы впоследствии мы могли приносить пользу другим.

В тех этапах медитации Алмазного пути, о которых мы говорили до сих пор, каждый шаг относился к определенному уровню линейной логики и объяснялся общепринятыми понятиями. Сейчас мы начинаем работать с абсолютными качествами ума, и слова теряют часть своей силы.

Правильный взгляд и основанное на сочувствии принятие Прибежища дает нам защиту. Медитационные практики могут развить любые из трех аспектов ума: осознанность, энергию или способность к отождествлению. Первыми учениями, которые восхитили Запад, были пути «без форм», позволяющие уму узнать себя. Школы Дзен и Тхеравады сделали их популярными, к тому же они кажутся ясными и простыми. Однако с ними нужно быть осторожнее. Многие думают, что достаточно хорошей инструкции. Но попытаться пережить ум сам по себе гораздо сложнее, чем выучить длинные мантры и познакомиться с многорукими формами Будд. Необходимо задействовать всю свою сущность. У практикующего, который не развил великой преданности и благодарности, недостаточно силы для преобразования, и, дойдя до уровня Великой печати, он окажется на скользком льду. Другими словами, без такой основы он может потерять свои связи. В этой позиции нет недоверия к медитациям Дзен или Шаматха. Возможность для многих западных людей использовать эти методы основана на лучшей в мире карме. А в странах, откуда происходят эти буддийские школы, используются традиционные методы накопления позитивных впечатлений, такие как щедрость. Без таких инвестиций в ум можно оказаться в пустом сонном состоянии, которое представляет собой яд для развития, существенно ослабляя независимость и уменьшая силу ума.

Итак, чтобы медитировать непосредственно на ум, нужно быть на двести процентов осознающим. Все должно вибрировать от осознавания. Если мы больше не можем удерживать это состояние, нам следует расслабиться. Почесать там, где чешется, вспомнить о мотивации, и, когда облака разойдутся, возвратиться к сияющей ясности. Таково правило, если мы не медитируем на объект, а стараемся непосредственно пережить вневременное пространство ума. Ключом к такой медитации, следовательно, является хорошая осознанность, в котором ум может с наслаждением покоиться. Периоды осознанности вначале должны быть очень короткими, а затем постепенно удлиняться.

С начала семидесятых все большее число западных людей наслаждается многообразием методов Алмазного пути. Большинство буддистов центральной и восточной Европы чувствует себя вполне комфортно, используя мирские йогические практики школы Карма Кагью. Западные люди обнаружили, что тибетские методы соответствуют их потребностям. Медитация на Йидамов обеспечивает вдохновляющую связь для концентрации ума. Если мы испытываем запутанность, моменты уверенности будут генерироваться энергетическими полями, а если в нашем уме бурлит желание, фаза слияния принесет насыщенное и радостное чувство единства. Когда мы медитируем на формы энергии и световые дворцы Будд, используем их сердечные вибрации – мантры, и растворяем их в радостном осознающем пространстве, мы нажимаем кнопки безграничного Просветления в нашем теле, речи и уме. Для того чтобы избежать поверхностного эффекта Диснейленда и не оказаться в узком пиджаке религии веры, практикующий должен полностью осознать, что истина и пространство неразделимы – где бы мы не подумали о Будде, он уже там. Это важный момент, поскольку многие современные люди, перегруженные визуальными ощущениями, во время медитации испытывают абстрактные переживания или чувство открытости, но не могут представить предложенные мысленные образы. Такие практикующие должны понять, что простое знание о цвете, атрибутах, позе и сердечной вибрации (мантре) Будды предоставляет им истинную связь с Просветлением.  Поскольку пространство и явления взаимосвязаны и реальной границы между внешним и внутренним нет, формы Будд одновременно пробуждают ум и регулируют энергии в нашем теле.

Вложив качества абсолютного совершенства в наши тело, речь и ум во время фазы построения в медитации, мы встречаемся с Буддой на энергетическом уровне, используя соответствующую мантру. Далее, согласно тексту, мы переходим к фазе растворения формы. Отождествляемся ли мы в этот момент с просветленной формой или просто представляем ее перед или над собой, она растворяется или сливается с тем, что осталось от нашего представления о себе. Сознание встречается с пространством, все формы исчезают, и остается только осознавание, без центра и края, бесстрашное и безгранично благодарное. Когда мы заканчиваем медитацию, нам следует сохранять вкус слияния насколько это возможно.

Чем лучше мы сохраняем понимание, что вокруг – Чистая страна и все люди обладают потенциалом Просветления, тем легче все происходит.

Для того чтобы поддерживать настрой в повседневной жизни, полезно сознательно активизировать «чистую страну» и видеть мир наполненным смыслом и населенным потенциальными Буддами, а  себя представлять в своей обычной форме, но без слабостей и болезней. Так мы автоматически будем приносить пользу другим. Во время ретритов мы можем усилить желаемый эффект разрушения привычных концепций, проявляясь из пространства в виде формы энергии и света (Йидама), на которую мы медитировали, и поддерживая осознавание между сессиями. Кроме того, важно воспринимать звуки как мантры, а любые мысли как мудрость просто потому, что они могут возникать. Самое важное в любой буддийской практике – это осознавание того, кто все совершает и переживает. Узнавание вневременного ясного света ума – это абсолютная цель. Если мы ведем себя как Будда, пока не станем им, – мы используем самый высокий метод. Узнать присущее нам Просветление мы можем благодаря Ламе. Поэтому важно, чтобы учитель был надежным и заслуживал доверия.

В начале пути нам нужно научиться оценивать в долгосрочной перспективе собственное развитие и развитие других, но без лишних ожиданий. Даже если все чаще заметны вспышки радостных озарений, они не лучший показатель общего роста.  Ситуации, когда ожидаемые нами мешающие эмоции не появляются или не лишают нас спокойствия, гораздо лучше отражают достигнутый уровень.

Нам следует осознать, насколько  круты ступени, ведущие к чистому видению. Как можно предположить изначально, проще медитировать на совершенную форму энергии, чем на человеческое тело. Она не ходит в туалет, и у нее не торчит смешной курносый нос. Практикующему легко представить любой образ, чтобы полностью пережить опыт абсолютной чистоты, а вот способность распознать человеческие качества в контролере на платной парковке, который крепит квитанцию на лобовое стекло, приходит не сразу. Если мы сможем медитировать на Учителя, не отвлекаясь на возможные физические недостатки, а иногда на его неловкое поведение или слова, – мы очень близки к цели. Осознавая его на чистом уровне, мы быстро сможем распознать абсолютное совершенство всех существ, их мысленной активности и ситуаций.

Итак, если мы медитируем на Учителя, первый шаг на пути займет больше времени. Нам придется больше усваивать, без страха встречать и принимать больше ситуаций, работать вместе, чтобы пропустить больше информации через свою систему. Тогда следующий активный шаг может быть легче и короче. Часто тот, кто способен медитировать на своего Учителя, достигает лучших результатов. Таков мой собственный опыт, а Дильго Кхьенце Ринпоче недавно посвятил целую книгу совершенству Гуру-йоги. На протяжении всего существования школы Карма Кагью повторялось снова и снова: «Если нам это доступно, то способность видеть своего Учителя на высоком уровне и вести себя, как он, есть самый быстрый путь к познанию ума».

Подведем итоги сегодняшней лекции. Сначала мы рассмотрели, как можно относительно эффективно успокоить ум и создать мотивацию, и осознали силу Прибежища. Затем мы рассмотрели моменты, на которые направлено наше внимание во время медитации «без форм», и то, как медитация на Йидамов проявляет наши внеличностные качества.  Наконец, мы узнали о самом прямом пути роста – доверии нашему Учителю. Практика, известная как Гуру-йога, или Ламе Налджор, является очень важной для школы Карма Кагью, и потому я снова хочу подчеркнуть, что в интересах каждого – критично оценивать любого потенциального учителя. Если учитель безответственен, избегает опасных вопросов и склонен говорить лишь то, что люди ожидают услышать, это приводит к растущей запутанности, в такой атмосфере мы не можем хорошо развиваться. Кроме того, ламы должны понимать, что они делают.

Итак, прежде чем поднести учителям великолепный драгоценный подарок в виде нашего доверия, мудрым будет оценить, есть ли у них качества, которые можно позаимствовать. Посмотрите, носят ли они свой багаж самостоятельно, желают ли надевать особенные одежды, ожидают ли особого обслуживания и отношения. Поскольку большинство учеников ищут учителя Алмазного пути, имея избыток лучших человеческих качеств, лама обязан в большей степени доводить их потенциал до зрелости, а не менять его. То, что происходит после практик и между ними, имеет такое же значение, как и сама концентрация. Это жизнь практикующего, и мы должны хорошо понимать, как возвращаться к ней. Лучше всего это удается с позиции богатства и всеобъемлющего отношения к миру, с мыслью, что все происходящее – это подарок, а наши тело, речь и ум являются сознательными инструментами, позволяющими приносить пользу другим. Чем лучше мы сохраняем понимание, что вокруг – Чистая страна и все люди обладают потенциалом Просветления, тем легче все происходит. С другой стороны, если мы не готовы к такому взгляду, мы никогда не поймем, что любое переживание является проявлением ума, и будем продолжать испытывать взлеты и падения обычного мира. Поэтому Будда рекомендует заканчивать медитацию пожеланием, чтобы все накопленные полезные впечатления стали безграничными, чтобы они распространились на всех существ и принесли им непрекращающуюся радость узнавания собственного ума. Нет более благородной мотивации, которая вела бы нас до следующей медитации, пока мы снова не окунемся в безграничную радость ума.


Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Старайся смотреть на мир со стороны. Замечай его непостоянство, понимай его как игру обстоятельств»

Лама Оле Нидал

Новости центров