Ханна Нидал
Ханна Нидал (1946–2007) - переводчик, лама, доверенное лицо высших учителей традиции Кагью
 
 

Главные события

11.03.2017 - 01.09.2017

Расписание медитационных курсов и встреч составлено до августа месяца включительно...   23-26 марта — ...

26.07.2017 - 21.08.2017

Летом 2017 года Eго Святейшество Семнадцатый Кармапа Тхае Дордже посетит три европейских страны, ...

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Линия преемственности  → Марпа-переводчик

Марпа-переводчик

Елена Леонтьева

 

Проникновение религии в иную культуру — интереснейшая тема для исследования.

Представим себе: много веков люди живут в своей культуре, среди устоявшихся традиций, и вдруг из-за границы приходит незнакомая религия — и вскоре они ее принимают. Что и почему заставляет людей открываться чужому мировоззрению?

Есть религии, которые приносятся, как говорят поэты, «огнем и мечом». Буддизм же всегда приходил как интересная философия для элиты, на протяжении 1500 лет его называли «царской религией». Буддизм всегда приходил как интересная философия для элиты, на протяжении 1500 лет его называли «царской религией».Время от времени какой-нибудь образованный и богатый человек — чаще всего король — посещал соседнюю страну, практикующую буддизм. Буддийские истины, о которых он узнавал, ему нравились, и по возвращении на родину он открывал буддийские тексты, зажигал благовония и начинал практику. Спустя некоторое время окружающие замечали изменения: практикующие более спокойно и расслабленно реагировали на разные жизненные ситуации, становились бесстрашными, радостными и сочувственными. Это вдохновляло их родных и приближенных. Так интерес к буддизму распространялся и в других слоях общества.

Марпа

Марпа

Марпа-переводчик жил во времена второй волны распространения буддизма в Тибете. Первая волна (ее также называют «царской») началась в VII веке, главными ее фигурами были император Трисонг Дэцен и его учителя Шантаракшита, Камалашила и Падмасамбхава (Гуру Ринпоче). Но уже спустя 100 лет после своего зарождения буддийская община Тибета почти исчезла: царю Ландарме всего за 6 лет своего правления удалось уничтожить все буддийские институты. Учение стало тайным и следующие 200 лет передавалось из поколения в поколение в тибетских семьях. Вторая волна (XI век) развивалась снизу вверх: в то время многие юные герои из разных слоев тибетского общества отважно отправлялись в Индию и оттуда приносили на родину буддийские поучения.

Марпа родился в 1012 году на юге Тибета, в плодородной долине под названием Лходраг. Его родители — состоятельные люди — владели горным склоном, держали ферму с большим числом работников. В детстве Марпа был непослушным ребенком.В детстве Марпа был непослушным ребенком. Позже он написал в своей автобиографии: «Будучи ребенком, я любил напиваться и драться». Юноша держал в страхе всю долину, пока однажды к его отцу не пришла целая делегация соседей со следующим заявлением: «Пожалуйста, угомони своего сына. Иначе он здесь все разрушит. Если ты этого не сделаешь, мы лучше уйдем жить в другую долину».

Отец серьезно обеспокоился их словами и нашел выход, чтобы удовлетворить соседей. Решив дать сыну образование, он отыскал для Марпы учителя Дхармы, жившего далеко от их деревни. Этого наставника звали Дрогми Лоцава, и был он не простым сельским ламой, но известным ученым и переводчиком. Он стоял у истоков тибетской буддийской традиции Сакья.

Впоследствии стало понятно, что Марпа был человеком дела. Он доводил до конца все, за что брался: если дрался, то до победного; если пил, то до дна. Впоследствии стало понятно, что Марпа был человеком дела. Он доводил до конца все, за что брался.Теперь, приступив к учебе, он занимался прилежно и основательно. Попав в ученики к Дрогми в двенадцатилетнем возрасте, он к 15 годам уже освоил все, что тот мог ему дать. Понимая, что этот лама не поможет ему сильнее углубиться в Дхарму, юный Марпа решил отправиться к корням, в Индию, и найти там самых лучших наставников, у которых он смог бы всему научиться.

Представьте, каким сложным могло быть подобное путешествие в то время. Тибет — страна арктического климата, расположенная на высоте как минимум 3000 метров над уровнем моря. На пути Марпы, на высоте 6000 метров, лежали опасные снежные перевалы, повсюду в поисках добычи бродили дикие животные, и из-за каждого поворота могли выскочить грабители. Но Марпа настолько жаждал отыскать бесценные учения Будды, что никакие опасности его не тревожили. Он встретил попутчика по имени Ньо, который был чуть старше и намного богаче, и юноши отправились в Индию вместе.

Путь Марпы пролегал через Непал — страну, находящуюся между Тибетом и Индией, как по высоте, так и по особенностям климата. Спустившись в Непал, Марпа встретил двух лам, оказавшихся учениками индийского йогина Наропы. Нам известно довольно много имен индийских махасиддхов, учивших и творивших в эпоху тантризма, то есть с VI по XII век. Некоторые из них, похоже, являются мифологическими персонажами, другие же — несомненно, исторические лица. Наропа относился ко второй категории: путешественник по имени Нагцо Лоцава, посетивший Индию в 1040 году — возможно, незадолго до смерти Наропы, — рассказывал о нем в своих путевых заметках. Он писал, что Наропа был настолько известным и уважаемым человеком, что местные цари считали большим благословением его увидеть и поставить его стопу себе на голову. Лоцава описал Наропу как человека «довольно полного телосложения, с седыми волосами, местами окрашенными хной в ярко-рыжий цвет и замотанными в алый тюрбан. Жующего бетель, его несли на паланкине четверо мужчин…»

Наропа

Наропа

Марпа провел в Непале 3 года, получая знания у последователей Наропы. Он впитывал любые поучения и наставления и таким образом по-настоящему вступил в мандалу Наропы. В возрасте 19 лет он продолжил свой путь в Индию, направившись прямиком туда, где жил этот великий махасиддх. Некоторые источники описывают это место как монастырь, но, конечно же, это совсем не так. Жилище Наропы именовалось «Поле, усыпанное цветами» и определенно не было монастырем, поскольку ни один монах здесь не жил и не практиковал. Мы могли бы назвать его ретритным центром: там обитали йогины и йогини, туда приходили и миряне — медитировать и получать наставления от известных мастеров. Марпа добрался туда в 1031 году, и у него оставалось целых 9 лет на то, чтобы обучаться у великого махасиддха, пока тот оставался в своем теле.

За время своего пребывания в Индии Марпа встретил многих тантрических учителей, получил от них знания и благословение, а затем практиковал эти тантры и медитации, достигая в них совершенства.За время своего пребывания в Индии Марпа встретил многих тантрических учителей, получил от них знания и благословение, а затем практиковал эти тантры и медитации, достигая в них совершенства. Он перевел весь материал на тибетский язык и бережно записал, готовясь принести эту драгоценность в Тибет и передать своим соплеменникам. Марпа был полностью уверен в невероятной ценности всех длинных и коротких устных наставлений, которые он слышал как от известных гуру, так и от «обычных практикующих» в пещерах и на кладбищах Индии.

Позже он говорил, что встретил 108 учителей. Нам известны 13 имен, а двое махасиддхов были коренными учителями Марпы — Наропа и Майтрипа. Позднее Марпа объяснил, для чего он посещал стольких наставников. Отмечая, что непросветленному ученику вполне достаточно одного просветленного учителя, он добавляет, что ходил к другим гуру только потому, что его отправлял к ним сам Наропа. Великий махасиддх знал, что в Индии буддизм не выживет, потому что мусульмане уже подступали к ее западным границам. Под лозунгом джихада против неверных они начали священную войну в Северной Индии: около 1000 года военачальник Махмуд Газневи, король империи Газневидов, нападал на Индию 17 раз. Его воины до основания разрушали все буддийские храмы, встреченные по пути, убивали монахов, сжигали священные тексты. Вот почему индийские махасиддхи того времени были так открыты к обучению иностранцев, особенно тибетцев: они предвидели, что в приближающиеся суровые годы тантрический буддизм сохранится только за гигантскими снежными стенами Гималаев…

Таким образом, Наропа знал, что культура индийских махасиддхов придет в упадок. Но Марпа должен был стать его преемником и положить начало большой и важной линии передачи в Тибете, обучая многих людей. Именно поэтому Наропа хотел, чтобы Марпа повидал так много индийских махасиддхов, познакомился с разными методами и стилями обучения, а затем мог использовать любые из них у себя на родине. Марпе это удалось. В конце концов он собрал все свои записи, попрощался с Наропой и отправился обратно в Страну снегов.

Ньо, сопровождающий Марпу в его первом путешествии в Индию, снова к нему присоединился. На самом деле, пока Марпа был в Индии, они уже виделись несколько раз. Как многие мужчины, они встречались в харчевне, заказывали много вина и еды — и заводили спор, состязаясь в своих познаниях Дхармы. Марпа всегда побеждал, чему Ньо все сильнее завидовал. И теперь, возвращаясь вместе с Марпой в Тибет и наблюдая, как он тащит огромные связки бумаг, исписанных тибетскими буквами, Ньо думал: «Ну, вот! Все его знание находится здесь, в его записях. Стоит только избавиться от этих бумаг, и я сразу стану величайшим ученым Тибета».

В какой-то момент, когда наши спутники переправлялись на лодке через Ганг, Ньо тайком попросил лодочника сбросить рукописи в воду. Когда Марпа увидел, что все бумаги пропали, он на мгновение пал духом: «Не прыгнуть ли и мне в реку, чтобы утонуть вместе с текстами?» Но быстро поборол охватившее его отчаяние, поскольку понял: его мудрость содержится не в записях, а в сердце. После этого он спел песню, в которой звучали слова критики в адрес Ньо. «Как ты можешь называть себя учителем Дхармы, — говорил он, — когда ты настолько сильно подвержен такому оскверняющему чувству, как зависть? Тебе следует уйти в ретрит и медитировать, чтобы очистить свой ум!» Хотя Марпа определенно преодолел свои тяжелые чувства в отношении Ньо, он все же сказал себе: «Если мы продолжим путь бок о бок, я буду только накапливать отрицательные впечатления в уме». Тогда он простился со своим незадачливым попутчиком и все последующие походы в Индию совершал в одиночестве.

Известно, что Марпа посещал Индию трижды. После первого путешествия у него появились в Тибете ученики, и вскоре он женился сразу на нескольких женщинах. Его главную супругу звали Дагмема, что означает «Женщина без эго». У него было семь сыновей и несколько дочерей. В своей родной долине он основал три учебных заведения и один центр медитации, похожий на резиденцию Наропы: это была ферма, где одни люди работали, другие жили и практиковали, куда множество тибетцев приходили за поучениями и посвящениями.

Марпа оставил огромное наследие переводов с санскрита на тибетский язык: тексты тантр, комментарии, поэмы, исторические, научные и философские труды, разъяснения к практике. У него было много учеников, пять из которых стали держателями разных передач.

Так, Марпа основал традицию, которая позже стала называться Кагью — «линия устной передачи Учений Будды». Марпа основал традицию, которая позже стала называться Кагью — «линия устной передачи Учений Будды».Это название не означает, что в Кагью пренебрегают письменными текстами. В этой линии есть много известных ученых, которые написали важные многотомные комментарии и философские трактаты. Но в Кагью предпочтение отдается именно устной передаче. Это было частью традиции со времен Будды: истинные знания и опыт передают только живые люди, которые практиковали и обрели постижение. Встречая такого носителя преемственности, искатель истины не только слышит слова Дхармы, но также впитывает его опыт и благословение. В Тибете известно много поучений, которые не разрешалось записывать. Это значит, что никто не сможет найти их в книгах: определенные знания можно получить только лично от искусного ламы, «из уст в ухо». Такой вид передачи оказался подходящим для тибетцев, диких и сильных воинов, готовых сразу браться за дело.

Анализируя различные жизнеописания Марпы-переводчика, написанные разными авторами, можно обнаружить много расхождений в датах и событиях. Но можно сделать и своеобразные открытия. Например, как следует из большинства источников, Марпа покинул Индию в 1038 году, когда его главный учитель Наропа был еще жив. Очевидно, Наропа умер в 1040 году. Марпа, не зная об этом, приблизительно в 1049 году отправился в Индию во второй раз. Там он услышал печальные вести о том, что Наропа «приступил к действию» или «отправился за тайными тантрическими практиками». Лама Оле Нидал полагает, что это выражение означает смерть. Интересно, что только один из ранних биографов Марпы считал так же — это был Гё-Лоцава Шоннупал, автор Синей летописи. Он писал, что в древние времена в Индии так называли смерть йогина. Следовательно, к тому времени, когда Марпа пришел в Индию во второй раз, Наропа уже давно умер. Тибетец долго разыскивал любимого учителя и наконец встретился с силовым полем Наропы, иначе говоря, с его световым телом — Cостоянием радости. Это говорит о том, что Марпа уже находился на таких высоких уровнях Бодхисаттвы, что мог общаться с формами Самбхогакайи из энергии и света.

Во время их второй встречи произошло очень важное событие для всей линии преемственности Кагью. Пребывая в Состоянии радости, в присутствии Марпы Наропа создал в небе световую форму Хеваджры — Йидама, на которого много медитировал Марпа. Тибетец был поражен этим явлением. «Кого ты поприветствуешь первым, — спросил Наропа, — его или меня?» Подчиняясь странному внутреннему импульсу, Марпа склонился перед Йидамом, и Наропа сказал: «Неправильно! Для нас важнее всего учитель!»

Марпа

Марпа

Так Марпа совершил ошибку. Вскоре он сильно заболел: находясь на грани жизни и смерти, периодически теряя сознание, он часто думал: «Как же так? Ведь я был ламой не меньше 10 лет. И я всегда знал, что все Йидамы — проявление учителя. Этому же я учил своих учеников. Так почему же я поприветствовал первым Хеваджру, а не Наропу? Должно быть, это очищение, вызванное ошибками из прошлых жизней». Размышляя над этим, он лежал в кровати, окруженный братьями и сестрами по Дхарме. Они вполголоса обсуждали, как помочь больному: позвать ли хорошего врача? Или купить лекарство? Услышав это, Марпа сказал: «Дорогие ваджрные братья и сестры! Умру я или нет, зависит только от кармы жителей Тибета. Если она хороша, то они получат поучения, которые я собираюсь им принести. Тогда я в любом случае выживу, независимо от того, приму я нужное лекарство или нет. Если же у них нет такой кармы, то я все равно умру, как бы вы ни старались меня вылечить. Потому давайте не будем растрачивать деньги Сангхи и доверимся природе явлений!»

Вскоре Марпа выздоровел — как видно, у тибетцев оказалось много хорошей кармы (как и сейчас у нас на Западе). Затем они с Наропой увиделись в последний раз, и Марпа попросил учителя предсказать будущее его линии преемственности. Вопрос о монашеском или мирском образе жизни, занимавший умы практикующих со времен Будды, волновал и Марпу — ведь он вовсе не был монахом. Он любил женщин и пил спиртное; он наслаждался всеми приятными сторонами жизни. Поэтому он спросил Наропу: «Следует ли мне принять монашество и потребовать этого от моих последователей?» На что Наропа мягко ответил: «Тебе не обязательно это делать, поскольку твои желания выглядят настолько явными, будто они высечены в камне. Что касается твоих последователей, то в будущем в вашей традиции будут и монахи, и другие практикующие всевозможной наружности, но все они будут расширять вашу линию передачи и нести ей процветание. Ты же можешь наслаждаться всеми прелестями жизни, поскольку они не захватывают тебя».

В последний раз Марпа посетил Индию, когда ему было уже за 60. Он снова отправился туда в одиночку. Тут возникает вопрос: зачем ему понадобилось возвращаться, ведь его коренной учитель уже давно скончался? Изучая разные истории жизни Марпы, можно сделать вывод: он хотел познакомиться с Майтрипой! Будучи опытным практикующим, Марпа знал, что нужно иметь живого коренного гуру. Наропа уже ушел в Чистые страны, но был жив Майтрипа, известный своей передачей Махамудры. Кроме того, он тоже учился у Наропы, что наверняка свидетельствовало о подлинности и надежности его достижений.

Если окинуть взглядом все наследие Марпы, видно, что оно содержит многочисленные переводы работ Тилопы, Наропы, Сарахи, Куккурипы, Дхарикапы и других махасиддхов, но лишь один переведенный текст Майтрипы. Это может означать, что Марпа встретил Майтрипу в пожилом возрасте, когда сам уже был известным ламой и больше не занимался переводами. Современные ученые называют годом рождения Майтрипы 995 или 1007, но обе эти даты означают, что он был достаточно молод, когда Марпа посетил Индию в первый и во второй раз. Поэтому кажется довольно убедительным, что тибетец получил от него передачу Махамудры, когда посетил Индию в третий и последний раз. Он вернулся в Страну снегов, неся с собой самые глубокие и самые важные поучения из всех данных Буддой и распространенных в Индии того времени.

Работы Марпы показывают, насколько глубоко он был предан своим учителям и взгляду Алмазного пути. Только в его книгах можно прочесть о союзе блаженства и пустоты; Работы Марпы показывают, насколько глубоко он был предан своим учителям и взгляду Алмазного пути. Только в его книгах можно прочесть о союзе блаженства и пустоты.другие исторические ламы практически не затрагивали в своих писаниях этот тонкий (и тайный) вопрос. Примерно на 1000 страницах собрания трудов Марпы лишь несколько раз упоминаются темы Махаяны — например, парамиты. Он заводит разговор о них лишь для того, чтобы показать, насколько Алмазный путь мощнее и действеннее Великой колесницы. Используя методы Махаяны, как пишет Марпа, придешь к Просветлению за три неизмеримые кальпы, в то время как в Ваджраяне это можно сделать всего за одну жизнь. Марпа не утруждал себя объяснениями, как достичь состояния Будды поэтапно. Его главная задача — показать способным ученикам все преимущества прямого пути мгновенного постижения, то есть Тантры и Великой печати. Здесь от практикующего требуются преданность и высший взгляд — и тогда он быстро преобразует обычное восприятие в ум Будды.

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Хотя мы видим множество явлений, пустотная суть их всегда одинакова»

Наропа, 956–1040

Новости центров