Лама Оле Нидал
Начиная с 1972 года Оле Нидал, первый европейский лама и мастер медитации, основал более 650 центров медитации по всему миру
 
 

Главные события

13.12.2017 - 13.12.2017

Лама Оле Нидал будет проводить медитационные курсы и лекции в обоих полушариях. ...

14.12.2017 - 20.12.2017

Он традиционно состоится в Бодхгае (город в Индии, где Будда Шакьямуни достиг ...

13.01.2018 - 31.01.2018

В целом традиционный паломнический тур по стране продлится один месяц. География тура ...

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Путевые заметки  → Махабодхи – храм великого Пробуждения

Махабодхи – храм великого Пробуждения

Борис Ерохин

 

1780

Храм Махабодхи

Посетить храм великого Пробуждения хотя бы раз в жизни и создать связь с местом, где все 1000 Будд достигали и достигнут просветления – мечта всех буддистов. Многим Бодхгая представляется волшебным, сильным и таинственным местом. Практичные буддисты, несомненно, сумеют сильно продвинуться в своей практике; туристы и последователи других религий насладятся древней архитектурой, лицезрением знаменитых персон и всего того экзотичного водоворота людей и событий, ежедневно закручивающихся вокруг великой Ступы Пробуждения. В сезон (с октября по март) как минимум раз в неделю здесь появится кто-нибудь из выдающихся религиозных, общественных деятелей, звезд кино и сцены, политиков и ученых. При посещении ступы Махабодхи можно сразу увидеть представителей всех буддийских стран с их отличительным обликом: монахи из Шри Ланки одеты в шафрановые одеяния; из Тибета — в желтом, красном, бордовом; паломники из Тайланда – в ослепительно белом, монахи — в оранжевом; «отказавшиеся от мира» из Японии – строгие черно-белые; из Мьянмы – светло-коричневые и песочные, из Кореи – скромные серые.… Но еще больше здесь паломников-мирян – молитвенно сосредоточенных групп из юго-восточной Азии, рослых независимых европейцев, «обычных» индийцев, озабоченных коммерческими делами непальцев, обильно украшенных драгоценностями из бирюзы, коралла и янтаря улыбчивых тибетцев. Последние приезжают сюда в самые холодные месяцы, чтобы принять участие в больших Мёнламах — длящихся по несколько дней церемониях благопожеланий и молитв, совершаемых высокими Ламами основных тибетских традиций. Невозможно забыть это особенное место, и почти все хотят закрепить его в памяти или выказать почтение.

KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA

На закате, когда наступают быстрые, ранние южные сумерки, зажигаются разноцветные огни и прожектора – и тогда весь участок предстает великолепным дворцом

Самое распространенное занятие – медитация: простирания, подношения, погружение в покой собственного ума.
Днем и вечером трудно найти опавшие листики и веточки дерева Бодхи – лучший подарок друзьям дома. Могучие ветви этого древа раскинулись на десятки метров, а его ствол почтительно обернут в желтую ткань и украшен цветами, искусственными и настоящими, и окружен разноцветными флажками. На закате, когда наступают быстрые, ранние южные сумерки, зажигаются разноцветные огни и прожектора – и тогда весь участок предстает великолепным дворцом.

Пройдя сквозь стаю назойливых торговцев, продающих открытки, упакованные листики дерева Бодхи и прочие сувениры, чей профессионализм не поддается никакому сомнению, посетители входят через восточные ворота Храма Махабодхи. По верхней коре торопливо или не спеша идут многочисленные паломники; некоторые тибетцы и европейцы, простираясь, измеряют дистанцию длиной своего тела.

Ступа Махабодхи

Еще одна мраморная ступень вниз – и посетитель оказывается перед фасадом храма Великого Пробуждения, ступой Махабодхи. Это сооружение, центральное в любом смысле для всех буддистов, представляет собой величественную пирамидальную башню с четырьмя меньшими подобиями по углам. Древняя часть здания представляет собой квадрат со стороной около 15 метров и высотой 52 метра. Пристройка с востока, где расположен вход, относится к более позднему времени. Массив пятиметровой толщины кладки состоит из кирпичей голубоватого цвета размером 48х33х5 сантиметров. Они настолько точно пригнаны друг к другу, что при строительстве цемент использовался в минимальных количествах.
Поверхность здания оштукатурена, и внешние стены испещрены нишами с барельефами и статуями, особенно в ее нижней части. Углубления наверху большей частью пусты, хотя когда-то они также были заполнены изображениями Будд и Бодхисаттв.

SONY DSC

Ступа Махабодхи

На гранитных плитах в первой комнате внутри ступы, на детали которой обычно обращают мало внимания, есть надписи и портреты паломников из королевских семейств Синдха, посетившие Бодхгаю в период упадка, в начале XIV века.
Следующая комната является сердцевиной всего комплекса. Здесь алтарь обозначает то самое место, где Будда достиг Просветления, и Алмазный Трон, на котором он сидел, символизируется целым рядом подобий.

Точных данных о том, кто и когда построил это великолепное и образцовое для многих последующих построек здание, нет. Индийские исследователи относят строительство храма к первым двум векам нашей эры, обосновывая свою точку зрения тем, что в различных районах Индии было найдено несколько ранних изображений здания, а в основании храма − монеты I – II веков. Однако эти данные противоречат запискам китайских паломников Фа Сяня (в путешествии с 399 по 414 год) и Сюань Цзана, посетившего Бодхгаю в 637 году. Первый лишь рассказывает об основных событиях, связанных с жизнью Будды в окрестностях Гаи, не упоминая ни о каких величественных сооружениях, а второй в великих подробностях, с размерами и деталями, описывает здание почти таким, каким мы его видим сегодня.

Посетить храм великого Пробуждения хотя бы раз в жизни и создать связь с местом, где все 1000 Будд достигали и достигнут просветления – мечта всех буддистов. Многим Бодхгая представляется волшебным, сильным и таинственным местом. Практичные буддисты, несомненно, сумеют сильно продвинуться в своей практике; туристы и последователи других религий насладятся древней архитектурой, лицезрением знаменитых персон и всего того экзотичного водоворота людей и событий, ежедневно закручивающихся вокруг великой Ступы Пробуждения

Первый образ Будды в Ступе Махабодхи был изваян будущим Буддой Майтрейей. Долгое время никто не брался за эту работу, но однажды появился некий брахман и сказал, что сделает это изваяние. При этом он поставил условием, чтобы никто не входил внутрь в течение шести месяцев, и заперся в храме с лампой и ароматизированной глиной. Когда до окончания срока оставалось всего четыре дня, изнемогавшие от любопытства монахи решили посмотреть, что происходит, и открыли дверь. Они обнаружили статую высотой более четырех метров, все формы и знаки которой были прекрасны и совершенны, однако небольшая часть над правой грудью не была выровнена; сам же скульптор исчез. Позднее одному монаху приснился сон, в котором пропавший скульптор сказал ему: «Я – Майтрейя. Боясь, что другие художники не смогут изваять образ, я сделал это сам. Правая рука Будды спускается вниз. Он говорит с Марой, указывая на землю как на своего свидетеля».
Эта статуя Будды, превозносимая за свою красоту и проникновенность всеми паломниками-мемуаристами, не сохранилась до нашего времени. Одним из последних Дхармасвамин писал о нем: «Лицо образа в храме Махабодхи высотой два локтя. Нельзя пресытиться, созерцая такой образ, и нет желания пойти посмотреть на другой. Даже люди с малой верой, стоя перед образом, не могут не проливать слезы».
Та статуя, которая сейчас находится на алтаре, была обнаружена на огороженном участке, принадлежащем шиваитам-махантам. По просьбе А. Каннингхэма она была помещена в Ступу. Впоследствии ее позолотили, и теперь монахи из Шри-Ланки каждый день облачают ее в новые монашеские одеяния шафранового цвета; как реликвию, этот набор из трех полос материи можно получить в офисе общества Махабодхи за небольшое подношение.

KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA

Дерево Бодхи

Буддисты, как и положено в соответствии с древней традицией, обходят Ступу посолонь (по часовой стрелке), таким образом выказывая свое почтение. Многочисленные группы индийских туристов и паломников, в соответствии со своей традицией, идут в противоположном направлении, так что в часы наплыва посетителей возникают завихрения движения. Во внешних стенах Ступы – многочисленные ниши; нижние ряды заполнены изображениями, как в древности, а верхние пока еще пустуют. Все они – современные и являются наиболее популярными формами основных Бодхисаттв – Авалокитешвары, Тары, Манджушри, Ваджрасаттвы, а также Будды Шакьямуни в различных позах – касания земли, учения, медитации.
Пройдя вдоль южной стены по гладким мраморным плитам, посетители выходят к большому камню с еще одним отпечатком ступней Будды, за которым возвышается дерево Бодхи с расположенным под ним Алмазным Троном.

 

Оно растет в двух метрах от западной стены. Маленькая, огороженная высокой каменной оградой площадка с деревом и каменной плитой под навесом – нечто вроде копии алтаря в Ступе, но под открытым небом.
То дерево, которое мы видим сегодня, – прямой потомок того самого, под которым Шакьямуни сел с твердым решением не вставать до тех пор, пока не достигнет Пробуждения. Здесь же он пребывал первую неделю после Пробуждения, медитируя о причинно-следственной связи и наслаждаясь блаженством полного освобождения и умиротворения.
Своей развесистой кроной оно доминирует над всей западной частью комплекса. Его кора отполирована ласковыми и трепетными прикосновениями тысяч паломников и, будучи сосредоточием их почитания, любви, открытости и молитв, уже поэтому является чем-то особенным. Будучи живым звеном, связывающим наше отдаленное время с почти легендарной древностью, это дерево на каком-то инстинктивном уровне воздействует на паломников, очаровывая их своим естественным величием и умиротворяя чувства. Что-то отзывается в глубине сердца паломника, напоминая, что каждый может достичь того же, что и сидевший на этом месте 2 550 лет назад Будда. Именно поэтому к нему относятся чрезвычайно трепетно, оберегая от всяческих повреждений и обеспечивая всем необходимым. И особенное чувство сопричастности возникает, когда к сидящему под этим деревом в медитации паломнику мягко планирует листок, – благословение, поддержка, вдохновение…

Паломники медитируют под деревом Бодхи

Рассказ о событиях, связанных с этим деревом, сохранился во многих источниках. Первая история связана с именем Ашоки, владыки всей Индии. Он посетил Урувелу тогда, когда он еще не был буддистом. Выполняя индуистский обряд, молодой Ашока срубил дерево, сложил ветви в нескольких десятках метров в западу и поджег, поднося богам. Однако ветви и листья не горели, а только сияли в огне. После этого неудачного подношения на месте костра выросло двойное дерево. Почувствовав свою вину, Ашока стал поливать корни ароматизированным молоком, и уже на следующий день дерево стояло как прежде.
После этого прошло некоторое время, Ашока пережил потрясение и стал буддистом, и одним из первых мест, которое он посетил в своем путешествии по стране, стала Бодхгая. На этот раз император был исполнен такими сильными чувствами по отношению к дереву, что, по мнению его супруги, проводил около него слишком много времени, пренебрегая супружескими обязанностями. И однажды в то время, когда Ашока уехал оттуда, ревнивая королева приказала срубить дерево. Убитый горем император снова приказал купать корни в молоке и совершал горячие пожелания, чтобы оно выросло вновь. И действительно, дерево выросло снова в течение нескольких дней. Чтобы предупредить такие несчастья в будущем, Ашока построил вокруг святыни каменную стену трехметровой высоты.

Царствование Ашоки было временем широкого распространения буддизма в соседних с Индией странах. Одним из эмиссаров была дочь этого чакравартина принцесса Сангхамитра. Отбывая на Шри Ланку, она увезла с собой побег дерева Бодхи, и он вырос в живущее до нашего времени дерево в Анурадхапуре. Это – одно из самых древних растений в мире (ему около 2 250 лет), чье существование подтверждается документально. Вообще, ботаники отводят виду ficus religioza всего несколько сот лет жизни, однако растущие на Шри Ланке и в Шравасти деревья являются исключениями.Однако вернемся в Бодхгаю.
В следующий раз дерево было срублено в VII веке королем Шашанкой, который также разрушил ограду и пытался уничтожить изображение Будды. Он хотел выкорчевать его полностью, жег корни огнем и поливал их сахарным сиропом, чтобы их сгрызли муравьи, но так и не смог уничтожить самые глубокие корни. После его смерти Пурнаварма, король Магадхи, считавшийся потомком Ашоки, сделал все от него зависящее чтобы оживить дерево: в течение недели монахи совершали ритуалы, читали молитвы и лили в яму молоко тысяч коров. Древо Бодхи выросло вновь, но теперь его побег был немногим более 3 метров.

KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA

Большой камень с отпечатком ступней Будды, за которым возвышается дерево Бодхи с расположенным под ним Алмазным Троном

На этот раз для защиты дерева король оградил его как крепость, – стеной почти семиметровой высоты. Возможно, что именно тогда этой стеной были определены границы нынешнего участка. В последующие века древо Бодхи, по-видимому, росло без всяких драматических событий, процветая под любовной заботой буддистов. В день Пробуждения тысячи людей со всей Индии собирались вокруг него, омывали ствол и корни благовонной водой и молоком, подносили горы цветов и играли на музыкальных инструментах. Мусульманское нашествие, вероятно, не повредило ему, и оно продолжало стоять среди заброшенных развалин до XIX века. В его второй половине древо все больше и больше увядало, пока в 1876 году не рухнуло окончательно после бури. Но это не было его концом: на месте изъеденного ствола уже зеленели новые побеги, один из которых впоследствии вырос в гиганта, которого мы видим сегодня. Другой вариант происхождения современного дерева, более популярный, хотя и не подтвержденный никакими фактами, состоит в том, что оно выросло из побега, взятого в Анурадхапуре.

Во время раскопок 1880 года А. Каннингхэм рядом со стволом на глубине одного метра обнаружил два древних куска дерева, которые, как он рассудил, были останками дерева шестого века. Сейчас они находятся в новой ограде, окруженные каменной рамкой пятого века, нижняя часть которой представляет собой стертый рельеф с изображениями людей и животных.
Находящийся внутри ограды еще один Алмазный Трон – один из самых старых объектов комплекса, и, вероятно, был перенесен сюда при строительстве Ступы. Материал плиты (полированный песчаник из Чунара размером 143х238х14 см) и выбитые на нем рисунки (стилизованные пальмовые листья и дикие гуси — символ отсутствия привязанности) говорят о том, что она относится к временам Ашоки.
Сейчас над этой позолоченной плитой установлен балдахин, и она всегда заполнена цветами и подношениями.

Семь главных достопримечательностей

KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA

Анимешча-лочана-чайтья

Достопримечательности на главном участке храма Махабодхи соответствуют семи неделям, проведенным в каждом из этих мест Буддой после Просветления. Основные источники, в которых описывается время пребывания Будды в Урувеле (так называлось местечко, где Будда достиг просветления, а нам теперь известно как Бодхгая), разнятся относительно продолжительности и последовательности событий, произошедших там, хотя в общих чертах и совпадают.

Первую неделю после Просветления Будда провел недвижимым под деревом Бодхи, погруженный в безграничное блаженство нового состояния.Вторую неделю он пребывал на восточном склоне, с благодарностью взирая на то самое дерево (тибетская традиция относит это к третьей неделе). Это место называется Анимешча-лочана-чайтья («немигающего взора»), и оно расположено справа от восточного входа, на возвышении около дорожки вдоль внешней ограды.Шиваистские священники говорят, что этот храм посвящен пяти братьям Пандавам, героям Махабхараты, и называют его храмом Панча Пандава. Сейчас в этом высоком побеленном здании (около 17 метров), похожем по архитектуре на Махабодхи, находятся пять изображений Бодхисаттв. Сюань Цзан говорит о совсем другом местоположении памятника – на северной стороне комплекса; и действительно, неподалеку от ворот внутреннего ограждения расположена обширная структура, которая в VII веке могла быть храмом. Интересно, что если бы в эти развалины поместить статую, то ее лицо было обращено как раз в направлении той точки, где первоначально находилось дерево Бодхи.

 


 

SONY DSC

Ратна-чанкрамана-чайтья, «Храм драгоценной прогулки», – кирпичная платформа с девятнадцатью каменными цветками лотоса, расположенными через метр друг от друга и символизирующими отпечатки ступней Будды

Третью неделю после Пробуждения Будда прогуливался неподалеку от дерева Бодхи. На этом месте еще до строительства Ступы была возведена каменная платформа под навесом, впоследствии удаленном. Ратна-чанкрамана-чайтья, «Храм драгоценной прогулки», – одна из первых построек мемориала. Сейчас это кирпичная платформа с девятнадцатью каменными цветками лотоса, расположенными через метр друг от друга и символизирующими отпечатки ступней Будды. Когда-то одиннадцать колонн с каждой стороны поддерживали над платформой крышу. При строительстве Ступы навес был удален, и основание, на котором стояли колонны, с одной стороны оказалось внутри Ступы, а с другой было заложено мраморным покрытием. Сейчас видны только основания колонн, и по характеру сохранившихся на них букв эту постройку можно отнести к I веку до нашей эры. В Археологическом музее хранится единственная дошедшая до наших дней колонна этого храма. Во время празднеств на это возвышение выставляют великолепные подношения.

KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA

Когда-то одиннадцать колонн с каждой стороны поддерживали над платформой крышу

Ратнаграха-чайтья, «Храм драгоценностей», по преданию, был создан богами, подносившими Будде на этом месте горы семи драгоценных субстанций на четвертой неделе. Он размышлял здесь о всех явлениях вселенной; учения об этом впоследствии составили Абхидхарму, и в это время из его тела исходили синие, желтые, красные, белые, оранжевые и радужные лучи света – такие же, как на буддийском флаге, – которые озаряли дерево Бодхи.
Сюань Цзан описывал это место как большой храм с бронзовым, украшенным драгоценностями изображением стоящего Будды. Статуя стояла лицом на восток, и у ее ног лежал прекрасно орнаментированный темно-синий камень. Китайский паломник также сожалел, что в его время драгоценные камни – подношения богов – уже превратились в обычную гальку. Сейчас этот памятник можно найти неподалеку от большого дерева в северо-западном углу участка. Он представляет собой небольшой, размером 4 на 3 метра, алтарь без крыши, окруженный довольно высокими стенами и решетчатой дверью на север. Все статуи внутри – современные. Вокруг находится множество посвятительных ступ, воздвигнутых паломниками.

Аджапала Ниродха-мула-чайтья – «Храм под баньяновым деревом стада». Здесь Будда пятую неделю сидел на квадратной скале в медитации, и здесь же Брахма, главный бог — владыка вселенной, попросил его дать людям Учение. Вначале у Будды были сомнения, может ли вообще кто-нибудь понять ту истину, которую он открыл, и не следует ли ему сразу удалиться в нирвану. Но владыка богов, «подобно тому, как сильный муж может согнуть или разогнуть свою руку, – так же и он исчез из мира Брахмы и появился предо мной. И, оправив свою верхнюю одежду на плече, он склонил передо мной сложенные руки и сказал: «Пусть почтенный Владыка даст Учение, пусть Сугата даст учение. Есть существа с малыми загрязнениями, и они падут, не услышав Учения»». Будда, увидев справедливость просьб Брахмы, принял решение совершить свое одиннадцатое, самое продолжительное деяние, которое продолжалось сорок пять лет, – поворот Колеса Дхармы.

Буддисты, как и положено в соответствии с древней традицией, обходят Ступу посолонь (по часовой стрелке), таким образом выказывая свое почтение. Многочисленные группы индийских туристов и паломников, в соответствии со своей традицией, идут в противоположном направлении, так что в часы наплыва посетителей возникают завихрения движения Озеро Мучалинды, царя нагов, где Будда провел шестую неделю, на самом деле расположено в полутора километрах к югу от Ступы Махабодхи, и сейчас отождествляется с высохшим прудом Мучарин. Когда Будда сидел здесь в медитации, разразилась страшная буря, и живший здесь владыка змеевидных, но часто мудрых существ выполз на берег, семь раз обернулся вокруг Будды и распростер над ним свой капюшон, защищая Бхагавана от дождя и ветра, и оставался в таком положении все семь дней. Когда-то на западном и восточном берегах расположенного в лесу пруда, «вода которого прозрачна, черна и сладка на вкус», стояли два храма с изображениями Будды. Возможно, при дальнейших раскопках будут найдены остатки этих и других сооружений.

Немного ближе к дереву Бодхи находилось другое озерцо, с которым было связано несколько эпизодов из жизни Будды. Он был специально создан Индрой для того, чтобы Будда мог стирать свои одежды, и он же принес из Гималев огромную скалу, чтобы Будда мог их высушить.

Совсем же рядом с комплексом Махабодхи, с его южной стороны, находится пруд. По преданию, его выкопал младший брат строителя Ступы; вероятно, он служил источником глины для кирпичей при ее сооружении. К нему можно выйти через узкий портик, выходящий на спускающиеся к воде ступени.

Седьмую неделю Будда провел под деревом Раджаятана. Здесь два путешествующих купца, Тапусса и Бхаллика, поднесли Будде пирог из риса и меда. Они стали его первыми последователями, приняв Прибежище в Будде и Дхарме (но не в Сангхе, – ведь она тогда еще не существовала), и попросили у него что-нибудь на память. Будда провел рукой по своей голове и, собрав немного волос, отдал им. Жители Бирмы считают, что сейчас эти волосы хранятся в их стране, в пагоде Шведагон; по другой версии, они были из Ориссы.

Другие памятники

Одна из многочисленных маленьких ступ, расположенных в северной части комплекса

Кроме этих основных объектов интереса, участок вокруг Ступы усеян памятниками различных времен, – ведь это место было центром паломничества на протяжении тысячелетий, и состоятельные паломники считали за честь построить здесь хотя бы небольшую ступу. Особенно большое число маленьких ступ находится в северной части комплекса.
Наболее распространены вотивные (посвятительные) ступы двух видов: с полусферическим сводом относятся к раннему времени, а более вытянутые и украшенные многочисленными фигурами и резьбой – к периоду Пала. Лучшие образцы находятся напротив входа в Ступу. Некоторые из них построены китайскими пилигримами, о чем сообщают надписи, и особенно большое их количество относится к XI веку. Во времена запустения участок также был заполнен сотнями тысяч маленьких глинянных моделей ступ и табличек с благопожелательными надписями, – не только популярными объектами подношения, но и сувенирами, которые средневековые паломники увозили с собой домой; их до сих пор находят в различных частях Азии. С правой стороны от входа в храм Махабодхи, за углом выступа в стене находится изображение Тары, высоко почитаемое тибетцами. В начале XIII века Дхармасвамин описал чудесную статую Тары-Освободительницы – она разговаривала с одним монахом и Атишей. Некоторые из паломников проверяют здесь уровень своей реализации: отойдя на десять шагов, надо подойти с закрытыми глазами и пальцем попасть в углубление в ее троне; точность и определяет успех.

С правой стороны от входа в храм Махабодхи, за углом выступа в стене находится  изображение Тары, высоко почитаемое тибетцами

Изображение Тары высоко почитается тибетцами

С именем Ашоки связана колонна, стоящая перед выходом к пруду, с южной стороны. По своим характеристикам она аналогична другим колоннам, установленным по приказанию императора в наиболее значимых буддийских местах, однако у нее утеряна капитель, изображавшая слона. Во времена, когда участком владели маханты, она служила подпоркой для крыши кухни.

Также с южной стороны Махабодхи находится основание ступы Ашоки. Вероятно, некогда в ней хранились реликвии Будды, и Сюань Цзан пишет, что ее высота составляла более 30 метров и отмечала то место, где Будде перед Пробуждением поднесли подстилку из травы куша. В юго-западном углу участка находятся фундаменты зданий монастыря, и сейчас тут располагаются хозяйственные помещения и павильон масляных ламп, – популярное у тибетских паломников подношение.

Паломники из Шри Ланки были весьма активны в строительстве храмов, алтарей, установке статуй Будды и восстановлении поврежденного. Сохранилось много надписей, в которых сообщаются имена дарителей, сделанное ими и их пожелания. Одним из таких жертвователей был монах Маханама, прибывший в Бодхгаю в 588 году и построивший небольшой храм со статуей Будды. Фундамент этой постройки можно видеть с левой стороны дорожки, ведущей от входа в Ступу Махабодхи к северным воротам. Здесь же была найдена поврежденная статуя и надпись (хранится в Индийском Музее, Кольката), яркий образец подобных посвятительных сообщений:
«Он, чье превосходное имя – Маханама, обитатель Амрадвипы, безмерно любимый могущественной семьей, рожденный на острове Ланка, восхищающийся благополучием других, послужил причиной того, что в величественной Бодхиманде был построен этот прекрасный алтарь Учителя Человечества, преодолевшего мощь Мары, который ослепляет белизной, подобной лучам луны, и [представляет собой] открытый на все стороны павильон. Да освободится, посредством этого подобающего действия, человечество от привязанности к мирским вещам и, рассеяв умственную тьму, подобно непривязанному светочу, наслаждается высшим счастьем совершенной мудрости! Пусть до тех пор, пока рассеивающее тьму солнце сияет во всех направлениях своими расходящимися лучами, пока океан в своих границах полон волнами, изогнутыми подобно капюшонам кобр, и пока вершина горы Сумеру, обиталище Индры, прекрасна в своем полном сиянии разнообразных глыб драгоценностей, – пусть столь же долго стоит этот алтарь великого мудреца!»

С именем Ашоки связана колонна, стоящая перед выходом к пруду, с южной стороны

С именем Ашоки связана колонна, стоящая перед выходом к пруду, с южной стороны

История комплекса Бодхгаи известна гораздо лучше других памятных буддийских мест в Индии; археологические раскопки подтверждают богатые письменные источники – надписи строителей и заказчиков сооружений и статуй, записки паломников, летописи. К тому же, Бодхгая никогда надолго не оставалась без внимания буддистов, даже в самые темные времена.
После первоначального строительства при императоре Ашоки открытый павильон с Ваджрасаной находился прямо под деревом Бодхи, и их окружала деревянная ограда для защиты от животных, хотя сохранились также сообщения о постройке высокой кирпичной стены. Все это сооружение занимало место современной Ступы Махабодхи и называлось Ваджрасана Гандхакути.
Следующий этап развития относится к I веку до нашей эры, когда благодаря королевам из династии Митра деревянная ограда была заменена на каменную. Общий вид мемориала зафиксирован на знаменитом рельефе из Бхархута, изображающий открытый двухэтажный павильон на восьмигранных колоннах с куполообразной крышей, внутри которого на четырех столбиках находится Алмазный Трон. Центральное сооружение окружают колонны ограды, а немного в стороне стоит колонна Ашоки с капителью-слоном.
На протяжении веков ограда неоднократно ремонтировалась и расширялась. В тибетских источниках упоминается, что Нагарджуна (ок. II в.) для зашиты дерева Бодхи от слонов построил вокруг него множество столбов, заложил реликвии в навершие Ступы и построил дамбу от наводнений. В VI веке на месте ограды была построена Ступа Махабодхи, которую мы и видим сегодня.
Бодхгая всегда была фокусом внимания всех буддистов, и здесь отражены все этапы развития стилей, а интенсивность строительства всегда соответствовала росту или падению влияния буддизма. Здесь были найдены памятники всех периодов – кушанского (I в. до н.э., к нему относятся две фигуры Будды «в аскезе»), Матхуры (I – II века н.э.), Гуптов (IV – VII века). Но самое большое число сохранившихся памятников относятся к периоду Пала (VIII – XII века).

Первый образ Будды в Ступе Махабодхи был изваян будущим Буддой Майтрейей. Долгое время никто не брался за эту работу, но однажды появился некий брахман и сказал, что сделает это изваяние. При этом он поставил условием, чтобы никто не входил внутрь в течение шести месяцев, и заперся в храме с лампой и ароматизированной глиной. Когда до окончания срока оставалось всего четыре дня, изнемогавшие от любопытства монахи решили посмотреть, что происходит, и открыли дверь. Они обнаружили статую высотой более четырех метров, все формы и знаки которой были прекрасны и совершенны, однако небольшая часть над правой грудью не была выровнена; сам же скульптор исчез Представители других стран принимали самое активное участие в строительстве и поддержании мемориала. Паломники – гордые принцы с семьей и свитой, странствующие монахи из далеких Китая и Вьетнама, обедневшие в путешествии странники – стекались к этому центру вселенной. После постройки в IV веке величественного монастыря присутствие монахов и паломников из Шри Ланки стало преобладающим, и фактически они руководили всей жизнью комплекса до самого его запустения в XIII веке. Об этом свидетельствуют многочисленные надписи самого разного времени, в которых содержатся подробные сведения о жертвователях и строителях, о проделанной ими работе и подношениях.

Знаменитый Падмасамбхава, в VIII веке покинувший Индию ради Тибета, в двух из своих восьми воплощениях совершал особые деяния в Бодхгае. В образе Шакьясимхи он излагал своим ученикам тантры у подножия древа Бодхи, а в устрашающем облике Сенгге Драдога победил в споре и изгнал пятьсот учителей-не буддистов, хотевших обратить Ваджрасану в индуистское место. После смерти Харшавардханы, последнего императоры крупного государства, который покровительствовал буддизму, с середины VII в. влияние индуистов стало неуклонно возрастать. Наступление новых захватчиков, арабов, дополнительно осложнило ситуацию внутренней острой борьбы между высшими и низкими кастами, с одной стороны возглавляемых брахманами, с другой – буддистами, под давлением обстоятельств постепенно переходившими к светскому укладу в ущерб монастырскому. Все же, некоторые индуистские правители XII века из династии Гахадавала, столица которых находилась в Варанаси, привлекали на свою сторону буддийское сообщество щедрыми подарками земель и средствами на строительство храмов. Такими царями были Говиндачандра (1120-30-е гг.) и Джаячандра (1170-1193).
Но вскоре ситуация изменилась: политики-индуисты решили пожертвовать частью соотечественников, направив воинственный раж завоевателей-мусульман на буддистов, и таким образом одновременно достичь двух целей – отвести удар от себя и уничтожить противников кастовой системы. Во время наступления Бакхтияра по Магадхе на Бенгалию некоторые индуистские правители заключили с ним союз. Буддисты оказались меж двух врагов, и к середине XIII века почти все буддийские места были разрушены, и, как показывают данные раскопок, чаще всего – индуистами.

KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA

Во время Мёнламов все украшено цветами, чашами с водой и лепестками

С XI века появляются многочисленные записи о деятельности в Бодхгае представителей гималайских стран – Тибета, Непала и Мьянмы (Бирмы). В 1011 году индиец Атиша (982-1054), сыгравший впоследствии такую огромную роль в распространении буддизма в Тибете и основавший там школу Кадам, принял обеты монаха в одном из монастырей Бодхгаи. Великий тибетский переводчик Ринчен Зангпо (958 — 1051), чья деятельность была определяющей для установления буддизма в Западном Тибете, также приезжал сюда для учебы. В 1030 году сюда прибыло тибетское представительство, которое увезло с собой образ Будды для того, чтобы установить его в известном монастыре Жалу. Марпа Переводчик (1012-1097), принесший учения Кагью в Тибет, также неоднократно бывал здесь.

Огромная заслуга в поддержании хотя бы памяти о Бодхгае в «темные» для буддизма в Индии времена принадлежит правителям и жителям Мьянмы (Бирмы), которые на протяжении последнего тысячелетия всячески старались поддерживать мемориал. Начало этой работы относится к самому концу XI века, когда по желанию царя Кьянзиттха (1084-1113) были осуществлены большие восстановительные работы уже тогда древней Ступы Махабодхи и, вероятно, всего комплекса. Эта деятельность продолжалась и при его наследниках, а также королями соседних стран в XII – XIII веках.

Во второй половине XII в. подданные и близкие короля Ашокаваллы из Шивалика в Непале, «последователя превосходной школы Махаяны, истинного приверженца, светоча среди собрания благородных», немало сделали для строительства и поддержания постепенно приходящего в упадок комплекса. Однако уже вскоре, в начале XIII века богатые города и селения центральной Индии опустошали фанатики-мусульмане. Несмотря на всеобщее разрушение, первая волна завоевателей обошла Бодхгаю стороной.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Невозможно забыть это особенное место, и почти все хотят закрепить его в памяти или выказать почтение

В записках тибетского путешественника Дхармасвамина, бывшего в Индии в 1234 – 1236 годах, содержатся следующее описание упадка Бодхгаи. «Когда Дхармасвамин приехал в Ваджрасану, это место запустело, и нашлось только четыре монаха, пребывавших здесь. Один из них сказал: «Нехорошо! Все бежали из-за страха перед солдатами-турушкхами [тюрками]». Они заложили дверь перед образом Махабодхи кирпичами и оштукатурили их. Рядом они расположили другой образ в качестве замены. Они также оштукатурили внешнюю дверь [храма]. На поверхности они нарисовали образ Махешвары [Шивы] для защиты от не буддистов. Монахи сказали: «Мы пятеро не осмеливаемся оставаться здесь и должны бежать». Но поскольку день почти прошел, и стояла великая жара, – сообщает Дхармасвамин, – они почувствовали усталость и, поскольку стало темно, остались здесь и заснули. Если бы турушкхи пришли, те бы даже не узнали о том. На рассвете они бежали на север, следуя проселочной дороге, и семнадцать дней Дхармасвамин не видел лик образа [в храме]. В это время также появилась женщина, которая принесла добрые известия, что солдаты-турушкхи ушли далеко. Тогда Дхармасвамин вернулся к Ваджрасане и оставался там, поклоняясь и обходя кругом образ Махабодхи».

Одним из последних сообщений была замечательно выразительная надпись 1262 года, гласившая: «Ом! Приветствую! Величественна тень Древа Бодхи, древнего, подателя великого Пробуждения Победителям, места отдохновения для находящихся на дороге к совершенному Пробуждению. Эта деревня Катихала в Сатагхатте, ее поля и воды вместе с налогами на пахоту предоставлены в пользование Ваджрасане для монастыря под управлением Почтенного Мангаласвамина Ланкийского, сведущего в Трипитаке, королем, сыном Буддхасены, до тех пор, пока светят солнце и луна. И если любой король моей династии – хороший, плохой или никудышный – отменит это пожалование, то пусть его отец будет ишаком, а мать – свиньей».

Другой тибетец, махасиддха Оргьенпа (1230-1309), три года прожил в Бодхгае и затем вернулся туда в 1286 году. Он был учеником второго Кармапы, Карма Пакши, и великого Ламы Гёцхангпы из традиции Другпа Кагью, а также распознал следующее перерождение Кармапы Рангджунга Дордже. Вместе с пятьюстами йогинами он отремонтировал северную сторону храма Махабодхи.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Самое полезное занятие рядом с Махабодхи – медитация

Однако жизнь еще потихоньку продолжалась, и полное запустение Бодхгаи произошло вследствие угасания интереса к буддизму в самой Индии. Китайцы несколько раз завоевывали Бирму, и поток пожертвований оттуда постепенно иссякал. К концу XIII века относится последнее подновление, осуществленное благодаря правителям царств Паган и Аракан. Тогда же, в XIII веке, в столице Пагане была построена копия Ступы Махабодхи, что было проявлением особенной тесной связи Мьянмы с Бодхгаей. Последняя перед долгим перерывом миссия из Мьянмы была послана в конце XV века.

Последние сохранившиеся свидетельства того, что место Пробуждения Будды не было окончательно забыто его последователями, таковы. В первой трети XIV века здесь побывало несколько групп паломников из Синдха, а на рубеже XV и XVI веков Ваджрасану посетили ученый монах из Мултана (современный штат Пенджаб), нацарапавший известие о своем визите на колонне ограждения, и великий путешественник, один из последних буддийских монахов-индийцев Буддхагупта. В середине XVI века непалец Абхаярадж прожил здесь несколько лет и, составив точное описание Ступы, построил ее уменьшенную копию в Патане в долине Катманду, которая и по сей день привлекает туристов и паломников. В 1770-е годы один из главных религиозных лидеров Тибета Панчен Лама послал сюда посольство, но о его результатах ничего не известно. А уже в 1788 появляется первый английский перевод надписи, посвященной Будде и найденной в Бодхгае – одно из первых упоминаний о Будде на западе.

 

Борис Ерохин – переводчик с тибетского и английского, с 1993 года учился в КИБИ и путешествовал по Индии, Непалу, Тибету, Бутану, Китаю. 

На основе собранных за десятилетия материалов пишет путеводители по буддийским местам стран Азии.

Перевел на русский язык труд Дже Гампопы «Драгоценное украшение освобождения…»

 

Фото: Павел Облапенко

 

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Ходишь или сидишь, ешь или спишь, всегда наблюдай за умом, неустанно и беспрерывно. Вот чему стоит научиться»

Миларепа, 1052–1135

Новости центров