Ханна Нидал
Ханна Нидал (1946–2007) - переводчик, лама, доверенное лицо высших учителей традиции Кагью
 
 

Главные события

11.03.2017 - 01.09.2017

Расписание медитационных курсов и встреч составлено до августа месяца включительно...   23-26 марта — ...

26.07.2017 - 21.08.2017

Летом 2017 года Eго Святейшество Семнадцатый Кармапа Тхае Дордже посетит три европейских страны, ...

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Кармапа  → Интервью с Кармапой XVII Тхае Дордже

Интервью с Кармапой XVII Тхае Дордже

Не могли бы вы что-нибудь сказать о титуле «Кармапа»? Как должны к вам обращаться люди на Западе?

Титул «Кармапа» подразумевает, что активность человека, его носящего, заключается в том, чтобы помогать всем живым существам. В мире всегда будет Кармапа, пока в нем есть необходимость, и пока «мир» продолжает существовать.

Я думаю, люди могут называть меня просто «Кармапа». Иногда, в знак уважения, они говорят «Его Святейшество». Можно также —  «Гьялва Кармапа». Что для вас легче. Для меня это не так важно.

Какое образование вы получали в Тибете и кто были ваши учителя? Можете ли рассказать что-нибудь о своей семье?

В раннем возрасте я учился так же, как и любой юный тулку в Тибете. В четыре года начал учить алфавит —  «Ка Кха Га Нга». Потом освоил чтение и письмо и стал заучивать наизусть буддийские тексты. Моим учителем тогда был мой отец, и я очень хорошо помню эти годы.

Большую часть времени я жил в Лхасе. Однажды, когда мне было около трех лет, мы снова вернулись в Кхам, и я отчетливо помню наш дом: мою комнату, окно, детскую кроватку. Я играл с маленькими барабанами и другими музыкальными инструментами, и помню, что очень их любил —  они были такими изящными. Кроватка из дерева была устроена так, чтобы я не мог из нее выпасть. Спалось в ней очень уютно.

В нашем двухэтажном доме в Лхасе я спал внизу. Это было очень большое здание с множеством окон. Дни походили друг на друга: я проводил время с отцом на верхнем этаже, учась и декламируя тексты. Изучал такие классические трактаты, как «Умаладжугпа», «Кхеджуг», «Нгёндогьен», и много других.

Моя мать была очень предана моему отцу. Он был для нее учителем, и она регулярно медитировала. Каждый вечер она делала медитацию Чод и была хорошим практиком.

Моя «ома» («мама» по-тибетски —  прим. пер.) была очень милой и являла собой пример настоящего практика Дхармы. Рано утром она шла к храму Бакхор в Лхасе и до полудня совершала обхождения вокруг него. Затем приходил наш слуга проводить ее до дома. После обеда она возвращалась обратно продолжать свою практику.

Когда мне было десять лет, я переселился в Кхам, где и оставался примерно полтора года, пока не уехал в Индию.

Как ваши родители относятся к тому, что их сына признали Кармапой? Вы часто с ними видитесь?

В Тибете родители, в чьих детях признают тулку, радуются и желают, чтобы ребенок мог принести большую пользу людям. Мои родители —  тоже. Они рады, что я Кармапа. Я вижусь с ними не очень часто, но иногда выдается такая возможность.

Не могли бы вы рассказать о своей учебе в Нью-Дели, в Международном буддийском институте имени Кармапы и в Калимпонге? И каковы дальнейшие планы?

До сих пор я изучал в Индии два текста —  «37 практик Бодхисаттвы» и «Ворота познания». Что касается моего будущего образования, то я охотно изучил бы все, на что только хватит времени. Расписание моих занятий составляет Шамар Ринпоче, и мы регулярно встречаемся с ним, чтобы об этом поговорить. Если будет необходимо, я найду также время для нескольких ретритов —  медитационных уединений.

В Тибете родители, в чьих детях признают тулку, радуются и желают, чтобы ребенок мог принести большую пользу людям. Мои родители —  тоже. Они рады, что я Кармапа.

В последние годы в вашей жизни произошли важные перемены: от жизни в Лхасе вы перешли к мировым турне с лекциями и посвящениями. Нравится ли вам такая жизнь?

Конечно, нравится, хотя иногда это непросто. Я счастлив тем, как я живу. И не думайте, что я все время чрезвычайно занят и подчиняюсь почти военной дисциплине. Я располагаю также и свободным временем.

Во время первого посещения Запада вы учили, в основном, опираясь на текст Тхогме Ринпоче «37 практик Бодхисаттвы». Почему вы выбрали именно этот текст? И каковы ваши впечатления от первой поездки на Запад?

Я выбрал этот текст, главным образом потому, что он прост, понятен и одновременно полезен для всех людей — как для «старых» практикующих, так и для новичков. В нем говорится об основах, его легко применять в жизни, поскольку в нем подчеркивается позитивное поведение.

Поездка на Запад показала мне, что, при всех различиях между восточной и западной культурой, люди по большому счету везде одинаковы. На Западе буддизм —  новое явление, и людям следует следить, чтобы их эго не становилось еще больше оттого, что они буддисты: не следует думать, что они лучше других. Напротив, нужно развивать в себе больше осознанности.

Дхарму применяют в соответствии с ситуацией той страны, куда она приходит. В Тибете учителя обладали особенными способностями и были настолько убедительны, что люди знали их и доверяли им, даже если сами во многом не разбирались. Вот почему там не существовало потребности в таких центрах Дхармы, как здесь. В настоящее время Дхарма развивается на Западе, и это развитие будет происходить в разных странах по-разному.

Я полагаю, для моей деятельности будут важны как Восток, так и Запад. У меня хорошая связь с людьми, которые руководят центрами и организуют курсы во время моих приездов. Я бы хотел, чтобы все люди, с которыми я встречался, старательно учились и дальше, применяя в жизни то, что уже усвоили. Нужно, чтобы они продолжали практику и выполняли все обещания и обязательства, которые на себя взяли, и, конечно, не забывали медитировать.

На Западе буддизм —  новое явление, и людям следует следить, чтобы их эго не становилось еще больше оттого, что они буддисты: не следует думать, что они лучше других. Напротив, нужно развивать в себе больше осознанности.

Большинство людей, которые с вами встречались, не имели возможности лично встретиться с Шестнадцатым Кармапой и знают о нем лишь по рассказам Ламы Оле и Ханны. Что вы чувствуете, когда слышите о нем? Вспоминаете ли свою прошлую жизнь?

Когда я слышу рассказы о Шестнадцатом Кармапе, у меня возникает чувство, что я могу чему-то научиться. Я считаю, что его дела являются хорошим примером для всех. Однако нужно понимать, что активность каждого Кармапы своеобразна и определяется обстоятельствами, сопутствующими его времени. Моя прошлая жизнь — не предмет для разговоров. Самое важное — практика.

Многие говорят, что интернет в корне изменит способы коммуникации между людьми. Как, по-вашему, окажет ли он влияние на буддизм?

Я думаю, что он влияет на буддизм, особенно в информационном аспекте. Есть много людей, которые хотели бы узнать о буддизме, но не могут поехать на буддийский курс. Они вполне могут воспользоваться интернетом. Наверное, и сам я буду использовать интернет, чтобы давать людям доступ к знаниям о буддизме.

Это интервью будет опубликовано, когда вы уже вернетесь в Индию. Есть ли у вас какой-нибудь последний совет для наших читателей — до того времени, пока они не смогут увидеться с вами вновь?

Я желаю им развивать в себе мир и сочувствие. Полагаю, в этом они найдут ключ к своему счастью. Желаю также, чтобы вы работали вместе. Это — хорошая основа, которая все упрощает.

 

Вопросы составили Улла Унгер-Гёбель и Детлев Гёбель. С Кармапой беседовала Ханна Нидал.

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Форма есть пустота, пустота есть форма. Нет формы помимо пустоты, нет пустоты помимо формы. Так же и чувства, различающие мысли, энергии и сознание пусты»

Сутра Сердца

Новости центров