Шераб Гьялцен близкий ученик Шестнадцатого Гьялвы Кармапы Рангджунга Ригпе Дордже
 
 

Главные события

19.11.2017 - 19.11.2017

Лама Оле Нидал будет проводить медитационные курсы и лекции в обоих полушариях. ...

14.12.2017 - 20.12.2017

Он традиционно состоится в Бодхгае (город в Индии, где Будда Шакьямуни достиг ...

13.01.2018 - 31.01.2018

В целом традиционный паломнический тур по стране продлится один месяц. География тура ...

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Центры  → Европа Центр. Интервью с Ламой Оле, Кати Хартунг, Томеком Ленертом и Романом Лаушем

Европа Центр. Интервью с Ламой Оле, Кати Хартунг, Томеком Ленертом и Романом Лаушем

Европа Центр

Кто первым придумал основать Европа Центр? Как это было? 

Оле: Место нашел сын Сис Лойвер – одной из моих первых учениц, Филипп, который живет в Шварценберге. Что касается идеи, то она была общей. Кажется, первой ее озвучила Кати. Но мы все уже думали об этом. Более 10 лет мы искали подходящее место. И каждый из нас подталкивал этот процесс. Сначала мы немного опасались стать слишком централизованными. Сейчас мы знаем, что нам это не грозит. Все в порядке. Мы обязательно должны это сделать. 

Есть ли какие-нибудь похожие проекты у других буддийских групп? 

Оле: У школы Дзогчен есть 4–5 мест в разных частях мира – в Италии, в Северной Америке недалеко от Сан-Франциско, в Аргентине, а также в Венесуэле и Австралии. Там находятся их старые группы и центры. Но нам нужен один центр, который соберет всех и отовсюду. Потому что наша основная сила сосредоточена в Центральной и Восточной Европе. 

Кати: Я не знаю, как обстоят дела с организацией в других группах. Для нас это нечто новое. Мы пытаемся делать что-то очень живое. Мне известно только о чересчур структурированных организациях – это не то, что мы хотим сделать. Можно сказать, что наша ситуация уникальна, потому что в мире нет ничего похожего.  

Значит ли это, что данное решение подходит только для школы Алмазного пути или оно хорошо также и для других групп?  

Оле: Нет-нет, оно уникально. Это как раз то, что мы хотим сделать и то, благодаря чему нам удается избежать раскола на национальные церкви. Вы можете почитать об этом подробнее на веб-странице с часто задаваемыми вопросами (www.europe-centre.org – Прим. ред.). 

Известны ли какие-нибудь аналоги этого проекта в истории буддизма? Можно ли его с чем-нибудь сравнить?  

Кати: Не знаю. Думаю, что буддизм еще только распространяется в западном мире и мы осваиваем целину. Если хотите, католическая церковь делала что-то подобное с Ватиканом, но это был совершенно другой путь. 

Кто первым заговорил о буддийском Европа Центре? 

Кати: Я. 

Кати, как тебе пришла эта идея? Что тебя вдохновило на нее? 

Кати: В Европе есть несколько мест, где Кармапа останавливается, когда приезжает. Я подумала, что у него мог бы быть дом – своего рода домашняя база всех наших центров. Было очевидно, что сделать это несложно: если Кармапа приезжал бы в такое место, то и все остальные могли бы туда приезжать. Еще я думала о важности нашей работы на международном уровне, а не только внутри отдельных стран. Путешествуя по миру, я заметила, что люди сначала думают о себе, потом о своем центре, потом о регионе, потом о своей стране. И после этого – ничего. Для меня же следующий шаг – когда люди думают о соседней стране и обо всем мире. Так мы можем быть уверены, что все центры Алмазного пути развиваются в одном направлении, и это намного веселее. 

Итак, ты определила конечную цель? 

Кати: Да. 

Как сформировалась команда для поиска места? Сколько людей входит в группу организаторов ЕЦ и чем они занимаются? 

Кати: Группа развивалась, как обычно, на основе дружбы, благодаря людям, которые хотели помогать нам. Однажды мы распространили идею о том, чтобы люди просто приходили и предлагали свою поддержку. И потом сказали: пожалуйста, помогите. 

Первыми погрузились в работу Гюнтер, Ахим, Хартмут. Потом группа поменялась – к команде присоединились Энди, Кай и Роман, а позже Филипп. В основном поиском земли занимались немцы. У нас есть много друзей во всем мире, работающих над проектом, но лишь некоторые могли осматривать новые места. Каждый раз, когда мы находили что-то стоящее, мы приглашали людей из разных стран посмотреть и высказать свое мнение. 

У любого буддийского центра есть определенные функции, у Европа Центра их будет даже больше, потому что весь мир смотрит на него. Там будут проводиться не только обычные медитационные программы, но также международные курсы, семинары с разными людьми, встречи с центрами, путешествующими учителями. И еще будет огромная интернациональная библиотека.

Роман: Пока еще нет большой команды организаторов. Если оглянуться назад – а с момента рождения идеи проекта прошло уже около восьми лет, – то можно увидеть, что в течение этого времени было организовано много команд. Но так как не было места, то основной функцией этих групп было распространение информации. 

Два-три года назад начали появляться потенциальные места для ЕЦ, но стоило нам собраться купить землю в каком-то месте, как сразу возникали всевозможные препятствия. В последние два года небольшая команда готовила кампанию заранее, на случай если мы получим положительный ответ относительно покупки земли в одном из наиболее подходящих мест. 

Затем неожиданно было найдено хорошее место, и нам понадобилось два или три месяца, чтобы начать кампанию. Мы стали постепенно информировать людей о проекте, фактах и месте, снабжать всех материалами и так далее. Но, как обычно, Оле просто рассказал эти великолепные новости всем в первый же день. Поэтому мы сразу же активизировались, и люди, которые находились рядом в это время, просто приступили к работе над проектом как команда. Сейчас тех, кто отвечает за этот проект, не так много – всего 20–25 человек. 

Из разных стран? 

Роман: Большинство из них немцы, так как это практично – не потому, что проект «немецкий». Просто место расположено в Германии, и нам требуется много всяких разрешений, нужно контактировать с чиновниками, задавать городским властям разные вопросы. Иными словами, это прежде всего практично. 

Есть Филипп – архитектор и главный человек, который нашел место, а также Кати, Кай, Аксель, Мак, Рональд, Гуидо, Анна, Гери, Петр, Мирка, Маркус и многие другие. В будущем будет организована управляющая команда ЕЦ, у которой будет много задач, таких как организация курсов и мероприятий, вовлечение других стран и прочее. Но это не является основной задачей в настоящий момент. Сейчас мы должны сконцентрироваться на сборе всей суммы денег и покупке земли. Когда мы станем владельцами, ЕЦ начнет постепенно заселяться. На самом деле уже сейчас мы просим многих людей из разных стран поселиться там, и некоторые приедут в самое ближайшее время. И как только это произойдет, сформируется настоящая международная команда ЕЦ. Сейчас почти все организуют немцы, но я, например, всегда стараюсь посещать встречи в Германии, для того чтобы немцы привыкали чаще говорить по-английски, поскольку я сам не понимаю немецкого. Так все становится более интернациональным. Кати всегда говорит, что, когда я не приезжаю на встречи ЕЦ, она представляет мое лицо перед собой и переключается с немецкого на английский (смех). 

В любом случае идея такова, что каждый может сказать, что думает, и предложить свои идеи относительно того, как все может функционировать. Пока еще нет никакой жесткой организационной структуры, и я надеюсь, что ее никогда не будет. Но, конечно, нам понадобится своего рода основа, от которой можно будет отталкиваться. 

Сколько всего мест было просмотрено за время поиска? 

Кати: Честно говоря, не знаю. Но думаю, как минимум сто – по двадцать в год. Очень много. Может быть, двести. Гюнтер должен знать – он просмотрел невообразимое количество мест. Это оказалось очень трудно. Рабочая команда постоянно менялась, так как все делалось добровольно, и к каждому новому проекту привлекались новые люди. 

Пока еще не ясно, кто именно будет руководить центром? 

Роман: Ясно – мы! Это действительно так. Пока не обсуждалось, будет ли это большая международная управляющая команда, которая все решает, но я думаю, развитие будет происходить естественно. Самое важное то, что принимать решения будет не один и не два человека, а люди, заинтересованные в работе над проектом и ориентированные на международную активность. Главная задача сейчас – сделать так, чтобы все страны принимали участие. Насколько высок уровень организации, можно будет судить потом. Сейчас важно как можно скорее сделать это место доступным для других. 

У проекта было много разных названий: «Европа Центр», «Мировой центр», «Марпа-центр», «Буддаленд». Как еще мы называли его? 

Кати: Его всегда называли Европа Центром. Все остальные имена появились только сейчас. У меня есть список, состоящий из 300 различных вариантов названия. Разные идеи… Международный центр, Международный буддийский центр и т.д. Сейчас они обсуждаются, но, кажется, ни одно из названий не подходит по-настоящему. Вообще, мы никогда не задумывались о названии, потому что нас вполне устраивало рабочее «Европа Центр». Например, в Германии вы не можете сказать «Мировой центр», так как люди не хотят видеть весь объединенный мир у себя в стране. 

Какова главная миссия у Европа Центра? Он основан в Германии. Значит ли это, что он будет в основном немецким? 

Кати: Он точно не будет немецким центром. Это не соответствует нашему замыслу. Мы будем жить там интернациональной группой, в которую, конечно, войдут и немцы, но вместе с буддистами из других стран. Я бы хотела видеть реальное, четкое отличие Европа Центра от всех остальных центров Германии. И это цель, которую предстоит достичь, – он должен постепенно стать международным центром. Будет использоваться модель часто обновляющейся группы. Например, мы пригласим людей на пару месяцев или на год, затем команда снова изменится. 

У любого буддийского центра есть определенные функции, у Европа Центра их будет даже больше, потому что весь мир смотрит на него. Там будут проводиться не только обычные медитационные программы, но также международные курсы, семинары с разными людьми, встречи с центрами, путешествующими учителями. И еще будет огромная интернациональная библиотека. Все это должно быть сделано. 

Кто будет всем этим заниматься? Какой язык будет основным? 

Кати: Заниматься этим будет группа людей, которые там живут, и, конечно, Оле, Томек, я и Герге. Язык – английский. 

Почему бы не построить Европа Центр в России? У нас много земли и не такие дорогие ресурсы…  

Кати: На посвященной ЕЦ веб-странице Оле уже дал ответ на этот вопрос. (Вот он – Прим. ред. «Лама Оле принял это решение по нескольким причинам: центрально-европейская страна с хорошей транспортной и коммуникационной системами. «Также подразумевается, что этой стране оказывается честь: хотя с годами активность и материальная поддержка все больше приходят из других наших стран, мои немецкие ученики и друзья несли максимальную нагрузку. Без них многие люди не встретились бы с учением. В общем, я думаю, что Германия – это естественный выбор». Лама Оле Нидал.) 

Будет ли Европа Центр работать как ретритный центр? И в чем его отличие от обычного ретритного центра? 

Кати: У нас есть несколько ретритных центров поблизости. Поэтому основная задача заключается не в том, чтобы быть ретритным центром. В первую очередь мы – коммуникативный центр, мы учимся друг у друга работать. Конечно, будут возможности и для ретритов, но это не главная функция. Мы хотим, чтобы здесь люди больше взаимодействовали, а не сидели в закрытых ретритах. 

Роман: Это будет большой международный центр для курсов, встреч и медитаций, но не такой ретритный центр, как в Теновице или Кухарах. Новое место будет вроде штаба для общения с миром. Это не означает, что мы все туда переедем, а потом сядем и начнем говорить о будущем буддизма. Штаб – это центр, в котором люди будут встречаться и обмениваться идеями и опытом, чтобы потом вернуться в свои страны и передать этот опыт другим. 

Скорее всего, Европа Центр не станет просто тихим местом в горах, куда тысячи людей будут приезжать в закрытые ретриты. Хотя у нас уже есть планы построить маленькие домики для медитации, потому что две трети земли покрыты лесом. Есть возможность построить там изолированные домики… Но до этого нужно проделать много работы. А после мы сможем медитировать там годами (смех).  

Конечно, среди нас есть люди с разными тенденциями. Некоторых буддистов больше вдохновляют долгие ретриты – у них появится возможность уйти в ретрит. Однако это не будет основной деятельностью Европа Центра в ближайшие несколько лет. 

Как будет происходить взаимодействие? 

Кати: Это обмен опытом – как люди работают в других странах, как нам лучше контактировать друг с другом, что необходимо делать для того, чтобы стать интернациональной командой. Мы будем собираться вместе, проводить семинары. Там будут регулярно проводиться медитации и курсы, и не только летом, но и осенью, и зимой. Именно поэтому мы строим 600-метровую гомпу.  

Как люди, живущие далеко от Европа Центра, смогут принять участие в его деятельности? 

Кати: Мы запустили веб-страницу центра – это очень важный инструмент. Кроме того, мы хотим сделать что-то вроде интернет-дневника, чтобы люди могли следить за новостями. Уверена, будет много творческих идей относительно того, как надо организовать этот процесс. У нас будут люди, разбирающиеся в интернет-технологиях, которые организуют трансляцию через веб-камеры. Что касается буддистов из других мест, то все не смогут находиться там одновременно, но все заинтересованные смогут приезжать время от времени или оказывать поддержку центру. Есть много способов внести свой вклад. Как такового центра пока нет – есть реальная действующая интернациональная группа, несмотря на то, что проект пока виртуален. Никто еще там не живет, но в целом все отлично работает. 

Роман: Я думаю, заинтересованные уже участвуют. Все наши центры включились в кампанию по сбору денег. Исторически это была первая интернет-встреча международной Сангхи мирян, когда люди со всего света собрались вместе и начали обмениваться опытом, идеями и сведениями. Конечно, мы всегда обменивались опытом, но не в таких масштабах. Каждый день мы получаем электронные письма с разными идеями и предложениями о помощи. Вклад состоит уже в том, что люди просто говорят об этом и осознают важность преодоления границ. Если вы заглянете на нашу веб-страницу в раздел «Новости стран», вы увидите, насколько люди вовлечены в процесс и насколько они вдохновлены примером других. 

Это первый шаг. Многие начинают осознавать, что такое международный проект. Вторым шагом будет то, что сюда начнут летать на самолетах. Сегодня авиакомпании предлагают много недорогих рейсов, и можно будет прилетать даже из Владивостока. В 70 км от Европа Центра есть аэропорт. Следовательно, не будет проблемой приехать и провести здесь некоторое время, чтобы чему-то научиться. Хотя я бы подчеркнул, что первый шаг важнее. 

Я имею в виду понимание значения совместной работы. Люди, которые сейчас с нами работают, приезжают из ближайших городов. Поэтому нам очень трудно сконцентрироваться и выйти за эти пределы. Европа Центр – не только место, но и взгляд в будущее. Кто-то также может работать через интернет, потому что скоро у нас появится очень много задач. Это не просто организация курса на месте. Будет много работы для людей из-за границы, даже если они не смогут присутствовать лично. Поддержка всех членов Сангхи и все качества людей издалека будут очень востребованы в проекте. Мы можем назвать это обменом богатством разных наций. Есть много уровней взаимодействия. И мы сами будем решать, насколько мы хотим быть в него вовлечены. 

Какая польза от этого проекта людям, которые живут, скажем, во Владивостоке? Что Европа Центр сможет предложить тем, кто физически не сможет приехать туда? 

Томек: Польза в том, что люди будут знать, что есть место, где они могут встречаться и присоединяться к нашей работе во всем мире; место, куда приедут люди из Австралии, Южной Америки, Новой Зеландии и Европы. Это подобно приходу домой. Место, в котором можно обмениваться информацией и передавать свой опыт, – прямо из Владивостока! Польза заключается в знании, что такое место существует. 

И, конечно, поскольку Россия становится все богаче и богаче, а полеты – дешевле, мы ожидаем, что из вашей страны сюда сможет прилетать много людей. Оле говорил, если я правильно понял, что после его ухода центр будет нашей гарантией и защитой от раскола на национальные церкви. А польза для Владивостока в том, что это место принесет огромную пользу не только для Владивостока, но и для всего мира. 

Кати: Они будут получать много информации, через Европа Центр мы будем связаны со всем миром. А как мы это организуем, будет видно.

Может быть так, что после окончания строительства Европа Центра вся наша активность сконцентрируется только на нем, а остальные центры, находящиеся далеко, будут забыты? 

Кати: Не думаю. Ведь если это случится, проект можно считать несостоявшимся. Мы всегда будем путешествовать, и очень важно установить связь со всем миром. Мы всегда будем посещать другие центры. 

Кто наши соседи? Как они относятся к большому буддийскому центру поблизости? 

Кати: Наш сосед – владелец фермы. У него есть участок – там строится дом. Этот человек нам очень нравится, и мы ему тоже. И это можно увидеть на веб-странице – он подарил нам статую Будды после подписания контракта. Это действительно очень приятный человек. Остальные соседи живут далеко. Так что по большому счету у нас есть только один сосед. Это довольно безлюдная местность. Город настроен к нам вполне положительно. На прошлой неделе в газете появилась статья о нас. В ней был представлен наш проект, и это очень хорошо. Сейчас местные власти очень открыты по отношению к нам, администрация считает, что город сможет заработать на нас, и хочет, чтобы мы использовали в работе местных жителей. 

Роман: Ближайшие соседи находятся в 750 метрах от нас. Это не очень близко. Наше место на холме. Насколько я знаю, буддистов уважают в немецком обществе. У нас установились хорошие отношения с местными городскими властями, люди поддерживают нас разными способами. Я думаю, в округе очень доброжелательно отреагируют, когда мы заселимся. Как говорит Оле, мы лучшие соседи, которые только могут быть. Это действительно так. Мы очень легкие люди. В целом у нас хорошие отношения с соседями везде, во всех странах – в России, Чехии, Польше, Германии. Мы легко становимся друзьями, потому что мы открытые, и люди чувствуют, что мы не поверхностные и не хотим их обмануть.  

Что самое вдохновляющее для тебя в этом проекте? 

«Больше всего меня вдохновляют возможности, которые открываются перед нами. Мы все учимся нести передачу. Это означает, что мы учимся расти и при этом сохранять нашу свежесть и дружбу. Мы учимся друг у друга преодолевать границы и при этом не конкурировать.» Роман.

Томек: Реакция наших людей. Если ты меня спрашиваешь, в чем наша цель, то для меня она не в том, чтобы купить большие здания или кусок земли. Наша цель – человеческое развитие. Для меня самое вдохновляющее – реакция, развитие и отношение друзей во всем мире. 

Кати: То, что у меня есть много действительно хороших друзей во всем мире, и теперь они встретятся, и мы будем работать вместе. Томек, Оле и я – все мы знаем этих людей, но у них никогда не было возможности встретиться. А сейчас появится много возможностей для совместной работы. Еще меня очень вдохновляет то, что благодаря этому проекту у нас есть шанс сохранить буддизм Алмазного пути также и после нашей жизни. Европа Центр обеспечивает нам продолжение. Все, чем я занимаюсь в этой организации, нацелено на долгосрочную перспективу, иначе эта работа не имела бы смысла. 

Роман: Больше всего меня вдохновляют возможности, которые открываются перед нами. Мы все учимся нести передачу. Это означает, что мы учимся расти и при этом сохранять нашу свежесть и дружбу. Мы учимся друг у друга преодолевать границы и при этом не конкурировать. 

Например, когда я услышал об этом проекте восемь лет назад, меня поразила сама идея. Я подумал: как же мы сможем это сделать? Это была только теория – теория международного сотрудничества. Когда стартовал проект «Треугольник», я понял, что нам совсем не просто будет превратить теорию в практику. Это как с Дхармой! Когда люди интересуются моим мнением относительно сотрудничества между разными нациями, я всегда отвечаю, основываясь на опыте, полученном на самых первых встречах по проекту «Треугольник». Если организуется какой-то проект или мероприятие, немцы говорят: «Мы должны иметь точный план – по крайней мере за полгода». Поляки говорят: «Мы начнем шевелиться за несколько часов до начала проекта». А чехи говорят: «Нам все равно…» 

Очень интересно отмечать, что мы разные, но при этом одинаково видим нашу общую цель – наилучший результат для блага всех. Это та возможность, о которой я говорю, – скомбинировать наши разные взгляды и сделать из этого нечто великое. Таким образом мы будем способны нести передачу позже, когда Оле с нами не будет. 

Мы должны делать все вместе, и это, я думаю, соответствует пожеланиям Оле. Этому мы должны научиться. По крайней мере, для меня это самая вдохновляющая задача. Поэтому я буду время от времени жить в Европа Центре, а также путешествовать и передавать идею проекта дальше. Это одна из самых интересных возможностей в моей жизни. Надеюсь, мы все скоро там увидимся! 

Есть ли какие-нибудь конкретные планы относительно того, что будет происходить на этом месте? Как мы будем его использовать? Кати, не могла бы ты сказать несколько слов об этом? 

Кати: Когда мы начали думать об этом, я все время сравнивала идею Европа Центра с маленьким огнем. Этот огонь должен становиться все больше и больше. Судя по тому, как люди поддерживают нас, о Европа Центре думает каждый, и теперь мы покупаем эту землю вместе. Один дает десять рублей, другой – десять тысяч, а третий – миллион. Не имеет значения, сколько. Мы действительно покупаем его вместе. Это действительно очень важно – этот огонь никогда не погаснет. Мы всецело переживаем включающую гордость, когда говорим о Европа Центре. Я вижу, что люди гордятся тем, что мы делаем все вместе. 

Мы нашли место для Европа Центра в то самое время, когда заболела Ханна. На протяжении трех месяцев, пока мы были в Копенгагене, было две темы: Ханна и Европа Центр. Ханну очень вдохновило новое место. Она приняла большое участие в развитии нового центра. Было очень приятно видеть, что, несмотря на шок от известия о болезни Ханны, у всех нас была хорошая цель на будущее, и это очень помогало нам в работе. Последнее, что сделала Ханна, прежде чем уйти, – она благословила контракт Европа Центра и подписала некоторые бумаги. Для меня очень важно, чтобы каждый знал, что здесь ее благословение и что она полностью поддерживала центр. Я действительно чувствую, что ее благословение с нами, и оно показывает, в каком направлении мы должны двигаться. 

 

Вопросы задавал Анатолий Соколов

 

Европа Центр: ландшафт и архитектура

Земля находится в предгорье Альп на высоте 850 м над уровнем моря. К югу от усадьбы раскинулось красивое природное озеро. Расстояние до ближайшего населенного пункта составляет около 4 км, а до ближайшего большого города и международного аэропорта – 150 км. 

Поля                 215 тыс. кв. м 

Леса                  280 тыс. кв. м

 

Описание местности

– поля, включая три плоскогорья, откуда открывается потрясающий вид, проходят выше уровня жилых построек; 

– на живописном участке с водопадами и водоемами находятся три родника;

– лесная зона располагается в низине;

– в лесу расчищены красивые полянки;

– около 800×900 м, по диагонали 1,2 км; 

– общая площадь новой земли в 5 раз больше, чем лагерь для летних курсов в Касселе (Германия). 

Здания 

Изначально этот участок принадлежал семье немецких промышленников – здесь размещалась летняя усадьба и охотничье хозяйство. Дома построены в 1910 году в стиле ар-деко и перешли к нам в очень хорошем состоянии. Три основных здания окружают довольно большую площадь внутреннего двора. Усадьба относится к ярким образцам архитектуры первой трети ХХ века и в настоящее время охраняется государством как памятник культуры.

История усадьбы Гут Хохройте

Усадьба Гут Хохройте («усадьба в Хохройте») была построена в течение двух лет — с 1911 по 1913 год —  господином Вальтером Мартини, сыном состоятельных производителей тканей из Аугсбурга. После продажи семейного бизнеса на вырученные средства он построил комплекс в Хохройте. Архитектором был назначен Карл Сурбер. В качестве господствующего направления выбрали романтическую идею сочетания культуры и природы в виде «образцовой фермы». Эта концепция была чрезвычайно популярной в то время. В случае Гут Хохройте результатом стала архитектурная жемчужина превосходного качества, наполненная отличной мебелью, искусством и культурной жизнью. В то же время усадьба функционировала в качестве самодостаточной фермы, расположенной на лоне природы посреди охотничьих угодий.

Гут Хохройте расположена на склоне южно-германского холма в окружении просторных лугов и обширных рощ. Невозможно придумать более красивого и захватывающего дух окружения, чем здесь — виды на Альпы и озеро Альпзее. Все здания, в том числе главная вилла, выдержаны в стилях ар-деко и югенд. В начале века эти направления были в моде, поэтому дом привлек много внимания. О нем упоминали в журналах того времени — архитектурных и дизайнерских.

Комплекс состоит из главной виллы, дополнительного корпуса, гаражей, сарая и ледника. Его строили 150 итальянских рабочих. Их выбрали для этой задачи, так как они были лучшими мастерами, работавшими по лучшим технологиям. Это значит, что все исполнялось по высшему разряду. Каждую комнату внутри главной виллы тщательно отделали, а мебель и люстры для каждого интерьера были изготовлены по специальному заказу. Комнаты различаются по стилю, но определенные элементы, например цвета, создают связь между соседними комнатами.

Гут Хохройте стала первым местом в округе, в котором провели электричество, опередив даже близлежащий город Имменштадт. Во время строительства дорога к усадьбе еще не была проложена, что затрудняло доставку, делая ее намного сложнее, чем сегодня.

Чрезвычайно высокое качество проведенных работ, а также тот факт, что Гут Хохройте не подвергалась каким-либо капитальным перестройкам или ремонту, позволили комплексу сохранить необычайно хорошее изначальное состояние. В таком виде его приобрела организация Алмазного пути в 2007 году. Собственность была передана госпожой Аннелиз Херц, дочерью господина Мартини. Как внешний, так и внутренний облик Гут Хохройте находится под защитой программы охраны памятников.

Будучи новыми владельцами, мы высоко ценим эту историческую и культурную жемчужину и хотим сохранить ее в наилучшем состоянии, наиболее близком к оригинальному. Мы поддерживаем близкий контакт с местной организацией защиты памятников по вопросу происходящей реставрации и сохранения Гут Хохройте. Группа наших опытных архитекторов, талантливых мастеров и профессиональных реставраторов делает это возможным.

 

Больше информации и фотографий о Европа Центре

 

 

 

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Щедрость открывает любую ситуацию»

Лама Оле Нидал

Новости центров