Ханна Нидал
Ханна Нидал (1946–2007) - переводчик, лама, доверенное лицо высших учителей традиции Кагью
 
 

Главные события

18.10.2017 - 18.10.2017

Лама Оле Нидал будет проводить медитационные курсы и лекции в обоих полушариях. ...

14.12.2017 - 20.12.2017

Он традиционно состоится в Бодхгае (город в Индии, где Будда Шакьямуни достиг ...

13.01.2018 - 31.01.2018

В целом традиционный паломнический тур по стране продлится один месяц. География тура ...

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Буддизм и наука  → Есть ли у Вселенной начало?

Есть ли у Вселенной начало?

Диалог французского ученого, который стал буддистом, и вьетнамского буддиста, который стал ученым

Глава из книги Мэтью Рикарда и Тринх Тхан Ксана «Бесконечность в одной ладони: от Большого взрыва до Просветления»

 Тринх ТХАН КСАН Родился в буддийской семье во Вьетнаме, но воодушевившись теорией Большого взрыва, решил получить образование в Калифор- нийском технологическом инсти- туте. Известный астрофизик, профессор.

Тринх ТХАН КСАН Родился в буддийской семье во Вьетнаме, но воодушевившись теорией Большого взрыва, решил получить образование в Калифор- нийском технологическом инсти- туте. Известный астрофизик, профессор.

Проблему начала с уверенностью можно назвать одной из центральных для всех религий и науки. В настоящее время наилучшее объяснение наблюдаемой реальности предлагает теория Большого взрыва, по которой пятнадцать миллиардов лет назад появилась Вселенная, а также время и пространство. Буддизм подходит к этой загадке совершенно иначе. Здесь обсуждается сама необходимость начала и параллельно анализируется реальность того, что могло бы возникнуть, если бы это начало действительно имело место. Был ли Большой взрыв точкой отсчета, или все-таки уместнее видеть в нем рождение очередной вселенной в лишенном начала и конца бесчисленном ряду вселенных? Позволяют ли концепции, которые мы обычно используем, описать феномен начала или его отсутствия? Не отражает ли само понятие начала нашу тенденцию реифицировать, овеществлять, явления – считать их «вещами», наделенными независимым и реальным существованием?

Тхан: Давайте подытожим наши знания о мире. В первую очередь я бы хотел поговорить о бесконечности. В соответствии с нынешним состоянием научного знания, происхождение Вселенной лучше всего описывает теория Большого взрыва. Считается, что Вселенная зародилась около пятнадцати миллиардов лет назад вследствие Большого взрыва – вместе с ней возникли также время и пространство. По мере своего развития первоначально невообразимо маленькая, плотная, горячая вселенная увеличивается, остывает и при этом постоянно расширяется.

Мэтью РИКАРД Получил образование в области мо- лекулярной биологии под руковод- ством Франсуа Жакоба, лауреата Нобелевской премии. Буддийский монах и переводчик Далай-ламы, он живет в монастыре Чечен в Не- пале, Катманду.

Мэтью РИКАРД Получил образование в области мо- лекулярной биологии под руковод- ством Франсуа Жакоба, лауреата Нобелевской премии. Буддийский монах и переводчик Далай-ламы, он живет в монастыре Чечен в Не- пале, Катманду.

Эта теория появилась после того, как американский астроном Энди Хаббл в 1929 году заметил, что большинство галактик разлетаются от нашего Млечного Пути, как ошпаренные. И что интересно: чем больше расстояние между нами и этими галактиками, тем быстрее они от нас уносятся – те, что находятся в десять раз дальше, удаляются с десятикратной скоростью. Из этого наблюдения был сделан вывод, что у всех галактик было равное количество времени, чтобы переместиться из начального пункта туда, где они находятся сегодня. Так, если бы эти галактики устремились друг к другу – представим себе обратный ход событий, – то все они в одно мгновение встретились бы в одной точке пространства. Все это позволило говорить о Большом взрыве, в результате которого Вселенная, начав с предельно сжатого состояния, постоянно расширяется. Вот так в науку было введено понятие «начала», а Большой взрыв в определенном смысле заменил религиозную концепцию творения.

Теория эта нелегко обретала последователей. Однако несколько ученых серьезно отнеслись к идее первичного взрыва. Бельгийский священник Жорж Леметр говорил о «первичном атоме». В свою очередь, американо-российский физик Георгий Гамов обратил внимание на то, что в первые триста тысяч лет существования температура и плотность Вселенной были настолько высоки, что ни одна из известных нам структур (галактики, звезды, живые организмы) не могла бы возникнуть. Вселенная состояла бы в таком случае только из элементарных частиц и излучения. Согласно Гамову, это первичное, раскаленное и наделенное высокой энергией излучение должно бы долетать до нас еще сегодня, но уже достаточно остывшее благодаря рассеиванию энергии. Оно должно было излучаться эти пятнадцать миллиардов лет, чтобы достигнуть нашей галактики, которую уносит расширяющаяся Вселенная.

Мэтью: Именно это излучение мы называем реликтовым?

Тхан: Да. Фактически это остаточное тепло, произведенное огнем «творения». Однако до 1965 года никто не обращал внимания на это явление, пока его случайно не обнаружили. У этой задержки две причины. Во-первых, астрофизики чувствовали себя не в своей тарелке из-за теологической интерпретации Большого взрыва (в 1951 году папа Пий ХII приравнял Большой взрыв к библейскому «Да будет свет!»).

Мэтью: Это забавно, потому что один из моих друзей, ученый тибетец, с которым мы разговаривали о Большом взрыве, воскликнул: «Вселенная, время и пространство, которые возникают в большом «ба-бах» из ничего, без причины? Ведь это возврат к утверждению существования Творца, который является своей собственной причиной!»

Тхан: Второй причиной этой задержки явилась громкая космологическая теория трех британских астрономов – Германа Бонди, Томаса Голда и Фреда Хойли. Предложенная ими модель позволяла избежать идеи творения: у их «стационарной Вселенной» регулярная структура и нет ни начала, ни конца. Впрочем, довольно скоро наблюдения стали противоречить этой теории. В начале 60-х были открыты квазары (звезды на периферии Вселенной, излучающие колоссальное количество энергии), а также радиогалактики, которые большую часть своей энергии излучают в виде радиоволн. Причем было похоже, что количество этих квазаров и радиогалактик уменьшается по мере старения Вселенной. Конечно, подобное развитие противоречило теории стационарной Вселенной. Окончательный удар по концепции стационарной Вселенной нанесло открытие в 1965 году реликтового излучения. Теория Хойла и его коллег отрицала возможность первоначального плотного состояния Вселенной, но не могла объяснить остатки первичного тепла, которое пронизывает ее. Теория Большого взрыва стала новым способом представления о начале мира, потому что позволяла объяснить столь разные явления, как разбегание галактик, фоновое излучение или химический состав звезд.

Мэтью: Эта теория, какой бы убедительной она ни была, во всем что касается эволюции Вселенной, все-таки не дает ответа на вопрос о причине самого Большого взрыва. Согласно буддизму, время и пространство – это только концепции. Они связаны с нашим восприятием мира явлений и не обладают реальным существованием. Таким образом, даже кажущееся начало времени и пространства не может проявиться без причин или условий. Иначе говоря, ничего не может перейти из состояния несуществования в состояние существования и обратно. Поэтому Большой взрыв может быть лишь эпизодом в постоянном процессе без начала и завершения.

Тхан: Ты спрашиваешь сейчас о том, что было до Большого взрыва. Я делаю ударение на «до», потому что это понятие не определено, поскольку время появилось вместе со Вселенной.

Мэтью: Даже если понятие это не определено, все же ничего не может появиться без причины.

Тхан: Позволяет ли наука добраться до момента создания? Ответом будет – нет. На данный момент существует определенная граница познания. Мы называем это барьером Планка – по имени немецкого физика, который первым занялся данной проблемой. Этот барьер возникает, когда проходит 10 в -43 степени секунды существования Вселенной. Это очень малая величина, в которой цифра 1 появляется только после 43 нулей вправо от запятой. Вселенная в это время была в десять миллионов миллиардов миллиардов раз меньше атома водорода. Ее диаметр тогда равнялся длине Планка, то есть 10 в -33 степени см.

Мэтью: Для чего ты приводишь такие точные цифры? Обозначают ли они какую-то границу или точку перегиба? Обладают ли такие границы абсолютной ценностью? Создается впечатление, что здесь имеется в виду какой-то жесткий барьер, наделенный собственным существованием.

Тхан: Время и длина Планка не устанавливают имманентных границ. Последние появляются из-за нашего неведения. Мы пока не знаем, как объединить две большие теории ХХ века – квантовую механику и теорию относительности. Первая занимается бесконечно малыми величинами, а также описывает поведение атомов и света в условиях отсутствия гравитации. Вторая имеет дело с бесконечно большими величинами – позволяет нам понять мир и его структуру в космическом масштабе, когда не действуют две ядерные силы и электромагнитная сила. И в этом как раз главный камень преткновения: мы пока не в состоянии описать поведение материи и света в ситуации, когда необходимо учитывать все четыре базовые силы природы (сильное и слабое ядерные взаимодействия, электромагнитное излучение и силу гравитации). Любое физическое явление можно объяснить через их взаимодействие. Они начинают действовать одновременно, когда наступает время Планка, то есть 10 в -43 степени секунды после большого взрыва. В этот момент Вселенная настолько сжата и ее плотность настолько велика, что гравитация, которая обычно не принимается во внимание в субатомном масштабе, приобретает такое же значение, как и сильное и слабое ядерные взаимодействия или электромагнитная сила.

Но законы физики проверены только для времени, начиная с одной биллионной доли секунды (10 в -12 степени) после Большого взрыва. До этого момента энергия элементарных частиц во Вселенной была настолько мощной, что ее невозможно смоделировать даже в самых больших ускорителях частиц, которыми мы сейчас располагаем, чтобы исследовать физические законы, которые действуют в таких экстремальных условиях.

Мэтью: На чем основывается предпосылка о сущностных различиях в базовой природе микрокосмоса и макрокосмоса, если второй опирается на первый? Может быть, это только вопрос изменения перспективы?

Тхан: Барьер Планка не устанавливает базовой границы познания. Он означает только нашу неспособность объединить квантовую механику и теорию относительности. За ним скрывается реальность, которая еще не известна физикам. Некоторые думают, что за этой границей пространство и время, так крепко связанные с нашим миром сегодня, распадаются. Время перестает существовать, и концепции о прошлом, настоящем и будущем теряют свое значение. Пространство, отделенное от своего партнера времени, является только бесформенной пеной квантов. Его искривление и топология становятся хаотичными, поэтому его описание возможно только в терминах вероятности. Все становится неопределенным.

Другие физики, которые разрабатывают теорию струн, заверяют, что никакой квантовой пены не существует. Согласно их теории, элементарные частицы возникают из вибрации микроскопических «ворсинок», размер которых равен длине Планка. Ничего не может быть меньше этих струн – это допущение позволяет снять проблему волн меньшей длины. Казалось бы, теория струн может открыть путь к объединению квантовой механики и теории относительности. Тем не менее на сегодняшний день она пока не получила экспериментального доказательства и потому ограничивается узкой областью математических формул. Но как бы то ни было, все-таки можно допустить, что это одна из тех динамических форм в квантовой пене, которая дала начало Вселенной, времени и пространству около пятнадцати миллиардов лет назад. Время Планка устанавливает предел, и мы не можем сказать, существовало ли пространство в той или иной форме ранее, за ним, потому что самого времени не существовало. Совершенно не исключено, что за этим барьером Планка скрывается тайна бесконечного существования.

Мэтью: Говоря о бесконечном существовании, ты имеешь в виду существование без начала?

Тхан: Здесь допустимы любые гипотезы. Время 10 в -43 степени возникает из попытки экстраполяции наших законов физики на область времени «зеро». Однако все следы законов физики исчезают за этой стеной познания. Известная нам физика, таким образом, начинается через 10 в -43 степени секунды после Большого взрыва.

Физики утверждают, что Вселенная возникла из вакуума. Однако они имеют в виду не «тихий» и «спокойный» вакуум, лишенный всякой субстанции и активности, как нам могло бы показаться. Квантовый вакуум кипит от энергии, даже если он полностью лишен материи. Пространство, которое мы считаем пустым, постоянно пронизывается полями энергии, которые можно описать с помощью категории волн.

Энергия первичного вакуума будет подталкивать Вселенную к беспредельной экспансии, которую астрофизики называют «инфляция», что, в свою очередь, ведет к головокружительному росту каждой части Вселенной за очень малый промежуток времени. В промежуток времени с 10 в -35 степени до 10 в -32 степени секунды после Большого взрыва Вселенная увеличилась с размера в десять миллионов миллиардов миллиардов раз меньшего, чем диаметр атома водорода, до размера апельсина.

Далее Вселенная значительно разреживается, остывает, благодаря чему в ней появляются более сложные структуры. История Вселенной – это пример растянутого на очень долгое время движения ко все большей усложненности. Поначалу Вселенная была горячее, чем все ады, о которых писал Данте, и в это время не могла сформироваться никакая структура. Только после охлаждения что-то смогло появиться. Энергия вакуума снова вмешивается и дает начало материи. Ключом к этому механизму является представленная Эйнштейном, без сомнения, самая известная в истории науки формула: Е=mc². Из нее следует, что определенное количество энергии может стать частицей материи (масса которой m равна количеству энергии Е, разделенному на квадрат скорости света с).

Элементарные частицы, например кварки и электроны, появляются из первичного вакуума и соединяются между собой, чтобы сформировать атомы, молекулы и в конце концов – звезды. Сотни миллиардов звезд соединяются в галактики, а сотни миллиардов галактик наблюдаемой Вселенной ткут безграничную космическую сеть. Бесконечно малое дает начало бесконечно большому.

И по крайней мере в одной из этих галактик, а именно в Млечном пути, недалеко от звезды, которая называется Солнце, на планете Земля, молекулы соединились в цепочку ДНК, давшую начало жизни, сознанию и людям, способным задаваться вопросами об окружающем мире и о космосе, из которого они появились. Такова сильно сокращенная версия истории Вселенной, какой ее видит сегодняшняя астрофизика. А есть ли в буддизме космология?

Мэтью: В буддизме явления не считаются по-настоящему рожденными – в том смысле, что они перешли из несуществования в существование. Они cуществуют – и это относительная истина, но они лишены окончательной реальности. Относительная истина связана с нашим эмпирическим пониманием мира. Мы переживаем мир таким образом, что приписываем вещам объективное существование. Однако, согласно буддизму, это восприятие ошибочно. Окончательный анализ показывает, что явления лишены имманентного существования, то есть абсолютной истины. Это лишает актуальности вопрос сотворения мира. Тезис, постулируемый буддизмом, не опирается на такие шаткие аргументы, как идея создания наделенной независимым существованием Вселенной из ничего. Проблема акта творения возникает, когда мы делаем явления реальными. В то же время буддийский подход не исключает развитие мира явлений. Очевидно, что вещи не являются несуществующими, но если попытаться исследовать способ их существования, мы поймем, что нельзя относиться к ним как к собранию независимых сущностей, наделенных собственным существованием. Явления существуют подобно сну, иллюзии, миражу. Как отражения в зеркале, они проявляются, но при этом они лишены независимого существования. Нагарджуна, великий индийский философ II в. н.э., говорил: «Природа явлений – это взаимозависимость, тогда как сами они пусты». Их эволюция не является арбитральной – не определяется какой-то божественной инстанцией, но подвержена закону причины и следствия, который опирается на всеобщую взаимозависимость и причинность.

Проблема начала, таким образом, соответствует вере в реальность явлений и реальность существования времени и пространства, тогда как с абсолютной точки зрения нет никакого начала, продолжения и окончания. Этот парадокс наглядно показывает иллюзорный характер мира явлений, который может проявляться в бесконечных вариантах именно по той причине, что его окончательная природа – пустота. С точки зрения относительной истины, мы говорим, что обусловленный мир, или сансара, не имеет начала, потому что каждое новое явление вызвано предыдущим. Мне хотелось бы все-таки знать, к чему больше склоняется теория Большого взрыва – к концепции создания ex nihilo («из ничего») или к идее выражения потенциала пространства? И считается ли эта теория настоящим началом или скорее этапом в эволюции Вселенной?

Тхан: Как мы уже сказали, известная нам физика теряет почву под ногами за барьером Планка. До Большого взрыва время могло растянуться в бесконечность и с таким же успехом могло просто не существовать. Однако в случае циклической вселенной Большой взрыв был бы только началом очередного цикла, которых бесконечное множество. В обоих этих случаях вопрос создания Вселенной из ничего в момент времени «зеро» не имеет права на существование. Это также исключает проблему сотворения. Однако все это пока только рассуждения, никак не подтвержденные экспериментально.

Мэтью: Можно воспринимать Большой взрыв как рождение мира явлений, появляющегося из бесконечного, но не проявленного потенциала. Буддизм образно называет этот потенциал «частицами пространства». Сам термин не означает никакой реальной сущности – это только потенциал пространства, которое можно было бы сопоставить с вакуумом, как его описывают физики, правда, при условии его неовеществления. Но здесь никак не имеется в виду создание из ничего.

Шантидэва писал в VII в.: «Если существующее не существует в то же время, что и несуществующее, то когда оно существует? Несуществующее не исчезнет, пока существующее не появится. А существующее не может появиться, пока несуществующее не исчезнет. Похоже, что существующее не может перейти в несуществующее, поскольку одна вещь обладала бы тогда природой обоих этих противоположностей».

Причина, по которой несуществующее не может стать существующим, коренится в том обстоятельстве, что несуществующее не может претерпеть изменения, не теряя своего статуса несуществования, равно как и не может этого сделать, теряя его.

Тхан: Физика говорит, что источник проявляющегося потенциала содержится в энергии вакуума.

Мэтью: Значит, речь идет о видимой конкретизации этой энергии.

Тхан: Вопрос ставится так: каким образом был создан этот вакуум? Было ли вначале ничто, затем некая непротяженность, и потом появился полный энергии вакуум, а с ним время и пространство?

Мэтью: Непротяженность без причины, которая находится в чем-то несуществующем? Честно говоря, очень странное начало!

Большой взрыв или любое другое «начало» очередной вселенной не может появиться без причин или условий. Это не означает, что у мира явлений должна быть первичная и единая причина – просто он не может появиться из ничего. С другой стороны – и это основа буддийского взгляда, – явления и время не могут по-настоящему начаться и не могут так же закончиться как отдельные сущности, потому что они нереальны. Когда мы говорим о происхождении, наш ум сразу думает о происхождении «чего-то». Понятия начала и конца Вселенной находятся в области относительной истины. С точки зрения абсолютной истины, они не имеют никакого смысла. Например, когда мы видим огонь на экране в кинотеатре, мы совершенно не задаемся вопросом, откуда здесь этот огонь. Только действительно нецивилизованный человек, который ничего не знает о кино, бросится поливать экран водой. Все религии и философии столкнулись с проблемой Творения. Наука справилась с этим, отвергая понятие бога-творца, в котором она не нуждается. Буддизм же отвергает даже понятие начала.

Тхан: Помнишь знаменитый анекдот из жизни великого математика и физика ХVIII века Пьера Симона де Лапласа? Когда ученый подарил экземпляр своего труда «Трактат о небесной механике» Наполеону, император упрекнул его, что тот ни разу не вспомнил о Великом архитекторе. Лаплас тогда ответил: «Ваше Величество, я не нуждался в этой гипотезе».

Но все же есть вопросы, которые по-прежнему остаются без ответа. Почему существует Вселенная? Почему действуют законы физики? Почему произошел Большой взрыв? И, наконец, знаменитый вопрос Лейбница: «Почему существует «что-то», а не «ничто»? Ведь «ничто» проще и понятнее, чем «что-то». К тому же, соглашаясь с тем, что вещи должны существовать, мы должны задуматься, почему они должны существовать именно таким образом, а не каким-нибудь иным».

Мэтью: Можно было бы ответить известной фразой Нагарджуны: «Раз все есть пустота – все может существовать». Сутра Совершенства Мудрости уточняет: «Вещи проявляются, но они пусты; вещи пусты, но они проявляются». Согласно буддизму, пустота – это не только окончательная природа вещей, но также и потенциал, который позволяет этим вещам проявляться в бесконечности. Простой пример. Континенты, деревья, леса могут проявляться, потому что пространство позволяет этому проявлению быть. Если бы небо было из камня, ничего не могло бы в нем произойти. И подобным же образом: если бы реальность была неизменной, постоянной, с одними и теми же качествами, то не было бы шанса даже для малейшей перемены – явления не могли бы проявляться. Именно потому, что вещи лишены собственного существования, они могут проявляться бесконечно разными способами. Понимая, что все само по себе является пустым, можно также лучше понять функционирование относительной, условной истины. Этот процесс не является хаотичным: естественная гармония между причинами и следствиями возникает из законов причинности. Это буддийская пустота. Она не является ничем – она есть отсутствие постоянного и независимого существования явлений.

Тхан: Многие люди все же соотносят понятие пустоты с «ничто». В ХIХ в. буддизм даже обвиняли в нигилизме.

Мэтью: Это серьезная ошибка. Мы считаем, что есть две крайние точки зрения, одинаково ошибочные: нигилизм и материалистический реализм – его буддизм называет «этернализмом», потому что в этой системе явления овеществляются и постулируется существование неизменной материи, состоящей из твердых частей. С другой стороны, когда Лейбниц задавался вопросом «почему существует что-то, а не ничто», он опирался на предположение, что действительно что-то существует. Таким образом, надо начинать с вопроса о существовании объективной реальности. Согласно буддийскому Срединному пути не существует «ничто» (нигилизм), и так же не существует «что-то» (материалистический реализм). Отвечая Лейбницу, можно было бы задать вопрос: «Почему бы вещам не быть, раз явления возможны?». Природа взаимосвязанных явлений, воспринимаемых, хотя и лишенных собственного существования, противоречит обычным концепциям, поскольку ее нельзя назвать ни существующей, ни несуществующей. У интеллекта есть свои границы, и он не может понять природу реальности с помощью обычных умопостроений. Только непосредственное знание, выходящее за пределы дискурсивного мышления, может познать природу мира явлений как недвойственную, когда понятия объекта и субъекта уже не имеют никакого значения.

Тхан: Вернемся к этому базовому вопросу при обсуждении отношений квантовой механики с философией. Поскольку я привел научное представление истории Вселенной, мне хотелось бы узнать, каким представлял устройство мироздания Будда.

Мэтью: В эпоху, когда родился Будда Шакьямуни, индуизм представлял мифологическое и символическое описание космоса. Когда Будда достиг Просветления в 528 г. до н.э., он изнутри своего медитативного опыта увидел, что мир характеризуется взаимозависимостью, и что его природа лишена отдельной и постоянной сущности. Эта взаимозависимость естественным образом содержит в себе сознание. Знание этого имеет принципиальное влияние на нашу концепцию существования, на наше счастье и наше страдание. Понимание эфемерности взаимодействия явлений как постоянных сущностей тоже является причиной нашей укоренившейся веры в «Я» и в тот факт, что вещи обладают неизменными качествами. Такой устоявшийся способ переживания реальности служит объяснением тех мириад импульсов к притяжению и отталкиванию, которые являются источником нашего страдания. Создается разделенность между тем, как вещи для нас проявляются, и тем, каковы они на самом деле. Таким образом, сама концепция «Я» – только мимолетное искажение ума. Но если мы знаем, что явления эфемерны и взаимозависимы, мы уже так не привязываемся к ним. Мы освобождаемся от ошибки. Именно поэтому знание является освобождающим. То, что мы называем «нирваной», есть не что иное, как угасание мыслей блуждающего интеллекта. Об этом написано в «Украшении сутр»: «Освобождение – это угасание ошибки».

Тхан: Наука ХХ века тоже открыла понятие взаимозависимости. Но я хотел бы вернуться к моему вопросу: дает ли буддизм описание возникновения нашей Вселенной?

Мэтью: Да, но делает это таким образом, чтобы описание не превратилось в догму. Некоторые аспекты буддийской космологии в данный момент неактуальны, однако у них, кроме всего прочего, есть символическое значение, связанное с практикой медитации. Внешне это описание соотносится с идеями той эпохи – они были заимствованы буддизмом, и сам Будда их не провозглашал. Эта космология не принимает во внимание буддийский анализ понятия «реальность». Концепция формирования Вселенной связана с относительной истиной, буддизм же говорит о «частицах пространства», которые представляют не объекты, а только потенциал проявления. Далее говорится о выражении этой «полной пустоты» в форме пяти «ветров», или энергий, которые на санскрите обозначаются словом «прана». Эти энергии проявляются в виде света пяти разных цветов, которые постепенно материализуются как пять элементов – Воздух, Вода, Земля, Огонь и Пространство. Их комбинация создает своего рода «суп», океан стихий, в котором элементы перемешиваются и под влиянием первичной энергии из них возникают небесные тела, континенты, горы и, в конце концов, живые существа. Таким вот образом возникла наша Вселенная в бесконечном ряду других вселенных. Мы не рассматриваем акт первичного творения, потому что концепция единой причины бездоказательна.

Тхан: Несмотря на образный язык, это описание начала мира поразительно напоминает современные гипотезы рождения Вселенной – мы далеки от концепции мира, который был бы результатом милости или гнева богов. Но больше всего меня заинтриговала близость значений понятия «полная пустота» в науке и в буддизме.

Мэтью: Согласен, но все же между ними есть большая разница. Наука говорит о Вселенной как об объекте. Согласно буддизму – и к этому мы придем в дальнейших рассуждениях, – Вселенная не является независимой от сознания. Причем, утверждая это, мы, тем не менее, избегаем ловушки идеализма, согласно которому мир был бы только проекцией сознания, поскольку говорим, что объект и субъект формируют друг друга. В этом описании буддизм рассматривает циклическую Вселенную, но не повторяющуюся, как в философии стоицизма. Один цикл состоит из четырех периодов, таких как формирование, существование, распад и отсутствие каких-либо проявлений (пауза между двумя вселенными). «Частицы пространства» заполняют промежуток между вселенными. И у этого процесса нет ни начала, ни конца.

Тхан: Не возникла ли эта точка зрения под влиянием индуизма, который утверждает, что Вселенная «дышит» и экспансия соответствует выдоху, а сокращение – вдоху?

Мэтью: Это поэтический образ, но некоторые школы индуизма видят за циклической вселенной одну либо несколько неизменных созидающих сущностей, что согласно буддизму неприменимо и нелогично.

Тхан: Идея циклической вселенной появилась и в современной научной космологии. Когда в нашей Вселенной будет достаточно материи, то в определенный момент ее притягивающая сила гравитации окажется в состоянии удержать процесс экспансии и даже повернуть вспять убегание галактик. И тогда получится Большой взрыв наоборот, то есть Большой коллапс. Звезды испарятся в невообразимо высокой температуре, материя дезинтегрируется и распадется на элементарные частицы. Вселенная закончит свое существование в фантастическом апофеозе света. Ее размеры станут предельно малы, а температура и плотность – предельно велики. Время и пространство опять потеряют свое значение. Но вот способна ли вселенная, которая уничтожает сама себя, возродиться из пепла подобно Фениксу, чтобы начать новый цикл, в котором, возможно, будут другие законы физики? Этого никто не знает, потому что, как мы уже отмечали, современная физика теряет почву под ногами, когда наступет время Планка и температура и плотность становятся экстремальными.

Мэтью: В соответствии с буддийскими представлениями концом цикла является окончательное выгорание (говорится о семи последовательных фазах огня, который поглощает всю видимую вселенную). Затем остатки вселенной поглощаются вакуумом, после чего может начаться новый цикл.

Тхан: Согласно современной космологии, когда вселенная возрождается, то новый цикл, хотя он и следует за предыдущим, не протекает идентично. Вселенная накапливает все больше энергии, и это ведет к тому, что каждый новый цикл будет длиннее предыдущего, а максимальный размер космоса в каждом новом цикле будет увеличиваться. Это напоминает идею повторяющейся цикличной вселенной, о которой ты говоришь. Однако если наша Вселенная не обладает достаточным количеством материи для того, чтобы сила гравитации могла сдерживать экспансию, она будет расширяться до бесконечности, и следующий цикл не начнется. Звезды постепенно сожгут свои запасы ядерного топлива – погаснут и не будут больше освещать небосвод. Мир погрузится в долгую мрачную ночь, постепенно исчезнет тепло – температура приблизится к абсолютному нулю, правда, никогда его не достигнет. Из-за отсутствия энергии не сможет существовать жизнь – в том виде, в каком мы ее знаем. В очень отдаленном будущем Вселенная будет только великим океаном излучений элементарных частиц. Англо-американский физик Фриман Дайсон предположил, что облака электронов и антиэлектронов могли бы составлять материальную основу сознания. В свете последних исследований нужно было бы в пять раз больше материи, чем то количество, которое полагается в настоящий момент, для того чтобы экспансию можно было предотвратить. Однако точно оценить количество материи во Вселенной непросто, поскольку существует огромное количество так называемой «темной материи» (она составляет 90% от всей материи, или даже больше), которая не испускает никакого излучения, а ее присутствие проявляется только посредством гравитационного воздействия на окружение. Лишенный света астроном находится в буквальном смысле в темноте.

В последнее время наблюдения так называемых сверхновых (взрывающихся звезд) в отдаленных галактиках, похоже, указывают на то, что экспансия Вселенной, вместо того чтобы замедляться, как это было бы в случае, если бы в игру входила исключительно сила гравитации, наоборот, ускоряется, что подразумевает существование в космосе силы «антигравитационной». Если этот вывод верен, то Вселенная будет расширяться всегда – разве что новый Большой взрыв наступит каким-то иным способом, если Большого коллапса не произойдет. Но свойства отдаленных сверхновых пока мало изучены, и на данный момент этот вывод остается спорным.

Мэтью: Вселенная, которая понимается как не имеющая начала цепь метаморфоз, не является только миром материальным. Сознание также не имеет начала. Согласно буддизму, дуализм «материя-сознание» – это ложная проблема, потому что ни материя, ни сознание, не обладают независимым существованием. Вопрос отсутствия начала у явлений или у сознания связан с тем, что буддизм называет «неохватимым мыслью». Впрочем, это не означает немого и фатального незнания тайны, которая выше нашего понимания, – нет, это означает лишь невозможность понять ее с помощью обычных концепций. Понятие начала непостижимо не из-за отдаленности во времени или пространстве, а потому, что сам концептуальный ум участвует в причинности – появляется из нее и питается ею. Он просто не может оказаться вне цепи причинности, чтобы определить свое происхождение.

Тхан: Это напоминает утверждение Геделя о неполноте, в соответствии с которым невозможно доказать связанность системы, оставаясь внутри нее. Чтобы это сделать, нужно из нее выйти. Но в любом случае сегодняшняя наука ничего не может сказать о постулате сосуществования сознания и материи с начала времени.

Мэтью: Эта принципиальная непостижимость коренится в абсолютной природе явлений – пустоте или взаимозависимости – и рассеивает иллюзию «овеществления», которая велит нам распознавать в явлениях автономные сущности. Будучи вне всяких концепций, эта абсолютная природа может, следовательно, квалифицироваться как «неохватимая мыслью», причем это определение не является здесь синонимом неведения. Напротив, этот свободный от двойственности, неконцептуальный способ непосредственного постижения характерен для состояния Просветления.

Согласно одному классу буддийских поучений – тантрам, которые анализируют проявление феноменов на внутреннем, созерцательном уровне, первичная природа этих феноменов находится за рамками понятия субъекта и объекта, времени и пространства. Так или иначе, когда мир явлений возникает из первичной природы, ум теряет из виду это единство и намечает искусственную границу между сознанием и миром. Затем это укрепляет разделенность между «я» и «не-я», и так рождается мир неведения, сансара.

Рождение сансары не приходится на какую-то конкретную эпоху – оно отражает в каждое мгновение и в каждой нашей мысли проявление неведения, которое овеществляет мир.

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Подлинно богат только тот, кто дарит»

Лама Оле Нидал

Новости центров