His Holiness Gyalwa Karmapa is the head of Karma Kagyu tradition. He is also known as King of Yogis of Tibet.
 
 

Main events

12.12.2017 - 12.12.2017

Sorry, this entry is only available in Russian.

14.12.2017 - 20.12.2017

Sorry, this entry is only available in Russian.

13.01.2018 - 31.01.2018

In general, the traditional pilgrimage tour will last for one month. The ...

 

Upcoming Events

 
 
Home  → Teachings  → Articles  → Buddhism in Russia  → (Russian) Хамбо Лама Дамба Аюшеев: Интервью (2009)

(Russian) Хамбо Лама Дамба Аюшеев: Интервью (2009)

Глава Буддийской традиционной Сангхи России Хамбо Лама Дамба Аюшеев:
«Если люди, пришедшие к вам, счастливы и нашли себя, то это нужное направление буддизма».
Хамбо Лама Дамба Аюшеев

Хамбо Лама Дамба Аюшеев

– Расскажите, пожалуйста, о роли Хамбо Ламы в бурятском буддизме.

– Исторически институт Хамбо Ламы служит для объединения бурятского народа, который, по сути, представляет собой племена монгольских родов, говорящих на разных диалектах и имеющих разный менталитет.

– Кто был первым Хамбо Ламой?

– Первым Хамбо Ламой был Дамбадаржи Заяев, он родился в 1702 году и прожил 75 лет. Восемнадцать лет он обучался в Тибете, получив полное образование в области философии. Его заслуга в том, что, вернувшись на родину, он построил Хилгантуйский дацан. В 1741 году, после встречи с императрицей Елизаветой Петровной, он получил возможность распространять Учение Будды среди бурятского народа. А в 1764 году, после аудиенции с Екатериной Второй, получил должность Пандидо Хамбо Ламы, главы Ламаистской церкви Восточной Сибири и Забайкалья и тем самым учредил институт Хамбо Лам. Он сумел распространить Учение Будды и получить защиту императоров России. Уходя к своему следующему перерождению, он обещал, что вернется, и через 75 лет, в 1852 году, пришел как Хамбо Лама Итигэлов.

– Кто были ваши предшественники?

– Я являюсь двадцать четвертым Хамбо Ламой, у меня было двадцать три предшественника, и о каждом из них можно рассказывать очень долго. Это были люди, которые прошли через ссылки и сталинские лагеря, сохранив Учение Будды, и вернулись в свой храм. Я упомяну только некоторых. Хамбо Лама Дармаев в 1946 году основал Иволгинский дацан, то есть фактически создал Центральное духовное управление буддистов Советского Союза. Хамбо Лама Гомбоев сумел в 1970 году вместе с монгольским Хамбо Ламой Гомбожаповым открыть буддийский университет в Гандан Тэкчэнлин (ныне Улан-Батор), что позволило организовать подготовку кадров для буддизма. Я сам окончил этот институт. Хамбо Лама Эрдынеев продолжил эту линию, а Хамбо Лама Цыбиков, «последний из могикан», прошел 25 лет Колымы, сохранил свою жизнь и стал нашим двадцать вторым Хамбо Ламой. Это были великие люди.

XII Пандито Хамбо Лама Итигэлов, Тамчинский дацан, 1916 г.

XII Пандито Хамбо Лама Итигэлов, Тамчинский дацан, 1916 г.

– В чем вы видите свою миссию?

– Восстановить то, что было в бурятском буддизме до революции. В основном это философия, Калачакра-тантра, медицина, астрология, живопись и другие традиционные буддийские направления. Можно сказать, что на сегодняшний день мы уже на 80% решили эту задачу. Мы восстановили 95% дацанов, действовавших до революции, – и в Забайкальском крае, и в Иркутской области, и в Бурятии, и в некоторых крупных городах России, в том числе в Санкт-Петербурге. Сейчас наша главная задача – подготовить лам для калмыков, тувинцев, алтайцев, хакасцев – для всех, кто интересуется буддизмом. Мы никому не мешаем, потому что каждый должен сам руководить своей Сангхой или буддийским центром, но, когда у нас есть возможность, мы оказываем помощь – в основном в подготовке специалистов-священнослужителей на базе наших двух высших учебных заведений.

– Что требуется для подготовки этих учителей?

– Прежде всего время. Каждый год к нам в Буддийский университет «Даши Чойнхорлинг» имени Дамбадаржи Заяева приходят учиться 80–90 молодых людей, и это очень хорошая статистика. Но срок обучения у нас очень длительный – полноценного ламу мы готовим шестнадцать лет. При том что я являюсь Хамбо Ламой с 95-го года, то есть тринадцать лет, – и этого времени пока еще недостаточно, чтобы говорить о результатах подготовки кадров.

– А светские власти идут вам навстречу?

– У нас нет никакого недопонимания с властями. Если есть необходимость, мы стараемся помочь, но такие вещи, как, например, ежедневное преподавание в школах, у нас не практикуются. Мы находимся в отдалении от сельских поселений, и поэтому кому надо, тот сам приходит к нам и получает помощь.

– Какие новые проекты вы планируете?

– Восстановление всех дацанов, строительство дуганов и ступ. Дуганов – в большей степени, потому что ступы мы в целом уже восстановили. Дацан – это комплекс, внутри которого находятся дуганы, в каждом дацане должно быть минимум 5–6 дуганов. У каждого дацана есть и свои проекты: исходя из своих потребностей и возможностей, люди или восстанавливают дуган, или строят дом для ламы, или готовят кадры.

– Что вы думаете о проекте строительства буддийской ступы в Москве на Поклонной горе совместными силами всех буддистов России?

– Поклонная гора – это место погребения людей. Там мы могли бы построить только один вид ступы – субурган, посвященный человеку, уходящему из этого мира страданий. Другая ступа на кладбище для нас неприемлема.

– Какие буддийские практики вы можете порекомендовать мирянам?

– Хамбо Лама Итигэлов говорил: «Незамедлительно, с этого дня, начинайте практику десяти благих деяний». Речь идет о благих деяниях для мирян: не убей, не укради и так далее – все, что связано с человеком, с его мыслями, с его умом. Я бы пожелал, чтобы люди занимались этой практикой, особенно те, кто живет в городе.

Лама Оле Нидал и Хамбо Лама Дамба Аюшеев
– После общения с Ламой Оле что вы думаете о деятельности Кагью во всем мире и, в частности, в России?

– Вы работаете очень дружно, спокойно, по-буддийски, и в этом отношении к вам можно только выразить уважение. Вы ни с кем не конфликтуете и занимаетесь самосовершенствованием, а это и есть основная практика буддиста. Европейские ценности помогают вам в понимании Учения Будды. Я думаю, практика Карма Кагью подходит для сегодняшних европейцев, она соответствует вашему менталитету. Хотя мы сами не относимся к Кагью, я считаю, что если люди, пришедшие к вам, счастливы и нашли себя, то это нужное направление буддизма.

– В этом году в Бурятию приедет Гьялва Кармапа. Готовы ли вы его принять?

– У нас есть традиция оказывать подобающий прием уважаемому человеку, ринпоче, который приезжает в Иволгинский дацан. Здесь нет никакой политики, мы принимаем буддиста как буддисты, по-человечески.

«Если люди, пришедшие к вам, счастливы и нашли себя, то это нужное направление буддизма».

- Расскажите, пожалуйста, о роли Хамбо Ламы в бурятском буддизме.

- Исторически институт Хамбо Ламы служит для объединения бурятского народа, который, по сути, представляет собой племена монгольских родов, говорящих на разных диалектах и имеющих разный менталитет.

- Кто был первым Хамбо Ламой?

- Первым Хамбо Ламой был Дамбадаржи Заяев, он родился в 1702 году и прожил 75 лет. Восемнадцать лет он обучался в Тибете, получив полное образование в области философии. Его заслуга в том, что, вернувшись на родину, он построил Хилгантуйский дацан. В 1741 году, после встречи с императрицей Елизаветой Петровной, он получил возможность распространять Учение Будды среди бурятского народа. А в 1764 году, после аудиенции с Екатериной Второй, получил должность Пандидо Хамбо Ламы, главы Ламаистской церкви Восточной Сибири и Забайкалья и тем самым учредил институт Хамбо Лам. Он сумел распространить Учение Будды и получить защиту императоров России. Уходя к своему следующему перерождению, он обещал, что вернется, и через 75 лет, в 1852 году, пришел как Хамбо Лама Итигэлов.

- Кто были ваши предшественники?

- Я являюсь двадцать четвертым Хамбо Ламой, у меня было двадцать три предшественника, и о каждом из них можно рассказывать очень долго. Это были люди, которые прошли через ссылки и сталинские лагеря, сохранив Учение Будды, и вернулись в свой храм. Я упомяну только некоторых. Хамбо Лама Дармаев в 1946 году основал Иволгинский дацан, то есть фактически создал Центральное духовное управление буддистов Советского Союза. Хамбо Лама Гомбоев сумел в 1970 году вместе с монгольским Хамбо Ламой Гомбожаповым открыть буддийский университет в Гандан Тэкчэнлин (ныне Улан-Батор), что позволило организовать подготовку кадров для буддизма. Я сам окончил этот институт. Хамбо Лама Эрдынеев продолжил эту линию, а Хамбо Лама Цыбиков, «последний из могикан», прошел 25 лет Колымы, сохранил свою жизнь и стал нашим двадцать вторым Хамбо Ламой. Это были великие люди.

- В чем вы видите свою миссию?

- Восстановить то, что было в бурятском буддизме до революции. В основном это философия, Калачакра-тантра, медицина, астрология, живопись и другие традиционные буддийские направления. Можно сказать, что на сегодняшний день мы уже на 80% решили эту задачу. Мы восстановили 95% дацанов, действовавших до революции, – и в Забайкальском крае, и в Иркутской области, и в Бурятии, и в некоторых крупных городах России, в том числе в Санкт-Петербурге. Сейчас наша главная задача – подготовить лам для калмыков, тувинцев, алтайцев, хакасцев – для всех, кто интересуется буддизмом. Мы никому не мешаем, потому что каждый должен сам руководить своей Сангхой или буддийским центром, но, когда у нас есть возможность, мы оказываем помощь – в основном в подготовке специалистов-священнослужителей на базе наших двух высших учебных заведений.

- Что требуется для подготовки этих учителей?

- Прежде всего время. Каждый год к нам в Буддийский университет «Даши Чойнхорлинг» имени Дамбадаржи Заяева приходят учиться 80-90 молодых людей, и это очень хорошая статистика. Но срок обучения у нас очень длительный – полноценного ламу мы готовим шестнадцать лет. При том что я являюсь Хамбо Ламой с 95-го года, то есть тринадцать лет, – и этого времени пока еще недостаточно, чтобы говорить о результатах подготовки кадров.

- А светские власти идут вам навстречу?

- У нас нет никакого недопонимания с властями. Если есть необходимость, мы стараемся помочь, но такие вещи, как, например, ежедневное преподавание в школах, у нас не практикуются. Мы находимся в отдалении от сельских поселений, и поэтому кому надо, тот сам приходит к нам и получает помощь.

- Какие новые проекты вы планируете?

- Восстановление всех дацанов, строительство дуганов и ступ. Дуганов – в большей степени, потому что ступы мы в целом уже восстановили. Дацан – это комплекс, внутри которого находятся дуганы, в каждом дацане должно быть минимум 5-6 дуганов. У каждого дацана есть и свои проекты: исходя из своих потребностей и возможностей, люди или восстанавливают дуган, или строят дом для ламы, или готовят кадры.

- Что вы думаете о проекте строительства буддийской ступы в Москве на Поклонной горе совместными силами всех буддистов России?

- Поклонная гора – это место погребения людей. Там мы могли бы построить только один вид ступы – субурган, посвященный человеку, уходящему из этого мира страданий. Другая ступа на кладбище для нас неприемлема.

- Какие буддийские практики вы можете порекомендовать мирянам?

- Хамбо Лама Итигэлов говорил: «Незамедлительно, с этого дня, начинайте практику десяти благих деяний». Речь идет о благих деяниях для мирян: не убей, не укради и так далее – все, что связано с человеком, с его мыслями, с его умом. Я бы пожелал, чтобы люди занимались этой практикой, особенно те, кто живет в городе.

- После общения с Ламой Оле что вы думаете о деятельности Кагью во всем мире и, в частности, в России?

- Вы работаете очень дружно, спокойно, по-буддийски, и в этом отношении к вам можно только выразить уважение. Вы ни с кем не конфликтуете и занимаетесь самосовершенствованием, а это и есть основная практика буддиста. Европейские ценности помогают вам в понимании Учения Будды. Я думаю, практика Карма Кагью подходит для сегодняшних европейцев, она соответствует вашему менталитету. Хотя мы сами не относимся к Кагью, я считаю, что если люди, пришедшие к вам, счастливы и нашли себя, то это нужное направление буддизма.

- В этом году в Бурятию приедет Гьялва Кармапа. Готовы ли вы его принять?

- У нас есть традиция оказывать подобающий прием уважаемому человеку, ринпоче, который приезжает в Иволгинский дацан. Здесь нет никакой политики, мы принимаем буддиста как буддисты, по-человечески.

Вопросы задавал Анатолий Соколов

Статья взята из журнала «Буддизм.Ру», №15, 2009 г.

Share:

 
Subscription:
«Buddhism today»
RSS
 
 

Regional news