Лопён Цечу Ринпоче (1917–2003) был учителем королевской семьи Бутана. В 1968 году он стал первым учителем Оле и Ханны Нидал
 
 

Главные события

14.12.2017 - 20.12.2017

Он традиционно состоится в Бодхгае (город в Индии, где Будда Шакьямуни достиг ...

13.01.2018 - 31.01.2018

В целом традиционный паломнический тур по стране продлится один месяц. География тура ...

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Практический буддизм  → Буддист. Гедонист. Стратег. Интервью с Ником Сабевым

Буддист. Гедонист. Стратег. Интервью с Ником Сабевым

ЛЕТОМ 2014 ГОДА НИК САБЕВ ПРИЕХАЛ ИЗ БОЛГАРИИ СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В КУРСЕ В КАЛУГЕ В КАЧЕСТВЕ УЧИТЕЛЯ АЛМАЗНОГО ПУТИ.

Как известно, прошлым летом Лама Оле Нидал не смог приехать в Россию и попросил своих учеников его заменить. Ник говорит по-русски с легким акцентом, но хорошо понимает местный менталитет — его мама родом из России, и он всегда старался поддерживать связи с нашей страной.

img51

Ник, скажи пару слов о себе.

НИК САБЕВ: Я из Болгарии, мне 54 года, медитировать я начал в 48 лет. В 2004 году моя дочь, которая раньше меня стала буддисткой — по крайней мере в этой жизни (смеется), — пригласила меня на лекцию Ламы Оле. Мне очень понравилось все, что я услышал. Я попросил дочь позвать меня опять — и ушел. И только в 2008 году начал практиковать.

А в 2011 году ты уже стал учить. Как тебе удалось достичь этого так быстро?

НИК САБЕВ: Быть учителем — не какой-то особенный статус, это дополнительная ответственность и забота. У меня всегда было достаточно забот в Болгарии: компания, в которой работает 2000 человек, семья. Я работаю по 10–12 часов в день. До 2011 года я предполагал помогать буддизму, используя только свои финансовые возможности, строить центры. У меня это хорошо получалось; я никогда не думал, что могу учить. После просьбы Ламы я стал читать книги по буддизму, но вскоре понял, что это не для меня. Люди, которые придут слушать мои лекции, достаточно умные и зрелые, чтобы самостоятельно прочитать «Каким все является» или «Драгоценное украшение Освобождения». Я понял, что Лама попросил меня делиться опытом, который поможет другим не совершать моих ошибок или справляться с ними легче и быстрее. Теперь я должен находить время не только на медитацию и курсы с Ламой, но и на то, чтобы путешествовать и учить. На практике это означает — без выходных. Я три года спал по шесть часов, но тело не выдержало, я заболел, и Лама дал мне отпуск. Я сейчас в отпуске (смеется). За это время у меня был курс по Основополагающим упражнения в КБЛ, несколько лекций в Болгарии, по средам лекции в Русе, где я живу. Быть учителем — не какой-то особенный статус, это дополнительная ответственность и заботаВ общем, пока возможности отдохнуть не было. Я обещал своей младшей дочери, которой 10 лет, поехать в выходные на море. Погода была плохая, но дочь сказала: «Папа, самое главное, что мы вместе, остальное не имеет значения». Я так обрадовался! Но в пятницу вечером у меня была публичная лекция в Варне, потом вопросы и ответы, и дочь ждала окончания. В субботу вечером была лекция в ретритном центре, а в воскресенье четыре часа объяснений по Основополагающим упражнениям. И когда закончились эти выходные, на обратном пути в Русу дочь сказала: «Попробуй в следующие выходные быть только со мной».

Ты много говорил о радости и избытке. Благодаря чему появляется твой избыток?

НИК САБЕВ: Я всегда делаю только то, что хочу. Всегда, всю жизнь. А избыток появляется благодаря работе для других и дисциплине. И благодаря тому, что выполняешь свои обещания.

Когда слушаешь твои лекции, возникает ощущение, что ты — гедонист, сидишь с бокалом вина, наслаждаешься жизнью. Как в тебе сочетается дисциплина и радость?

НИК САБЕВ: Мы же Кагью, мы любим удовольствия, но стараемся за них не цепляться. А сочетать радость и дисциплину несложно: нужно просто почитать про Шесть парамит (смеется). Буддизм — очень простая материя, в ней нет ничего мистического. Но его нужно чувствовать в сердце; когда он только в голове — это не буддизм. Поэтому нужна тренировка. Надо начать с того, что легче удается, и потом расширять свою практику. Мы не бросаемся в десятичасовые медитации и в трехлетние ретриты, мы делаем короткие медитации, по пятнадцать минут — снова и снова, пока это не становится привычкой. Одновременно появляется привычка осознавать, смотреть, различать, не говорить глупостей. Нам становится легко, и появляется больше радости, потому что удается удерживать стабильность без усилий. Не так ли? Мы перестаем делать то, за что утром пришлось бы извиняться.

img673Есть поучение о Махамудре, что нужно быть расслабленным, спонтанным, принимать все ситуации и так далее. Нужно ли воспринимать это буквально — расслабляться, переставать работать и ждать, пока ситуация сама сложится благоприятным образом?

НИК САБЕВ: В буддизме говорится только о той расслабленности, в которой ты можешь переживать все свои качества, в которой ты чувствуешь радость и хочешь что-то сделать для других. Что такое Состояние истины, Состояние радости и Состояние активного сочувствия? Лама Оле объяснил это очень просто: расслабляешься и все понимаешь — это Состояние истины, чувствуешь радость от этого — это Состояние радости, и хочешь поделиться этим, сделать что-нибудь для других — это Состояние излучения. Вот такой практичный буддизм.

Расскажи о своем бизнесе, о компании, в которой работает 2000 человек. Как ты с этим справляешься? Получается ли делегировать какие-то обязанности?

НИК САБЕВ: Получается, но все равно приходится много работать, и мне это нравится. У нас много серьезных проектов, в которых я основной двигатель. Моя задача — стратегическое планирование, я очень хорошо это умею, поэтому компания быстро развивается. Еще я люблю логистику, это для меня, — как детская игра «Лего».

Ты закончил нёндро за четыре года. Но при этом ты продолжал заниматься бизнесом. Как ты сочетал интенсивную практику со всеми остальными делами?

НИК САБЕВ: К сорока восьми годам я совершил немало ошибок: не платил налоги, дрался и так далее. У меня интересное прошлое. И я понял, что другого шанса не будет. Для того чтобы изменить свою жизнь, перестать наступать на одни и те же грабли, у меня есть только одна возможность — медитация. Да, материально я был богат, но при этом испытывал огромную неудовлетворенность, агрессию, все эти взлеты и падения. Как только я побеждал, приходил кто-то еще, и опять приходилось драться. Если вы посмотрите на жизнь богатых людей вблизи, то увидите, что они редко бывают счастливы. Материальная обеспеченность не гарантирует стабильности.

Расскажи о своих друзьях.

НИК САБЕВ: Раньше у меня не было друзей: были партнеры, с которыми меня связывал общий интерес. Я помогал им, они помогали мне. Сейчас я понимаю, что недостаточно давать людям возможность разбогатеть — нужно быть хорошим примером, чтобы они могли становиться богатыми независимо от меня. Это самое лучшее. Это дар! Сейчас я в основном дружу с буддистами. Но в моей компании есть люди, с которыми я начинал. Настоящие генералы! Они не медитируют, но уважают то, что я делаю, потому что они со мной уже 21 год и знают, что мои слова не расходятся с делом.

Ты берешь на работу буддистов?

НИК САБЕВ: Делал такие ошибки поначалу (смеется). Ошибка состояла не в том, что я нанимал буддистов, а в том, что я разделял сотрудников на буддистов и небуддистов. Это двойной стандарт. Поначалу я был более лоялен к буддистам — ведь они друзья, им нужно ехать на курс с Ламой… Таким образом я был нечестен с остальными. Как только я перестал относиться к буддистам как к особенным людям, все стало получаться. Сейчас в моей компании работают три директора-буддиста, двое из которых — мои практикующие дочери. Все они прошли проверки и доказали, что являются сильными личностями. Но вначале приходили люди, которые думали, что они смогут получать деньги, — не работая, потому что Ник — буддист, он добрый и сочувствующий. Однако, как оказалось, я хотел, чтобы они работали. Для некоторых это было трудно — и не потому, что буддисты не хотят работать, а потому, что они выбрали эту работу из-за меня, а не из-за того, что умели ее делать. Сейчас эти люди нашли свое место в других компаниях, где у них все хорошо получается.

Расскажи про свою связь с Россией. Почему ты решил поехать в Россию учить?

НИК САБЕВ: У меня мама русская. Мама и Лама — самое ценное (смеется). Я не хочу терять связи с Россией, поэтому отправил старшую дочь Лору учиться в Санкт-Петербург. Что касается моих поездок, то учителя Алмазного пути приезжают туда, куда их приглашают. Весной прошлого года (2013 — Прим. ред.) меня пригласили провести ретрит по нёндро в Карелии, где одновременно проходил курс тханкописи. Курс прошел отлично, и меня позвали в Киев, Чернигов и Одессу. Летом я встретился с Ламой Оле в Калуге и поехал с ним в тур по России и Украине. А потом я попросил Ламу подключить меня к работе над проектом расширения московского буддийского центра Big Moskovsky, которому я очень хотел помогать.

Почему ты считаешь этот проект важным?

НИК САБЕВ: Сейчас новички, которые приходят в центр, видят не красивые статуи или тханки, они видят, что буддисты сидят в маленькой квартирке, медитируют по сто человек в тесноте, здесь же живут, здесь же пьют чай. Они могут решить, что это несерьезно. Я не имею в виду буддистов, у которых сильные связи. Мы связаны с Ваджраяной по предыдущим жизням, в которых мы что-то делали совместно с Ламой, воровали лошадей (смеется) или еще что-то. Но ведь наша работа заключается в том, чтобы работать для других. Если новые люди хотя бы задумаются о том, что такое буддизм, хоть раз услышат мантру КАРМАПА ЧЕННО — значит, мы создали связь и обеспечили им хорошее будущее в следующей жизни. Буддизм — это серьезное предложение обществу. И у нас есть люди, у которых все хорошо. Может, поэтому Лама попросил меня учить. У меня все хорошо, все получается, и я буддист! Я достаточно известный человек, но живу в буддийском центре, хотя у меня есть замок на берегу Дуная. Я медитирую по четыре часа в день, назначаю встречи в нашем ресторане. Я хочу быть примером. Вся наша Сангха, шестьдесят человек, живет практически публично, как в аквариуме или в ток-шоу «Большой Брат». У нас есть кафе для горожан, есть ресторан, гомпа. Любой может увидеть, как мы живем, что делаем. Так же будет и в большом московском центре. Москвичи смогут увидеть, что такое буддизм и кто такие буддисты. А если мы покажем свое реальное лицо Москве, его увидит и вся Россия.

Интервью взяла Мария КОСОВСКАЯ

Журнал Буддизм.ru №25 (2015)

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Не беспокойся, не нужно ничего делать. Все происходящее в уме лишено всякого смысла, поскольку нереально. Не цепляйся, не оценивай»

Гендюн Ринпоче, 1918–1997

Новости центров