Шераб Гьялцен близкий ученик Шестнадцатого Гьялвы Кармапы Рангджунга Ригпе Дордже
 
 

Главные события

14.12.2017 - 20.12.2017

Он традиционно состоится в Бодхгае (город в Индии, где Будда Шакьямуни достиг ...

15.12.2017 - 15.12.2017

Лама Оле Нидал будет проводить медитационные курсы и лекции в обоих полушариях. ...

13.01.2018 - 31.01.2018

В целом традиционный паломнический тур по стране продлится один месяц. География тура ...

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Философия  → Истинные качества буддийского учителя. Кюнзиг Шамар Ринпоче

Истинные качества буддийского учителя. Кюнзиг Шамар Ринпоче

Поскольку поучения Будды чрезвычайно глубоки и обширны, быть по-настоящему хорошим учителем очень трудно. Для того чтобы стать действительно знающим человеком, необходимо достичь уровня, на котором суть просветленного ума раскрывается во всей полноте и не остается места ложным взглядам. Людей, достигших такого состояния, очень мало. Однако существует множество образованных учителей, которые хорошо разбираются в основных понятиях буддизма. Они искусно наставляют учеников в чисто академической манере. 

Подготовка ученых осуществляется достаточно строго, ведь им необходимо изучить огромный объем материала. В традиции тибетского буддизма существует большое собрание комментариев к сутрам, тантрам, а также — пояснения к другим исследованиям, появившимся в связи с учением Будды. Столетия прошли с тех пор, как труды Нагарджуны, Асанги и других совершенных людей и великих ученых были переведены с санскрита и перенесены в Тибет. Там они, в свою очередь, стали предметом дальнейших комментариев бесчисленного количества тибетских философов. С того времени традиция претерпела много изменений: для разъяснения всевозможных теорий обсуждали разные темы, постоянно пересматривали и рецензировали различные работы. 

В высших учебных заведениях (тиб. — «шедра»), представляющих основные традиции тибетского буддизма, области исследования схожи. Видение Мадхьямики считается наивысшим в контексте традиции Махаяна-Сутры (сутр Махаяны). Осваивая его, человек приходит к точному пониманию конечного взгляда, известного как прамана (тиб. — «цема»). Прамана — это исследование с помощью дебатов и анализа различных философских школ, изучающих, как ум познает относительные и абсолютные явления. Праджняпарамита-сутра (совершенство мудрости) раскрывает поэтапный путь к Просветлению согласно традиции Бодхисаттвы. Абхидхармакоша — это детальный анализ колесниц шраваков и пратьекабудд, которые составляют традицию Тхеравады. Ученые изучают также Винайю (дисциплину) и тантрическую философию. Чем глубже исследуют эти аспекты, тем сложнее и обширнее объяснения. Известно, что учеба может длиться 15–20 лет и более. Кроме того, ученики осваивают такие дополнительные  предметы, как санскрит, астрологию и лингвистику, включающую в себя грамматику, поэзию и литературу.

Хотя получить ученое звание действительно трудно, способность успешно наставлять учеников при условии владения методами медитации выходит за рамки интеллектуальных достижений. Цель буддийского пути — Просветление, достижение состояния Будд, и ее успешная реализация очень сильно зависит от опыта медитации.

Сегодня полный курс в шедре составляет от 12 до 14 лет. После успешного завершения каждый получает звание, которое указывает на уровень квалификации. Практикуется обстоятельное отношение к учебе, и окончание того или иного курса предполагает обширное знание предмета. Однако это вовсе не говорит о том, что выпускники глубоко постигли поучения, так как истинное знание простирается далеко за пределы простого сбора информации. После еще нескольких лет учебы смысл текстов и писаний станет более ясным, тщательное исследование удалит все противоречия, и вопросов без ответов больше не останется. Для такого человека книги, которая могла бы его чему-либо научить, больше не существует. Достигнув этого уровня, человек может создать научный труд. Составление философского трактата считалось в Тибете чрезвычайно важным обязательством. Если известный ученый обладал обширными познаниями в литературе и опытом ведения дебатов, ему позволялось писать о любом из упомянутых предметов философского исследования. Однако было необходимо защитить свою точку зрения публично. Для этого требовалась большая эрудиция, потому что аргументы, оставшиеся без должных разъяснений, служили основанием для опровержения самого труда и посрамления автора. С другой стороны, высокая оценка работы остальными учеными приносила ему уважение и известность. В среде продвинутых ученых, которых в традициях Кагью, Сакья и Ньингма называли кхенпо, а в традиции Гелуг — геше, высокого положения можно было достичь, лишь создав трактат, выдержавший все нападки и прошедший проверку с самых разных точек зрения. Результатом подобного отношения к статусу ученого в Индии и Тибете стали высокие образовательные стандарты.

Хотя получить ученое звание действительно трудно, способность успешно наставлять учеников при условии владения методами медитации выходит за рамки интеллектуальных достижений. Цель буддийского пути — Просветление, достижение состояния Будд, и ее успешная реализация очень сильно зависит от опыта медитации. Человек может помнить наизусть тысячи книг, однако если он не достиг осознавания, на которое указывал Будда, значит, что поучения Будды пока не привели его к Просветлению. 

Для того чтобы вести ученика по пути медитации, учитель должен иметь совершенные знания и быть искушенным практиком. Различные ощущения и сложности, возникавшие у самого учителя, позволяют ему проникнуть в суть проблем ученика. Такие навыки нельзя получить посредством накопления теоретической информации. Только через опыт можно научиться видеть результаты и ошибки и помогать ученику идти вперед. Кроме того, у каждого человека есть свои уникальные способности и слабости, и поэтому необходимо индивидуальное руководство. Очевидно, что лишь мастера, достигшие высокого уровня постижения, способны давать наставления по медитации. 

Яркий пример ценности подобного обучения —  отношения Миларепы и его ученика Гампопы. Однажды Гампопа, который медитировал в уединении, полностью ослеп. Он на четвереньках приполз к пещере Учителя и поведал ему о случившемся. Гампопа был охвачен страхом. Миларепа же ответил, что беспокоиться не стоит и что происшествие не является ни хорошим, ни плохим. Мастер немедленно установил причину слепоты своего ученика — тот слишком сильно затянул пояс для медитаций! 

В другой раз медитация Гампопы в одиночном отшельничестве была прервана появлением тысячи Будд в пространстве над ним. Он поспешил к Миларепе и стал взволнованно рассказывать, что достиг величайших успехов в практике. Миларепа спокойно ответил: «Если ты надавишь на глаза пальцами, то увидишь два солнца, которые, как и твое видение, всего лишь иллюзия. Это происшествие не является ни положительным, ни отрицательным. Поэтому просто сосредоточься на медитации и не привязывайся к видениям». Поскольку Гампопа доверял учителю и послушался его, видение исчезло.

Именно выдающаяся способность проникать прямо в суть проблемы позволила Миларепе дать ученику правильный совет. Ученый же, просмотрев различные книги, в первом случае предложил бы Гампопе посетить врача, а во втором заявил, что видение Гампопы было действительно великим достижением, и посоветовал  ему стремиться повторить этот опыт.

Итак, правильный учитель — это естественное условие. Если человек стремится стать ученым, его, несомненно, должен наставлять ученый. Если же человек хочет достичь Просветления, руководить им должен мастер медитации.

Сейчас в мире есть множество учителей медитации, но почти все они знают лишь о начальных этапах практики, поскольку сами еще новички. Возможно, они могут обучить первым шагам, но у них отсутствует опыт более продвинутых стадий медитации. Это в равной степени касается как учителей с высоким статусом, так и тех, чье положение считается более скромным, если у них нет богатого прямого опыта медитативного осознавания на высоких уровнях. Они могут быть полезны в качестве лекторов, которые знакомят людей с буддийскими воззрениями. Даже очень эрудированный ученый по сравнению с мастером медитации находится в более низком положении. Сочетание этих качеств — образованности и обширной практики — было бы идеальным, однако время ограничено. Для того чтобы мастерски овладеть теоретическими знаниями, требуются многие годы учебы, но то же самое можно сказать и о совершенствовании в медитации спокойного ума и проникающего видения, вплоть до высшего уровня, известного в традиции Кагью как Махамудра. Истинная цель буддийского пути — Просветление. Миларепа установил, что правильный учитель, правильные наставления, правильная практика и правильные условия дают в сочетании правильный результат. Это относится к успешному продвижению через все стадии развития — от начальной ступени до состояния Будд. Итак, правильный учитель — это естественное условие. Если человек стремится стать ученым, его, несомненно, должен наставлять ученый. Если же человек хочет достичь Просветления, руководить им должен мастер медитации.

По моему мнению, современному буддисту в первую очередь необходимо сформировать четкое понимание сути буддийского пути, а затем продвигаться далее, как можно больше концентрируясь  непосредственно на практике медитации под руководством сведущего наставника. 

Компетентность учителя в таком случае не измеряется ни знанием санскрита или английского, ни степенью кхенпо или геше, — только медитативным опытом и постижением.

 

 

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Как только «отпустишь» желание чего-то достичь, появится пространство – открытое, зовущее, располагающее. Используй его. Все уже ждет тебя»

Гендюн Ринпоче, 1918–1997

Новости центров