Лама Оле Нидал
Начиная с 1972 года Оле Нидал, первый европейский лама и мастер медитации, основал более 650 центров медитации по всему миру
 
 

Главные события

13.12.2017 - 13.12.2017

Лама Оле Нидал будет проводить медитационные курсы и лекции в обоих полушариях. ...

14.12.2017 - 20.12.2017

Он традиционно состоится в Бодхгае (город в Индии, где Будда Шакьямуни достиг ...

13.01.2018 - 31.01.2018

В целом традиционный паломнический тур по стране продлится один месяц. География тура ...

 

Ближайшие события

 
 
Главная  → Учение  → Статьи  → Практический буддизм  → Умирание и смерть. Лама Оле Нидал

Умирание и смерть. Лама Оле Нидал

Австралия, 1997 год

Меня зовут Оле Нидал. Я лама из Дании. Тибетским буддизмом я занялся в 1968 году. Несколько лет провел в Гималаях, и среди того, чему я там научился, — как правильно умирать. Об этом я и хотел бы вам рассказать.

Умирание и смерть, вероятно, как раз та область, где тибетский буддизм может подарить современному миру особенно глубокую и необычную мудрость. Я очень хорошо понимаю, насколько это непростая задача для вашего доверия. Я сижу здесь и говорю как ни в чем не бывало о предмете, который все остальные религии пытаются спрятать под стол, который мечтают и надеются понять, молятся, мечтают и так далее. Тибетский буддизм обладает особым знанием о психологических процессах, происходящих во время умирания, в период перестройки сознания после смерти (когда всплывают подсознательные впечатления, так как чувственное  восприятие больше не работает) и во время перехода в новую жизнь.

Я могу читать такую лекцию, во-первых, потому, что мой собственный учитель, первый сознательно перерождающийся лама Тибета по имени Кармапа, давал подробные поучения на эту тему. Во-вторых, есть и письменный источник, который называется «Тибетская книга мертвых». В-третьих, более 23 тысяч людей во всем мире прошли со мной практику пховы (осознанного умирания) — я научил их умирать в сознании и отсылать свой ум из макушки головы в Чистую страну. На  курсе пховы они тренируются, а потом, когда умирают, все происходит автоматически.

Кроме того, я отношусь к тем людям, у которых есть воспоминания о прошлой жизни. Мне с детства снились сны о том, что я защищаю мужчин в женских одеяниях. Конечно, это были монахи в красных «женских» одеждах — я помню даже цвет. И происходило это в горных областях, очень далеко от Дании. Я сражался с китайцами, атаковавшими тогда Восточный Тибет. Помню их форму, оружие — все.

Более 23 тысяч людей во всем мире прошли со мной практику пховы (осознанного умирания) — я научил их умирать в сознании и отсылать свой ум из макушки головы в Чистую страну. На  курсе пховы они тренируются, а потом, когда умирают, все происходит автоматически.

Меня признали буддийским Защитником — тем, кто появляется в определенное время в определенных местах, когда линия преемственности нуждается в импульсе силы или защите, и это мои собственные причины для того, чтобы читать такую лекцию. А еще ко мне приходили умершие — и все совпадало с информацией, которую передали мои учителя.

Я не артист, прочитавший интересную книгу и пересказывающий ее. Я передаю суть собственного опыта. С ним я работаю и делюсь с людьми во всем мире.

Как правило, я не очень много говорю о себе, ведь каждый по-своему интересен, и, с другой стороны, содержание важнее упаковки. Я считаю, что учение важнее учителя. Как бы то ни было, действительно важную роль играет доверие: я рассказываю о том, о чем вы раньше не слышали и чего не сможете найти ни в каком другом источнике. И нужно было представиться, поскольку польза лекции зависит от уровня вашего доверия.

Для того чтобы понять смерть и перерождение, нужно вспомнить о природе ума, потому что это происходит именно с умом. Есть два аспекта ума: то, что знает, и то, что является объектом знания. То, что знает, открытое ясное безграничное состояние ума — никогда не перерождается. Оно подобно простору океана — всегда одно и то же, без начала и конца.

Однако люди его не ощущают. Они не видят неба, лишь облака, которые появляются и исчезают. Этот сон обусловленного восприятия, сцепки тела, речи и ума, с которой мы отождествляемся, в определенный момент прекращается.

Бывает быстрая смерть — например, можно попасть в аварию или наступить на мину где-нибудь в теплой стране. Бывает медленная, от СПИДа или рака. В любых обстоятельствах, расставание тела и ума происходит по определенному сценарию. Если взять средний вариант, обычное двухнедельное умирание после инсульта или от тяжелой болезни, то, во-первых, мы увидим, что умирающий теряет контроль над телом. Сначала над его твердой частью — человек не может больше нормально двигаться. Далее, над жидкостями в теле — течет изо рта и носа. Затем телесное тепло начинает отступать от конечностей к центру тела. Потом нарушается дыхание. Все это время умирающий то теряет сознание, то снова возвращается. Таков процесс.

Энергия, заполнявшая все тело, начинает стекаться в центральный канал, который проходит ровно посередине, между двумя точками. Первая находится на расстоянии толщины восьми пальцев от макушки, а вторая на расстоянии толщины четырех пальцев ниже пупка. Здесь находится центральная ось «плюс — минус», энергетический канал, и в определенный момент все энергии входят в него. Затем умирающий делает три выдоха, после чего уже больше не вдыхает. И тогда о человеке говорят: «Он мертв». И хотя это не обязательно так, потому что известны случаи, когда людей возвращали к жизни с помощью удара током, и тому подобное, рано или поздно смерть наступает.

Далее происходит вот что. Сначала белая энергия, которая появилась вместе со спермой нашего отца при зачатии много лет назад, начинает двигаться из макушки головы по центральному каналу тела к сердцу. При этом умирающий видит ясный свет, подобный лунному свету, слышит звук ХАНГ и теряет тридцать три чувства, связанные с гневом. Ум тогда становится чрезвычайно ясным. Люди, пережившие клиническую смерть продолжительностью до четырех-пяти минут, когда мозг еще мог сохраниться, подтверждают это. Они рассказывают, что двигались по трубе в направлении света и вспоминали существ, с которыми были раньше, и так далее. Относительно промежутка меньше пяти минут после смерти мы можем свериться с «Тибетской книгой мертвых» и другими буддийскими поучениями. Если возвращение происходит позже, чем через пять минут, то мозг уже настолько поврежден, что человек не может ничего вспомнить. Таким образом, через десять-пятнадцать минут после смерти энергия из макушки головы достигает сердечного центра в середине тела. Это первое движение энергии.

Затем красная энергия поднимается вверх из точки на расстоянии четырех пальцев ниже пупка в центре тела. Эта красная энергия появилась из яйцеклетки нашей матери в тот момент, когда она соединилась со сперматозоидом и начали образовываться миллиарды клеток, которые потом стали нашим телом. Красная энергия тоже поднимается за десять-пятнадцать минут, а умирающий видит теплый свет, подобный свету заходящего солнца, слышит звук «А» и теряет сорок чувств, возникающих из привязанности, жадности и ожиданий. Тогда он переживает интенсивную радость — невероятную, большую, сильную радость.

Через двадцать-тридцать минут после смерти, когда энергии соединяются в сердечном центре в середине тела, сначала все ненадолго становится черным и исчезают семь чувств, которые появляются из неведения. После их исчезновения интенсивное свечение, сила и энергия ума наполняются осознаванием в один момент и в одной точке, и умерший ощущает чрезвычайно яркий свет. И если человек способен осознавать себя во сне (то есть знать, что спит и ему снится сон) и вообще поддерживать хороший уровень осознавания прямо сейчас; если у него чистая совесть, потому что он не играл в странные игры, а держал жизнь в своих руках и наполнял ее смыслом, — у него есть возможность действительно воспринять Ясный свет. Исчезает разделение между пространством и энергией внутри и снаружи, ощущение прошлого, настоящего и будущего — и это полное Просветление.

У нас есть пример Шестнадцатого Кармапы, который знал о времени своей смерти за полтора года, о чем сообщил нам с Ханной. Впоследствии мы отправились проститься с ним вместе с нашими учениками, и обнаружилось, что он сжал тело настолько, что голова уменьшилась на треть, а остальное было размером с туловище ребенка. Я заглянул через смотровое отверстие в ящик, и в этом не было сомнений. При жизни он был одного со мной роста, только шире, плотнее. Когда сжигали тело, его сердце выскочило из печи ко всем нам, стоявшим вокруг, и подкатилось к великому ламе Лопёну Цечу Ринпоче. Кремация состоялась в Сиккиме. Кармапа поистине был знатоком ума.

Если умирающий не способен удержать Ясный свет, если он много лгал и слишком часто дешево продавался и тому подобное, он теряет сознание. Бессознательный период продолжается около трех суток. И это единственное, в чем мои собственные наблюдения не соответствуют «Тибетской книге мертвых». Там говорится, что, умерев, мы теряем сознание на трое с половиной или четверо суток. Однако все люди, которые приходили ко мне после смерти, — моя мама и другие — всегда являлись через шестьдесят восемь часов. Они были совершенно прозрачны, но выглядели точно так, как обычно. Отправлять их в Чистую страну — огромное счастье; не знаешь, куда деться от благодарности, это замечательно. Однако я должен признать такое расхождение с книгой. Я объясняю это тем, что «мои» люди были образованными жителями больших городов, а у землепашцев и кочевников, вероятно, шок умирания продолжается дольше — процессы в их уме протекают медленнее. Это единственное объяснение, которое я могу дать.

Пробудившись, в течение целой недели мы не знаем, что умерли. Не знаем и не хотим знать. Даже если тело еще лежит, мы хотим быстрее от него уйти. Мы еще верим, что находимся в своем теле, и это как бы «стереотипное тело». Все напоминает сумерки, все в каком-то тумане, и мы оказываемся в любом месте, о котором вспоминаем. Думаем о Гренландии — и видим белого медведя, об Индии — и видим священную корову, о Германии — и оказываемся на скоростной автомагистрали. И так мы будем метаться из одной ситуации в другую, приходить к своим родным и друзьям и пытаться выяснить, что происходит, будем удивляться, что они садятся на нас, когда мы расположились на стуле, всегда уходят, если мы с ними заговариваем, и так далее. И лишь спустя примерно неделю,  на десятый день после смерти, мы понимаем, что, должно быть, мертвы. Мы становимся перед зеркалом и обнаруживаем, что у нас нет твердого тела, нет ничего, что мы называли «я».

Это так сильно шокирует, что мы снова теряем сознание. Затем начинают всплывать подсознательные впечатления. В течение последующих двух недель они перемежаются с впечатлениями прошлой жизни. Затем последовательность опыта и поверхностное сознание предыдущего воплощения полностью прерывается, и наиболее сильные подсознательные впечатления постепенно становятся нашей новой жизнью.

При этом у нас могут преобладать различные чувства. Если сильнее всего гордость, то появляется мир, соответствующий гордости. Возникают прекрасные дворцы, всевозможная красота или даже абстрактная красота и абстрактная ясность.
Если это ревность, тогда проявятся оружейные арсеналы, вещи, которые хочется себе добыть, поля сражений.
Если это желание, мы увидим наших будущих родителей, занимающихся любовью, вступим между ними, соединимся с оплодотворенной яйцеклеткой в чреве нашей матери и переместимся в следующую человеческую жизнь.

Есть еще одна возможность. Это может не понравиться, но я не могу улучшать учение Будды просто потому, что кому-то не хочется его слышать. Если мы много лгали, рассказывали небылицы, препятствовали развитию других людей, вполне вероятно, что после смерти мы очень сильно запутаемся и попытаемся скрыться в камнях или кустах. И если там будут сношаться какие-нибудь животные, мы можем оказаться между ними и появиться в новом рождении с четырьмя ногами и красивой шубкой, по крайней мере, на одну жизнь.

Когда нами владеют  ревность и жадность, мы оказываемся в состоянии очень сильного расстройства, где нет никакого удовлетворения.
Возможно, сильнее всего окажутся ненависть и злость, и поистине не нужно желать этого никому. Ведь если подумать о том, как эти чувства проявляются, вам не захочется быть в шкуре тех существ, не захочется поменяться с ними умами. Они действительно страдают.

Я очень советую всем, кто хочет справиться со смертью и превратить остальную свою жизнь в подарок — вследствие того, что большая проблема уже решена, — приехать на один из моих курсов пховы или на курс одного из моих коллег.

Итак, все эти вещи подобны снам. Приятные ощущения после смерти можно сравнить с отпуском, когда мы тратим на удовольствия то, что заработали. Трудности после смерти подобны тому, что мы оказываемся в подвале и чистим картошку, и ждем, пока не расплатимся с долгами. Рано или поздно мы возвращаемся в человеческую жизнь. Здесь очень полезны будут поучения о карме. В них сказано, что впечатления, которыми мы наполнили свой ум за время жизни, определяют ощущения после смерти, а еще  — какое тело, страну, тенденции и желания мы получим, вновь родившись человеком. Потом они ведут нас в следующую жизнь.

Главное — понять, что все это происходило всегда. Никто этого не создавал. Наш ум подобен пространству, он не был сотворен, не может умереть, никто не складывал его по частям, он не может распасться. И он всегда вот так играл сам с собой. И куда бы мы ни посмотрели, везде есть страдание. Поэтому мы советуем людям стремиться в Чистую страну, которую представляет Будда Безграничного Света, по-тибетски «Опаме». Он изображен на тибетском свитке, который висит позади меня. Это состояние величайшего блаженства, и достигается оно благодаря тому, что мы вспоминаем все свои обычные желания и трансформируем их в стремление к Просветлению для блага всех существ.

Оле, как мы можем подготовиться к смерти?

Лучше всего начать с того, что у нас есть, с нашего обычного представления о вселенной, и постараться осознать, что ум не создается мозгом, а трансформируется им. Мозг не радиостанция, а радиоприемник. Ум, подобно информации, неотделим от пространства. Тогда вы поймете, что ум не погибает при распаде мозга. Такое понимание — что ум не создается мозгом, но работает с его помощью, будет хорошей основой.

Затем я посоветовал бы, если это возможно, приехать на один из моих курсов пховы. Конечно, выглядит глупо, что лама сидит и рекламирует сам себя и свои курсы, но все-таки я хотел бы упомянуть об этом. Я дал пхову двадцати трем тысячам человек во всем мире и видел, что это принесло им пользу. Я видел, что они освобождаются от страха смерти, когда учатся правильно умирать. Несмотря на то, что пока очень немногие мои ученики умерли, все же те, кто ушел, сделали это очень хорошо — потому, что научились пхове. Это тайная тибетская практика, не думаю, что она существует вне тибетской культуры. Вы учитесь в медитации отсылать свое сознание из макушки головы прямо в сердце Будды, которого сейчас видите сзади меня. Будда появляется над вами, свой ум вы представляете определенным образом в сердце, посылаете его вверх и сливаетесь с Буддой. Нередко уже в начале или в течение двух-трех дней у всех появляется физический знак на макушке головы: маленькое отверстие в виде небольшого пореза, капельки крови или чего-нибудь подобного. Это значит, что каналы в теле теперь открыты, и когда придет время умереть, человек сможет все сделать «на автопилоте».

Когда я провожу такие практики в Европе, на них присутствует по 1100 человек, и мне нужен бинокль, чтобы разглядеть своих учеников в задних рядах зала. В англоязычном мире мы пока не очень много работали, и группы здесь меньше. Тем не менее я очень советую всем, кто хочет справиться со смертью и превратить остальную свою жизнь в подарок — вследствие того, что большая проблема уже решена, — приехать на один из моих курсов пховы или на курс одного из моих коллег. Другие ламы тоже учат пхове.

Я считаю, что в этом много смысла. Сбросите большой груз со своих плеч.

Спасибо. Это все, что я хотел сказать. До свидания.

 

Видео Смерть и умирание. Лама Оле Нидал

 

 

Поделиться:

 
Подписаться:
«Буддизм сегодня»
RSS
 
 
 

«Не ищи большего, не нужно идти в джунгли, чтобы отыскать слона, спокойно стоящего у дверей твоего дома»

Гендюн Ринпоче, 1918–1997

Новости центров